Риточка. Младшая сестренка

Страница: 5 из 7

обнаженную грудь, но ее соблазнительные окружности были видны в любой одежде. И вообще, все ее тело было ну очень аппетитным — все-таки хорошо, что в детстве она была толстенькая, зато теперь какая сладкая, женственная. Я всегда мечтал о такой партнерше, чтобы было что потрогать, за что ухватить, но как-то не сложилось. Никогда не был поклонником тощих безгрудых моделек, но так получалось, что почти все мои девушки были как на подбор одинаковы — без четкой талии, с маленькими сиськами, тощими задами и узкими бедрами. Рита была совсем не такая, ее хотелось съесть, укусить за ляжку, впиться в задницу зубами, запустить пальцы в сочную плоть, поиграть пышными грудями.

— Грудь? — переспросила она. Я понял — снова застеснялась.

— Да малыш. У тебя шикарная грудь, я всегда мечтал ее потрогать. Позволь мне зайка. Я нежно, тебе понравится.

Она все еще колебалась, и я понял, что от нее нечего ждать инициативы, нужно все делать самому — благо она не противилась, позволяла все подряд. Я нежно просунул руки под ее халатик, довел их к плечам и одним движением скинул его на пол. Теперь она стояла обнаженная, опустив личико, прикрывая длинными волосами свои сисечки. Голой полностью я ее не видел, так что первые мгновения просто любовался ею, удивляясь, как я раньше не замечал, что у меня под носом самая красивая и сексуальная девушка их всех, что я когда-то имел возможность попробовать. Женственные изгибы в сочетании с робостью невинности просто сводили меня с ума, хотелось одновременно и наброситься на нее и так же укрыть, оберегая от любых поползновений. Если до этого я еще оставлял какую-то возможность повернуть назад, отказаться от пагубного греха трахнуть ее, то теперь все было решено окончательно и бесповоротно — она будет моей, обязательно, я буду не я если не уложу ее в кровать. Отдать такую сладкую, изысканную конфетку кому попало, чтоб с нее грубо содрали обертку, сожрали, не различая вкуса, не смакуя, как какую-нибудь дешевую закуску — нет, не будет этого. Я сам должен распробовать ее, должен показать ей, как правильно, как должно быть, чтобы она не давала кому ни поподя, не зная себе цены.

— Ты просто прекрасна. — протянул я, медленно отводя ее локоны назад, обнажая роскошную юную грудь с набухшими нежно-бежевыми сосочками, достаточно крупными и тугими.

— Правда? — недоверчиво спросила она, все так же глядя в пол от смущения.

— Правда. Я никогда не видел такой роскошной фигуры. — это было правдой, я не лукавил, и чтобы ей было не так стыдно, я тоже сбросил с себя штаны и майку. Теперь мы оба были обнаженными, и я мог кожей чувствовать тепло, исходящее от ее тела. — Иди ко мне, солнышко, не стесняйся.

Я обнял ее и вместе с ней сел на кровать, и как только мы оказались близко друг к другу, я сразу же перешел к ласкам — ну, а чего тянуть? Уже нечего было притворяться — после всего, что было, после этих поцелуев, после того как она позволила мне гладить себя между ног, дала довести себя до оргазма, какие могут быть недопонимания? Лично я не испытывал ни малейших угрызений совести, никаких сомнений, никакого стыда. Но может она была смущена, и я решил ее успокоить, расслабить и заставить забыть обо всем:

— Не думай ни о чем, поняла? — я поцеловал ее, ласково обводя языком губки, изредка легко их защипывая. — Если тебе приятно со мной, все остальное не важно. Ты необыкновенная, я не хочу чтобы тебя обидели, доверься мне, со мной тебе будет хорошо.

Как хорошо, что я решился на это, стоило мне наговорить ей пустяков, пару раз сладко поцеловать, и она уже податливо повалилась на кровать, не в силах сопротивляться. А если бы это был не я? Дурочка наивная, могла бы угодить не в те лапы, а потом бы жалела, еще неизвестно какие последствия потом открылись бы. Но я всех опередил, и она достанется мне.

Рита совсем потеряла контроль над собой, лежала на моей кровати голенькая, прикрыв глаза, вздрагивая от моих прикосновений и поцелуев. Я всласть насладился видом ее обнаженного тела, попускал слюни на аппетитные формы, и принялся ласкать малышку. Обцеловал ее всю, наконец добрался до шикарной груди, обтискал ее и задергал, пощипал сосочки, пососал их. Не забывая о ее киске, которой предстояло нелегкое испытание, я подогревал ее, щекоча лепесточки пальцами и едва подергивая вновь набухший клитор. Но вот терпение мое кончилось, я больше не мог ждать, хотел ворваться в нее, натянуть до упора, но прежде надо было хорошо обработать щелку моей целочки. Опустившись к ее бедрам, я устроился между ними и принялся вылизывать писюльку, лаская языком все складочки, малейшие выпуклости и впадинки. Особенно мне понравилось посасывать клитор, втягивая его внутрь, щекоча головку языком. Мои ласки вскоре привели Риту к оргазму, это было очень кстати — чем больше течки, тем лучше, ведь ей предстояла потеря девственности.

Конечно, сразу пихать член внутрь я не стал, как бы ни хотелось. Осторожно присунул палец в тесное, узкое влагалище, исследовал его внутри, обнаружил, где именно эта тонкая, но упругая преграда — целка, и принялся медленно, нежно толкать пальцем ее изнутри, останавливаясь прямо перед плевой. Получалось, что я будто слегка трахаю ее, хоть и не слишком глубоко, но все же внутри, во влагалище. Судя по реакции Риты, для нее это были абсолютно новые ощущения, незнакомые, волнующие, и видно, что чрезвычайно приятные. Она распалилась, и попыталась податься мне навстречу, насаживаясь на мои пальцы глубже, но я вовремя их вытащил — она могла порвать саму себя.

— Ты так себе делала? — спросил я, очередной раз вводя пальцы внутрь ее разгоряченной киски.

— Нет. — задыхаясь прошептала Рита.

Забравшись на нее сверху, я тесно прижался пахом к ее лобку, чтобы она почувствовала мой член, ощутила его твердость, привыкла к нему.

— Кошечка моя, — я целовал ее, ловил губами ее ротик, носик, подбородок. — Ты меня хочешь? Тебе нравится?

— Да. — стонала Рита. Ее дыхание стало сбивчивым, тяжелым, она металась в нетерпении, лихорадочно отвечала на мои поцелуи.

— Я тебя тоже очень хочу. Ты прекрасна, моя куколка, сладенькая... — Я шептал все это уже изнемогая от желания, головкой члена я ощущал ее влажную плоть, как она скользит по моему концу, инстинктивно стремясь надеться. Так хотелось скорее внутрь нее! Я еле сдерживался, чтобы не вогнать со всей силы — знал, что ей будет адски больно. Вместо этого я осторожно подразнил членом расщелинку, обвел концом клитор, и наконец приставил головку к горячей дырочке, не решаясь войти. Но это рано или поздно нужно было сделать, и собравшись с силами я уверенно ввел головку внутрь. Это было ей не больно — до целочки еще оставалось пространство, я ее не чувствовал пока. Давая ей привыкнуть к ширине своего пениса, я снова покрыл ее поцелуями, сосал сосочки, возбуждая детку сильнее, наслаждаясь ее нетерпеливыми стонами. Маленькая моя, такая нежная, беззащитная... Меня распирало от страсти и от нежности одновременно, не только физически все бурлило, но как-то и в груди тоже, сердце колотилось, я волновался и сходил с ума от одного только осознания, что вот-вот ее продырявлю, сделаю женщиной, наслажусь ее кисочкой, в которой до меня не было никого.

Осторожно продвинувшись глубже, я наконец почувствовал преграду, упруго натянувшуюся под давлением моего конца. Я не стал предупреждать Риту, что сейчас будет больно, или что придется потерпеть — от этого она только занервничает, пропадет возбуждение, и все испортится. Просто попросил ее:

— Обними меня, покрепче, не стесняйся.

Детка обвила меня ручками, я ощущал ее дыхание на своей шее, горячее, влажное... Мы были так близко, я чувствовал ее буквально всем телом. Набравшись духу, я резко качнулся и проник вглубь ее тела, тараня тонкую пленочку, разрывая ее собой. Ритуля вскрикнула, стиснула меня пальцами, и попыталась сползти с моего члена, но я уверенно удержал ее — так будет лучше.

— Солнышко, все закончилось. Погоди. — попросил я, замирая внутри нее, давая ей привыкнуть,...  Читать дальше →

Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх