Унижение

Страница: 2 из 9

выше. Едва только я раскинулась на кровати, как воспоминания о блудливых руках длинного наглеца отозвались в моем теле. Стало горячо между бедер, сладко заныл живот. Я захотела его, несмотря на все презрение, что он во мне вызывал, я хотела его сейчас. На секунду даже позавидовала его тупорылой скучной девке, захотела поменяться с ней местами и оказаться под ним, вдыхать его аромат, подсаживаться на его длинные пальцы... О, это было невыносимо. Мне редко кто нравился, еще реже я хотела определенного мужчину, и вот я лежу тут в одиночестве, в темном номере, вся такая красивая, изнемогающая от желания, а он наверное уже забрался на свою китайскую барби и вовсю ее обрабатывает. Почему все так несправедливо? До ужаса банально, предсказуемо, гнило и дешево... Надеюсь, я больше их не встречу пока буду здесь. Обуреваемая этими мыслями, я уснула, неудовлетворенная, злая, обиженная на всех мужчин на свете.

***

Нафиг я здесь вообще? Этот вопрос возник в моей голове, как только я увидел обшарпанный, облезлый корпус санатория, где мне предстояло провисеть полмесяца. Тетки, бабки, дедки, больные пенсионеры, бабы с детьми — вот и весь контингент. Но деваться было некуда — поездка наклюнулась в последний момент, халявная путевка, пришлось ехать. Я планировал подцепить какую-нибудь украиночку с аппетитной жопой и весело с ней попрыгать, но бля... Бесперспективная и безрадостная картина меня сразу отрезвила. Ничего не будет, никого не будет, максимум телка на ночь, подцепленная в клубе. Хорошо что захватил с собой Микаеллу — я снял ее недели две назад, и с тех пор она прилипла ко мне как пиявка, обнаружив в моем лице потенциального спонсора. Я был бы рад от нее отделаться, но прямо перед поездкой меня как шестое чувство окатило — вдруг на месте я никого не найду? Решил захватить ее с собой. Она меня бесила, честно говоря, особенно когда открывала рот и начинала говорить — нет, это отверстие у нее предназначалось исключительно для другого. Она в принципе являла собой сливное отверстие, ни на что другое она годна не была. Да и в постели бывало и лучше. Но уже взял, куда ее теперь девать. Так днем она болталась при мне, раздражая меня своей болтовней, а ночью я уныло трахал ее, не получая настоящего удовольствия. Такие девушки, как она, были одноразовыми, второй раз их уже не хотелось, но альтернативы не было. Да, кстати, на самом деле ее звали конечно же не Микаелла — в паспорте у нее значилось Валентина. Каждый раз натягивая ее, я еле сдерживал смех — бля, я трахаю Валентину! Ее кличка была пожалуй единственной оправданной подделкой, которыми она была нашпигована по самые не хочу.

Настроения у меня не было вообще, все было не по мне, единственная радость — доплатив нехилую сумму я сумел переселиться из обшарпанного старья в главном корпусе в новую многоэтажку. И уже за ужином я успел оценить свою предприимчивость. Спиной чуя чей-то пристальный взгляд, я обернулся и увидел ЕЕ. О, да, вот это то, что было надо, и даже лучше. Я любил таких девочек — хорошенькая, ухоженная, но сразу видно, что не давалка. Немного грустная, значит, умная, романтичная, не пустая. Короче говоря, не на один раз девочка. Оценив ее аппетитное декольте, я уже прокрутил в голове как подсяду к ней — ее столик был свободен, но тут же вспомнил свой балласт в виде Микаеллы — Валентины, и поднявшийся было член моментально упал. Из-за этой раскидушки придется забыть о девочке, интересной, манящей, желанной. Все мое лицо поползло вниз, вместе с настроением и членом. Грустно проходя мимо одинокой лапочки, пожирающей меня глазами, я сделал вид что не вижу ее — какой нахер смысл, если не будет ничего?

Весь ужин Микаелла без конца тарахтела, я чуть было не заорал на нее — да жри ты уже наконец! Предстояла ебля, и я впервые побоялся что не смогу — так расстроился, что членом уже не владел. В лифте поднимались с той самой девочкой, что мне так приглянулась. Она стояла, и теперь я мог оглядеть ее фигуру. Точно все свое, хоть и пышное, но сразу было видно, что натуральное. Грудь по-моему не абсолютно круглая, талия такая гибкая, и бедра... Ммм. Так и натянул бы за них. Попочка оттопыренная, мне даже удалось помять ее в давке — упругая, тугая. Я тут же представил ее голенькой, и поникший член зашевелился в штанах. Кожа у нее такая белая была, нежная, без изъянов, от этого она и казалась такой молоденькой, хотя я уже понял по ее глазам, что она чуть младше меня — лет 28 наверное. Волосы она так красиво волной уложила набок, показывая не слишком длинную, но точеную шейку. Она не была высокой и слишком стройной, скорее чуть-чуть пышноватой, но мне нравилось, очень. Наверное правда говорят, противоположности притягиваются — у меня нехватало объема, зато с ростом был перебор, а у нее вот наоборот. Каждую секунду я все сильнее злился на себя — ну за каким хреном я потащил с собой эту тупую дуру Микаеллу? С каким удовольствием я соблазнил бы эту малышку, упился бы ее прелестями, усыпал бы ее ласками, доводя до кайфа. Таким девочкам я любил дарить наслаждение, уделяя им больше внимания, чем себе. Но нет, мне придется трахать не ее, а другую, ту, которую не хотел.

Ночью я не смог кончить. Сначала был возбужден, вспоминая тесную близость девочки в лифте, но наблюдая, как трясутся силиконовые шары Микаеллы, обнажая свежие еще шрамы под ними, я ощутил, что мой товарищ потихоньку сдувается. Желание угасло, я не хотел ее, она даже была мне сейчас противна. Как никогда стала раздражать ее широкая вагина, чем уж она ее разболтала, не знаю. И противный писклявый голос, когда она стонала и выкрикивала мое имя, впивался мне в уши как бензопила. Вобщем я слез с нее, не дав ей кончить, и пошел додрачивать в душ, вспоминая упругую попку незнакомки. Это было обломно, очень обломно. Я понял, что две недели так не протяну. К черту Микаеллу — кто она мне такая, в конце концов. Трахать ее я все равно больше не смогу, пусть катится куда угодно, ищет нового спонсора, если хочет. А я наконец заполучу себе малышку, которую на самом деле хотел. Вряд ли это будет тяжело — она хотела меня, я это сразу почувствовал, еще даже до того, как захотел ее сам. В ее взгляде, в ее позе все кричало о том, что она голодна, что истосковалась по мужику. Она будет моей. Я так решил.

***

Напрасно я надеялась избежать встреч с этой дивной парой. Будто нарочно, они встречались мне повсюду — на террасе во время трапез, на пляже, в парке, в лифте... Мне даже казалось, будто они специально преследуют меня! Даже не знаю, почему, но меня бесили они оба, и длинный парень даже больше, чем его надувная подружка. Он нагло пожирал меня глазами, распутно улыбался всякий раз, когда его кура-гриль отворачивалась, и даже пару раз поздоровался со мной. Голос у него был как назло чертовски приятный — низкий, бархатный, сексуальный. И вообще, он был слишком уж сексуальный. Иногда я не могла с собой совладать и тайком разглядывала его, ощущая, как в паху разливается предательская истома. Приходилось признать — я бы хотела его, очень даже хотела. Но то было только животное влечение, и оно было не сильнее моего презрения. Он был недостойным типом, а таким я не даю. Никогда.

Я жутко волновалась, так как мне казалось, будто он в курсе моих мыслей, будто чувствует мое усиленно подавляемое желание. Иногда он смотрел на меня так пронзительно, от чего меня бросало в горячую дрожь, и мне казалось, будто своим взглядом он говорит мне:

«Я знаю, ты меня хочешь».

Стыдно, но я на самом деле его хотела. Пока не так сильно, и даже не столько физически страстно, просто мне нравилось, очень нравилось разглядывать его, украдкой вдыхать его запах, когда мы ехали в лифте, и нравились его случайные прикосновения. Этот мерзавец был мне очень симпатичен, мне нравились мужчины его типа. Но ему об этом знать конечно же необязательно, поэтому я предпочитала строить надменно-хладнокровные гримасы всякий раз, когда он смотрел в мою сторону.

Их отношения с курой-гриль были какими-то странными, и порой закрадывалась мысль, что ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх