Земля номер 5. У озера

  1. Земля номер 5. У озера
  2. Земля номер 5. Соседи

Страница: 7 из 8

Дядя Миша, лежа между ее бесстыдно раскинутыми ногами, пальцами растягивал ей пизду, чернеющую большой дырой, и засасывал ее лобок вместе с клитором. Мама мычала и дергалась от удовольствия.

Наташа опустилась бы на землю, если бы ее не подхватил Леша. Пойдем, пойдем, шептал он ей, не надо смотреть, уводя Наташу подальше в кусты. Наташа безропотно шла, уже ничего не понимая. Она села на траву, там, где он посадил, и смотрела, как он гладит и ласкает ей грудь.

— Ты большая, взрослая, — шептал он ей, — время пришло...

Сначала ей было просто приятно, но когда он спустился с поцелуями туда, вниз, ей стало очень приятно. Она застонала, гладя его волосы, пока он играл языком с ее клитором. Этот поцелуй еще лучше, подумала она, вздрагивая от наслаждения. Когда он расстегнул и стал стягивать юбку, она приподнялась и помогла ему руками, быстрее, быстрее, она мешает. Она большая, она хочет, и кто ей что скажет. Мама с папой, которые там делают такое? При воспоминании о том, что там делают мама с папой, у нее из пизды даже брызнуло соком и скрутило от приступа удовольствия, так это было возбуждающе.

И только когда по пизде заскользила головка лешиного члена, она внезапно зажалась.

— Я еще девочка, — стесняясь, сказал она. Да, она хотела, она очень хотела, но все закрутилось так быстро, она еще не успела ничего решить, и дело не в маме и папе, а просто было немного страшно ей самой.

Леша поцеловал ее в губы, — Я понимаю. Хочешь, тогда по-другому?

Она кивнула, не понимая, как по-другому, но какая разница, если это по-другому. Леша мягко перевернул ее на живот, раздвигая ноги и размазывая ее соки вверх, между половинками попы. Наташа поняла, о чем речь, и застонала от страсти, да, да, пусть туда, это будет то же самое, только безопасно и нестрашно.

Впрочем, страшно оказалось, но только пока член входил, мягко, но неумолимо раздвигая мышцы ануса. Как только анус сдался, все пошло, как по маслу. Член раздвигал ее и натирал ее изнутри, набивая удовольствием с каждым толчком. Я женщина, ну, почти женщина — меня ебут!, — с каким-то внутренним ликованием подумала Наташа, и от этой мысли из пизды у нее снова брызнуло, и она, пропустив руку снизу, начала отчаянно натирать клитор. Кончили они с Лешей вместе, и долго молча лежали, обнявшись и смотря на облака в небе.

***

Олег забрел в кусты поглубже, и сел на первой же полянке. Оттуда не было видно стоянку, и царил мир и покой. В залитой солнцем траве один хор кузнечиков по очереди перекликивался с другим хором, и это убаюкивало. В тени деревьев, которые становились уже длинными, было прохладно и приятно для разгоряченной кожи. Он не мог смотреть в глаза жене, и ему надо было все обдумать. В голове крутились какие-то доводы и обоснования, почему это очень важно и одновременно ничего не значит, и кто виноват, и что делать.

— Дядя Олег.

Сзади него стояла Олеся с книжкой, полностью голая. Олег глянул, но тут же отвел взгляд.

— Вы хороший, — сказал она.

Олег хмыкнул. Да уж.

— А можно я вам пососу?, — так же простодушно и открыто сказал Олеся.

— Что?!

— Ну член, конечно, — так же просто объяснила Олеся, и даже взяла его член рукой.

Член, недавно опустошенный, еще не реагировал, свисая колбаской из волос. Олег непроизвольно дернулся, сжав ноги, но сжал вместе с ее рукой и своим членом. Так что Олеся просто стала подергивать рукой, двигая кожей по его члену.

— А чего он у вас не стоит?, — спросила она

Олег даже застонал от такого потока беззастенчивой наивности. Кто же у мужчин такое спрашивает? Олеся вытащила руку, посмотрела на нее, и сказала:

— Ну, тогда вы мне.

— Что?!

Олеся пристально взглянула на него, с каким-то даже сожалением, и сказала:

— Вы прямо ничего еще не понимаете в сексе, да? Ну конечно, мою пизду.

— И думать не мечтай, — как мог строго сказал Олег.

Олеся стала подниматься.

— Ну, тогда я скажу папе и маме, что вы меня трогали, и засовывали мне в пизду руку.

— Что?! Чёрт, — простонал Олег.

— Плохо вам придется, — искренне посочувствовала Олеся.

— Да что ж ты хочешь-то от меня?

Олеся засуетилась, ложась и поудобнее устраивая попу в мягкой траве.

— Вы будете лизать и сосать мне внизу, вон там. Прямо сейчас... Сейчас!, — так непреклонно сказала она, что у Олега уже просто не оставалось времени придумать, как выпутываться.

И, кряхтя и чертыхаясь, он прилег между ее ног, набираясь духу лизать дочке новых знакомых. Он вздохнул, никак не решаясь...

— Что вы делаете с моей сестрой?, — голос был тихим, но звенел таким гневом, что Олег сжался, ожидая удара сзади. Он и не слышал, когда подошел Алеша, и что он видел. Хотя чего уж тут не видеть, все ясно.

— Ой, — Олеся вскочила и прыснула прочь, как кузнечик.

— Пап, подойди-ка сюда, — тем же звенящим голосом крикнул он в сторону лагеря.

Олег медленно сел и стал раскачиваться, как от зубной боли. Он уже вообще перестал понимать, что происходит, и что с этим делать.

***

Марина после секса с Мишей забилась в палатку, переживая те же чувства, что и Олег. Она спорила сама с собой, оправдывалась и объяснялась, и выходило, что все нормально, и ничего менять не нужно, и все это просто классное приключение.

— Марин, — в палатку, наклонившись, заглянула Оля, и между двух ее раскачивающихся грудей Марина видела треугольник ее волос внизу живота.

Марина махнула рукой, не желая разговаривать.

— Ну уж нет, — Оля залезла в палатку, и даже аккуратно сдвинула полотнища, закрывая его, как будто отрезая себе пути для бегства.

Марина лежала на спине, тупо глядя в потолок. По нему бегали солнечные зайчики, но уже с другой стороны. Оля села рядом с ней, оперевшись на руку, и с сочувствием смотрела.

— Понимаю, ты обиделась. Но совершенно зря. Я не хищница и не разлучница. Посмотри на меня!

Дождавшись, когда Марина посмотрит, она улыбнулась во все тридцать два зуба.

— Видишь?... Он даже не изменил тебе, и ты не изменила ему. Вы же делали это вместе, и открыто, и с удовольствием. Вы же если в магазин сходите вместе, и купите разное — друг другу этим не измените? Ну вот так и тут. Это просто совместное удовольствие. Еще один вид семейного секса. Как новая поза.

Марина зашевелилась, оживляясь. Это были новые аргументы, и они падали на благодатную почву. Оля сразу уловила перемены в настроении.

— Это очень просто, и очень хорошо. Видишь, это тело, — она провела рукой по всем изгибам своего тела.

— И это тело, — она провела, легко-легко касаясь ноготками, по коже Марины, от грудей до лобка.

— Это твои волосы, густые, шелковистые, — она запустила руку в ее волосы. Потом стала нежно водить по ней рукой, приговаривая:

— Это твои брови...

— Это твои глазки...

— Это твой носик, очень красивый...

— Это твои губки, такие мягкие и чувственные...

Марина вздохнула, подняла руки на живот, сложила их вместе, тут же разомкнула и положила назад вдоль тела, тяжело задышав.

— Это твоя шея, длинная, лебединая...

— Это твои груди, одна другой красивее...

— А на них сосочки... , — тут Оля наклонилась, и мягко взяла в губы один из сосков, и когда он начал твердеть, отпустила и продолжила:

— Твой животик...

— Твои ножки...

— Между ними пися с волосиками... Нигде ничего плохого, за что следовало бы стыдиться... Они просто есть, и им должно быть хорошо...

Продолжая играть пальцами у Марины на клиторе, она снова наклонилась, проводя по коже Марины волосами своей челки, поцеловала грудь, потом шею, потом губы. И Марина ответила на поцелуй...

Когда они отлизывали друг другу валетом, со стонами и вздохами, в палатку заглянула Наташа, но увидев прямо перед носом мамину пизду, во всю ширину ее раздвинутых ног, в которой почти утопал нос тети Оли, она быстро ретировалась. Заметила ее только Оля, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх