Сказка — ложь...

Страница: 1 из 2

Альтернативное продолжение мультфильма «Летучий корабль»

Конкурсная работа, написанная для форумного конкурса sexytales.org (первое место)

Любава улетала вместе с Иваном. Сердце ее выпрыгивало из груди, она прижималась к любимому, а внутри все еще звучала прекрасная мелодия. Ей казалось, что вся жизнь теперь будет такой же яркой и теплой, как солнце, на закат которого они сейчас смотрели вместе. Иван обнимал ее страстно, и она понимала, легко улыбаясь, что уже скоро случится то, чего она так долго ждала.

Вскорости они приземлились в лесу, где их тут же окружила дюжина препротивнейшего вида старушек. Бабульки будто только их и ждали, внезапно заорав «... выплываааают расписныыыя...». Любава испугалась, спрятавшись за Ивана. Тот взял ее за руку и смело выбрался из корабля, помогая спуститься. Казалось, старушки его вовсе не пугали. Девушка невольно вскрикнула, когда одна из бабок попыталась схватить ее за грудь костлявой рукой под завывание дикого хора «... острогруууудые челны...». Иван быстро подхватил ее на руки и понес к странного вида избушке. Двери сами собой распахнулись, и они оказались в темной горнице с низким потолком. Сильно пахло травами и чем-то еще. Дверь со скрипом захлопнулась, и наконец-то пара осталась наедине. В окна и все щели домика продолжали доноситься бешеные распевы подохрипших старушенций — «... нас на бааабу променял...».

— Ну вот, располагайся, Любавушка, — нежно произнес Иван, гладя ее по волосам. — Какое-то время мы тут поживем, добра наживем.

Девушка оглянулась, рассматривая внутренности избушки. Да уж, добра тут было немеряно — и крысиных хвостиков, сушащихся под крышей, и черных вороновых перышек, и еще каких-то гадких штучек, о происхождении которых она даже не хотела догадываться. После царского терема, зрелище показалось ей весьма удручающим. Но рядом был ее любимый, и она постаралась не унывать. Подойдя к скромному ложу, устроенному в уголке, она вопросительно взглянула на Ивана.

— Да, ты тут это... того... — промычал он, — ну готовься, а я пойду, бабок успокою, а то надоели уже.

Любава кивнула, и Иван выскочил на улицу. Девушка с брезгливостью потрогала постель, устроенную на тюфяках с соломой, и поморщилась. Но, что делать, быстро раздевшись, и несколько раз плеснув на себя водой из стоявшей у окна кадушки, она улеглась на жалкое подобие кровати. Шум за окнами не утихал, а, наоборот, даже разгорался. Глаза девушки слипались и, сама того не заметив, она задремала.

Первые лучи солнца скользнули по ножке Любавы. Она зашевелилась и проснулась, будто почувствовав это касание. Приоткрыв глаза, заметила рядом похрапывающего Ивана. Выглядел он довольно потрепанным, лежа возле нее прямо в одежде. Вдруг красавица заметила какой-то блик в дальнем углу комнаты, куда не доставал солнечный свет. Тихо поднявшись с кровати, подошла к небольшому столику, на котором лежало зеркальце в серебряной оправе тонкой работы. Любава взяла его, и чуть не уронила — ей показалось, что в зеркальце промелькнул какой-то темный силуэт. Тяжело дыша, отступила, но любопытство взяло свое, и она вновь подняла диковинный предмет. В этот раз ничего необычного не заметила. Подойдя к окну, взглянула на свое отражение, не спеша рассмотрела свое лицо, шею, грудь. Вновь посмотрела на спящего Ивана, вздохнула, и пошла одеваться. Зеркальце она на всякий случай спрятала за пазуху.

Любава успела прогуляться по лесу и вернуться к полудню, застав своего возлюбленного все еще потягивающимся на кровати.

— Ну как спалось, Любааааавушка? — смачно зевнул он на середине слова.

— Хорошо спалось, друг мой ненагля...

Не успела она договорить, как двери с шумом распахнулись, и в горницу влетела ступа, в которой сидело какое-то синее чудище в странном колпаке, расхлюпывая вокруг себя водицу. Страшилище приподняло колпак и гундосым голосом заорало:

— Чего лежим, друзья мои! Пора-пора на волю! — и внезапно выдал басом, — Волга, Вооолга, мать родная...

На этих словах синий схватил помело, и ловко орудуя им, быстро согнал Ивана с постели.

— Пойдешь с нами на рыбалку? — повернулся он к забившейся в угол Любаве.

Она только и смогла, что качнуть головой, как чудище схватило еще пошатывавшегося парня под мышки и вылетело в дверь.

— Мы скорооо, — послышался удаляющийся голос Ивана.

Любава вздохнула и улеглась на еще теплую кровать. Она провела по подушке рукой, чувствуя, как быстро улетучивается тепло ее любимого. В бок что-то кольнуло. Девушка достала зеркальце и стала себя рассматривать. От скуки приспустила бретельки сарафана и тонкую рубашку, освободив белые и слегка полноватые руки. Продолжая рассматривать себя, помогла сарафану соскользнуть, открыв белоснежные тяжелые груди с розовыми нежными сосками. Она то приближала, то отдаляла зеркальце, любуясь собой. В какой-то миг легко коснулась соска холодной поверхностью и чуть не уронила его — ей показалось, что зеркальце вздрогнуло в ее руке и помутнело. В следующий миг все, казалось, успокоилось, и Любава решила, что ей просто померещилось. Она медленно подвела зеркальце к другой груди и очень осторожно коснулась соска. Зеркальце вновь отреагировало, но так легко, что девушка опять засомневалась. Привстав, скинула свой наряд на пол, оставшись укутанной только волной роскошных светлых волос. Вновь взяв зеркало, красавица внимательно всматривалась в него, ведя вдоль своего тела. Тонкая талия, выпуклый животик, — почему-то ей казалось, что зеркальце внимательно следит за ее движениями. Опускаясь ниже, к лобку, покрытому нежными золотистыми завитушками, она точно почувствовала, как зеркальце задрожало, в этот раз вполне отчетливо. Любава расставила ножки и повела зеркальце дальше, между ними, к круглой и аппетитной попке. Она с трудом удерживала странный предмет, теперь почти вырывавшийся из ее рук. Заинтригованная, улеглась на свое скромное ложе, положив зеркальце рядом. Пальчиком водила по холодной глади, вырисовывая загадочные узоры. Зеркальце словно пульсировало живым теплом, убаюкивая девушку, пока та не погрузилась в дремоту.

Сон ее был очень странен. Она то ли почувствовала, то ли увидела, как внезапно появившиеся ниоткуда языки пламени начали лизать ее ступни. Жара не было, она даже не успела испугаться. Было одно лишь приятное тепло, проникавшее внутрь ее тела, зарождавшее какое-то неведомое томление. Плавно язычки пламени поднимались по ногам, обвивали пухлые коленки, забирались на тяжелые бедра. Под ними рождалась глубокая нега, медленно окутывавшая каждую клеточку тела. Огоньки перебрались на туловище, аккуратно минуя ее пещерку. Начали лизать живот, порождая невероятные ощущения в самой глубине. Дальше огонь стал меняться, превратившись в тонкие и упорядоченные линии, цвет которых преображался от пылающего оранжевого до мерцающего голубоватого. Горящие линии вились вокруг ее талии, заставляя ее извиваться под ними. Раскаленный голубой поднимался от талии вверх сотнями полосок, и закручивался вокруг полных грудей. Она изнывала от желания почувствовать волшебный огонь на них, но он не спешил. Наконец тонкие полоски, поползли от горящих кругов, вертящихся по ее телу вокруг каждой груди, к соскам. Невероятное блаженство охватило Любаву, и, не успели пламенные ручейки добраться до сосков, как она начала извиваться, будто в судорогах. Ни один стон не покинул ее горла, но тело билось, окутанное огненными цепями и разрываемое внутренним жаром. Огоньки достигли сосков и заполыхали на них. Девушка в последний раз вздрогнула и обмякла на своем ложе.

Проснулась она уже поздней ночью, услышав, как кто-то ввалился в избушку. По запаху сразу узнала Ивана, от него несло болотной тиной и перебродившим медом. Найдя в потемках тюфяки, он завалился на них и почти сразу же захрапел. Любава взглянула на зеркальце, но оно не подавало никаких признаков жизни.

На следующее утро девушка проснулась рано, с восходом солнца, отправилась на речку, вымылась хорошенько, и вернулась в дом....

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх