Унижение

Страница: 6 из 9

в один ряд с той дешевой проституткой, которая спала тут до меня?

— Не переживай, у меня есть. — «успокоил» он, видимо намекая на презервативы. — Иди ко мне, сладкая.

Мне даже смотреть на него было противно. Я соскочила с кровати и кинулась к двери, но та была заперта, а ключ был только у него. Вот черт!!! Больше всего на свете я хотела сейчас вырваться отсюда и бежать прочь.

— Эй, ты куда собралась? Все только началось, малыш. — он подошел ко мне и попытался снова обнять, но тут я не сдержалась и засадила ему такую пощечину, что ладонь загорелась огнем боли. По его взгляду я тут же поняла, что он разозлился, даже страшно стало, что он ударит меня в ответ. Может, он хотел это сделать, не знаю, он занес руку над моей головой, но ничего не сделал, правда разорался на меня:

— Что опять не так? Какого хрена тебе надо еще? А? Может, ты динамо? Ты просто динамо?

Он выглядел совсем злым, я реально испугалась, мне вдруг стало страшно за себя — дверь была заперта, и никто не знал, что я здесь.

— Отпусти меня. Я ничего не хочу. — попыталась спокойно сказать я.

— Слушай, ты достала ломаться. Я уже все понял про тебя, хватит строить из себя тут... — он сматерился, и стал мне еще отвратительнее. — Думаешь я не вижу, когда баба течет? Кого ты пытаешься из себя изобразить? А может ты девственница? Что ты корчишь из себя недотрогу?

Он дерзко схватил меня за бедра и подсадил вверх, при этом я больно ударилась головой об дверной косяк.

— Пусти!!! Я буду кричать!!! — я реально испугалась, мне больше не хотелось, чтобы он меня изнасиловал, когда мечтаешь об этом то это одно, но в реальности грубость и насилие совсем не привлекают...

Он отпустил бедра, но зажал мне рот рукой и схватил за волосы:

— Ты бесишь меня. Ты меня бесишь! Сука, ты достала меня своей ломкой. Строишь из себя девочку, а сама течешь по мне. — он отпустил мои волосы и залез мне под платье, сдвинул трусики и ощупал конечно же мокрую промежность. — Что это? А? Что это такое? — он поднес влажные пальцы к моему лицу, стараясь уличить меня в каком-то ему одному понятном преступлении.

Я укусила его в палец, когда он снова попытался пробраться в мои трусы, и к моему удивлению он вдруг отпустил меня, открыл двери и буквально вытолкнул в коридор.

— Давай пошла отсюда. — он орал, и я всерьез боялась, что кто-то из особо любопытных повысовывает свои носы на шум.

Я побежала прочь, утирая слезы ладонью. Я боялась, что он снова побежит следом, догонит меня, сделает мне что-нибудь плохое. Он все еще стоял в дверях, и увидев, что я обернулась назад, крикнул мне вслед:

— Динамо! — и захлопнул дверь.

Я на автомате добралась до своей комнаты, и едва заперевшись изнутри, разрыдалась, уткнувшись в подушку. Как он мог быть таким жестоким? Хам, урод, ничтожество!!! Ему было наплевать на меня на самом деле, все это ложь, фарс — цветочки, свечи... Ему нужно было только одно — секс. А получив отказ сразу обнажил свою истинную личину. Козлина, ненавижу, ненавижу!!! Рыдая, я приняла решение завтра же уехать домой, чтобы больше никогда не видеть это ничтожество. Но позже, приняв ванну и успокоившись, я решила — нет уж, никуда я не поеду. Еще чего, с чего бы мне пускаться в бегство? У меня еще оставалось порядка пяти дней по путевке, а это немалые деньги, и я не собираюсь дарить их. И вообще, бегством спасаются крысы, так что пусть он сам убирается к черту. Я твердо решила, что если он еще раз приблизится ко мне, я пожалуюсь на него и добьюсь того, чтобы его или отправили отсюда или хотя бы переселили подальше от моего корпуса. Полная ненавистных и мстительных мыслей, я уснула.

***

Напряжение сводило меня с ума. Я озлобился, все меня бесило, и я не мог думать ни о чем другом — только как бы мне трахнуть Марину. Время поджимало, и я порой просыпался среди ночи, лихорадочно пытаясь сосчитать, сколько дней еще осталось до ее отъезда. Я так сильно ее хотел, и так же сильно на нее злился. Честно говоря, все навязчивее стала мысль о том, чтобы взять ее силой. Прежде я никогда не насиловал женщин, и не особо хотел это сделать, но Марина пробудила во мне это желание. Я то и дело прокручивал в голове коварный план — затащить ее в свой номер или ворваться в ее комнату, связать, может ударить, и наконец взять то, что я так хотел и никак не мог получить. Представляя детали будущего насилия, я злился еще больше, так как понимал, что полного удовлетворения мне это не принесет. Я хотел добиться от нее желания, хотел доказать ей что она дура, раз отказала мне. Вряд ли она сможет кончить, если я ее изнасилую. Нет, это был не выход. Но неутоленное желание подавляло все человеческое во мне, и я уже в глубине души решил, что пойду на это — силой трахну, вырву у нее стоны, заставлю извиваться подо мной, если не от наслаждения, то хоть бы от боли.

Оставалось всего три дня... Три дня чтобы совершить преступление, воплотить в реальности то, что всегда будило во мне неприязнь. Клянусь, я сделал бы это, ей не удалось бы избежать моей злости, но ей немного повезло — я вдруг нашел другое решение, не менее унизительное, но однозначно более приятное для нее. Как бы объяснить... Я не хотел делать ей больно на самом деле, я был уверен что порву ее если она не будет течь, мне заранее было стыдно, и я лихорадочно искал другой путь осуществления своей цели. И как ни странно, я его нашел. Странно, что я не вспомнил о нем раньше. Вобщем, в чем суть. Как-то давно у меня была одна забава — мажешь девочке на пипку пару капель смазки с возбуждающим эффектом, и все — она твоя, на все готова, на коленях будет ползать, пока не трахнут как следует. Препаратов таких была уйма, их можно было легко купить в любом секс-шопе или интернете. В тот же день я купил флакончик для Марины, попросил самый сильнодействующий, чтоб наверняка. Конечно вряд ли она позволит мне вымазать этой штукой свою расщелку, но это было решаемо — прижать ее, забраться в трусики — это я уже делал.

Еле дождавшись вечера, я снова провожал ее до номера после ужина. Она шла наивно и беззаботно, изредка кидая на меня презрительные взгляды. Бедненькая, еще не знала, что очень скоро я буду ее трахать. Смазка у меня была с собой, я заранее распаковал ее, чтобы удобнее и быстрее было добраться до содержимого, когда Марина окажется схвачена мною. Она будто специально качала своими бедрами, словно выпрашивая — схвати меня за жопу, трахни сзади. Соблазняла, сука. Я был уверен — она не раз представляла, как я ее имею. Остановилась возле своей двери, достала ключ и обернулась.

— Паж может быть свободен. — Пошутила, стерва. Не смешно! Вставила ключик, провернула, отворила дверь и тут я резко толкнул ее внутрь, запирая двери за собой.

От моего толчка Марина пролетела полкомнаты, упала на коленки, отчего ее сарафан задрался и я увидел крепкую беленькую попку в узких трусиках, выпяченную в моем направлении. Повернулась ко мне, волосы свесились набок, одна грудка выпала из выреза, и на прехорошеньком личике разлилась гримаса гнева и возмущения:

— Ты что себе позволяешь, быдло? — медленно произнесла она, не опускаясь до банального истеричного визга.

Я не ответил ей и не позволил подняться. В следующую же секунду я оказался на ней, одной рукой плотно прижал за шею к полу, а второй нырнул между бедер, сдирая вниз до колен ее хлопковые трусики. Она сразу же попыталась вырваться, но не тут-то было — я может и не качек, но посильнее любой бабы, тем более такой нежной, маленькой как Марина. Содрав с нее трусы, я быстро вымазал пальцы в чудо-смазке и прошелся ими по всей ее промежности, щедро смазывая клитор и вход во влагалище. Готово! Теперь она моя, моя! Я отпустил ее, слез и натянул трусики обратно. Пускай зреет, а я покайфую, наблюдая за ее мучениями.

Не веря своей удаче — Марина видимо ждала, что я сейчас засажу ей по горло, — она села, одернула свой сарафанчик, заправила выпавшую грудку обратно, поправила волосы и уставилась на меня.

— Ты что,...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх