Риточка. Младшая сестренка

Страница: 6 из 7

пережидая боль. Я не видел пока, но чувствовал — крови было порядочно, все стало мокрым и горячим. Рита замерла с открытыми глазами, испуганно смотрела на меня. Мне было так жалко ее в этот момент, я видел, что ей больно, хоть так старался быть нежным, готовил ее, избежать хотя бы краткой вспышки болезненности было нельзя. Я даже не представлял, что она испытывает сейчас, много раз я пытался вообразить, что испытывает девушка, когда теряет девственность, но при одной только мысли что на моем члене что-то порвется, у меня начинался приступ паники и ужаса. Как они могли терпеть это? Но наверное могли, потому что обычно через какое-то время им начинало нравиться, и боль проходила.

— Малышка, сильно болит? — спрашивал я, покрывая поцелуями ее личико.

— Ну так... — мялась она. — Уже не очень. Я испугалась.

— Давай попробуем дальше.

Я медленно задвигался, массируя членом только что раненую киску Риты, и внимательно наблюдал за ее реакцией. Сначала она морщилась, как-то напряженно сжимала бедра, но очень скоро я заметил, что личико ее расслабилось и вот первые стоны сорвались с ее губ.

— Нравится киска? — уточнил я.

— Да, хорошо. — призналась Рита, крепче обвивая меня руками за шею.

— Малыш... — Самое ответственное осталось позади, боль стала покидать ее, начались приятные ощущения, и теперь я мог расслабиться и делать все как обычно, работая членом внутри нее на всю длину. Тревожные мысли начали покидать меня, я сосредоточился на самом сладком, и безумное наслаждение охватило все мое тело. Как сладко было трахать Риту без презерватива! Я обожал трахаться наголо, но позволял себе это нечасто. А в ней я конечно был уверен, резинки нам были не нужны, она чистенькая, нетронутая. От меня ей тоже нечего было бояться — я-то уж точно не задую родной сестре. Скользя внутри горячей, узкой киски голым членом у меня в глазах темнело от удовольствия. Наши тела так тесно соприкасались, я чувствовал, как упругие тугие сосочки ее пышных сисечек скользят по моей груди, сбивчивое горячее дыхание согревает мою шею, нежные ручки скользят по моей спине... Мне было безумно хорошо, я не мог вспомнить, когда в последний раз так кайфовал.

— Тебе нравится? Хорошо малыш? — то и дело спрашивал я. Мне хотелось, чтобы она испытывала такое же наслаждение, что и я. Иногда она отвечала, но чаще просто стонала, закатывая глазки и хмуря бровки. Я видел, что ей нравится, она жадно двигалась мне навстречу, шире разводила бедра, пытаясь впустить внутрь себя побольше моего тела...

Я все еще не решался трахать ее с полной страстью, держал более нежный темп, но вот она сама попросила:

— Еще! Олег, еще!!!

Тогда я разошелся и показал ей, что могу — глубоко и с силой принялся толкать, переходя то на быстрый темп, то на нарочно медленный, заставляя ее скулить и сжимать бедрами меня сильнее. Я чувствовал, что еще немного и кончу, но мне не хотелось оставлять ее без разрядки. Она конечно сегодня уже словила пару сладких оргазмов, но это было не то. Я хотел, чтоб она кончила от нашей близости, потому что я внутри нее. Я сомневался, что она кончит вагинально, поэтому слегка отстранился и одной рукой стал дергать поднявшийся тугой клитор, одновременно насаживая членом ее писюшку. Рита закричала, в ее громких стонах пробивалась страсть, которой она раньше точно не знала и не испытывала — такое знакомо только женщинам, знающим мужчину, умелый член, удовольствие от его движений. Ее оргазм был уже близко, первые судороги слабыми нерегулярными волнами прошлись внутри влагалища, и тут я оставил ее клитор и начал трахать, даже не трахать — ебать со всей силы ее налитую истекающую щелку.

— Аааа! — Она привстала на локтях, тесно прижимаясь ко мне, навстречу мощному оргазму. Я крепко схватил ее бедра и продолжил натягивать до тех пор, пока наконец долгожданные спазмы не стиснули мой ствол — она кончала, откинув голову назад и закрыв глаза. Когда судорожное биение внутри ее влагалища прекратилось, я отбросил ее на спину и широко развел ей бедра, чтоб она не держала меня, когда я буду вытаскивать. Почувствовав, что щас кончу, я резко вышел из нее и спустил прямо на простынь — все-равно ее теперь стирать, вся в крови. Не очень я любил так кончать, но ощущения от нашей близости были настолько сладкими, яркими, что и оргазм мне показался фантастическим.

Когда мы отдышались, я обнял ее крепко, прижал к себе, наговорил ей кучу нежностей, уточнил, что ей точно понравилось, а потом отправил спать. Я бы мог оставить ее с собой, все-таки такой особенный момент, наверное ей хотелось нежностей, близости, но надо было многое сделать — без палева постирать окровавленное белье, вычистить матрас, сменить постель.

Утром все собрались завтракать, мать вернулась со смены, отец приехал с командировки, и остаться наедине нам с Ритой не удалось. Мы толком не поговорили о том, что произошло ночью, и я вдруг стал волноваться — мало ли, еще замкнется, будет мучиться угрызениями совести, станет меня избегать. Я хотел найти момент и сказать ей, что ничего не изменилось между нами, что все по-прежнему, все хорошо, но не складывалось случая. Удалось увидеть ее только на кухне, когда все уже поели и она собирала посуду со стола. Я прижал ее к кухонному шкафчику и намеревался поговорить, и тут она подняла на меня глаза и я все понял. О, этот взгляд! Как многое мужчины готовы отдать за то, чтобы женщина смотрела на него именно этим кошачьим взглядом, в котором таится нескрываемая похоть, смешанная с благодарностью и просительным выражением. Казалось, она смотрит на тебя и говорит: «Я вся твоя. Пожалуйста, трахни меня!!!».

Не нужно было ничего говорить, все было яснее ясного. Я улыбнулся ей и незаметно от родителей наспех облизал ее губки при кратком поцелуе. Она тоже улыбнулась и продолжила собирать посуду. Я знал — все повторится. Она хочет, без сомнений хочет снова. А я уж тем более. Следующий раз случился через несколько дней, она сама пришла ко мне днем, я сразу понял зачем. Сделал вид, что не понял зачем она тут, снова начал расчесывать ей волосы, гладить по спине, а потом тихо шепнул ей на ушко:

— Хочешь?

Она выгнулась, прижалась ко мне всем телом, и я как с цепи сорвался — трахнул ее так стремительно, так страстно, что она по-моему даже немного писнула под себя. Ну ниче, пускай теперь знает, что секс не только нежным бывает, все хорошо в свое время — и грубость, и ласка. Мы продолжали тайком ласкаться, и скоро выработалась определенная схема — если она приходила ко мне, значит, все происходило нежно, с долгими поцелуями, как в первый раз. А если я сам к ней заглядывал, то мы жарко трахались, с громкими стонами и криками.

Скоро меня начала беспокоить ее беспечность — я никогда не брал презервативы для нее (стыдно признать, но с другими девчонками я так же продолжал трахаться). Она ни разу не попросила меня надеть резинку и не спросила, куда я кончил. Со мной все было безопасно, но рано или поздно она начнет спать с другими парнями, и если будет продолжать в том же духе, то очень скоро наживет себе проблемы. Я провел с ней строгую беседу и отругал ее за такое безразличие к самой себе, и тогда она выдала мне, что не планирует ничего с другими парнями, хочет только меня и спит только со мной. А очень скоро во время секса она так тесно прижалась ко мне, и прошептала:

— Олег, я тебя люблю.

Меня как водой окатило, и впервые за долгое время я вдруг словно очнулся от хмельного дурмана. Я вдруг понял, что сделал непоправимое — уступив своей похоти я испортил ей жизнь. Мне нравилась наша с ней связь, меня безумно заводило, что у меня появилась всегда готовая домашняя дырочка, которую в любой момент можно было трахнуть без лишних заморочек, уговоров и притворства. Она ничего не требовала взамен, никаких подарков, ухаживаний и прочего мозгодерства, и при этом была офигенно сексуальна и красива, податлива, бескорыстна. Я конечно не относился к ней так потребительски, приходил в восторг от ее прелестей, искренне хотел ...  Читать дальше →

Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх