Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне

  1. Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне
  2. Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах
  3. Толстая и тонкая. Часть 1: Толстая
  4. Толстая и тонкая. Часть 2: Тонкая

Страница: 1 из 3

В укромном местечке, под завалами распечаток и устаревшей документации, в нижнем ящике письменного стола на работе, хранится конверт, а в нем — четыре фотографии. Четыре женщины, оставившие в моей жизни наиболее яркий след. И почему-то они ассоциируются у меня с временами года...

Времена года. Обратный отсчет
И когда на душе совсем паршиво, когда думается, что хуже быть не может, когда за окнами мертвым ковром лежит снег, кружит метель, воет буран, царит собачий холод, я достаю из конверта и рассматриваю фотографию Тани. Я вспоминаю неоднозначные эпизоды наших отношений, и утешаю себя мыслью, что природная зима — явление временное и в свой срок завершится, а холод в душе при нашем расставании еще долго угнетал меня ледяным дыханием и мог убить во мне живые чувства к кому бы то ни было.

Или даже — убил...

Необходимое предупреждение
Я не всегда был дефлоратором множества женских душ. Еще лет десять назад, летом 2005 года, я и помыслить не мог, что счет женщинам пойдет на десятки и перевалит за сотню. Никакого блокнотика и в помине тогда не было. У меня была жена, были 2 актуальные любовницы — Света и Лейла, с которыми я встречался регулярно, от Инны я благополучно избавился, мамбовская анкета была нужна только когда намечалась более-менее длительная поездка в другой регион. С ее помощью были найдены, в частности, Таис Афиноградская и героиня «Курортного романа» Оля, но как инструмент для поиска новых постоянных любовниц я мамбу не рассматривал. Да и не было в них нужды. Все три вышеупомянутые партнерши были мне интересны и желанны, и даже с сексуальной точки зрения у меня был полный комплект. Не практикует анальный секс супруга — зато этот вид преобладает в интиме со Светой. Не любит и не умеет сосать Света — зато фирменный минет от девственницы Лейлы всегда без проблем.

Понимаю, что знающим DD нынешнего покажется удивительным, но факт остается фактом. Я не искал новых любовниц, я не собирался в поездки в ближайшее время, и только один-единственный пункт в анкете женщины, которая посмотрела мою, сподвиг меня задать ей нейтральный уточняющий вопрос, но хорошо известно, все большое начинается с малого.

Кто мог знать, что в конце будет снежная лавина, закрутившая и завертевшая в круговорот, выбросившая в итоге на поверхность совсем другого человека?

Наркомания тоже зачастую начинается с одной затяжки «плана».

Мамба, Аська, телефон
Я вначале не понял, с какой стати женщина из крупного и не близкого к нам города, заглянула ко мне в анкету, в которой традиционно не было фото, в которой традиционно был заполнен только пункт «секс на 1—2 раза», в которой не было никаких признаков отличия от сотен и тысяч подобных мужских анкет.

Ответный просмотр ее анкеты ясности не внес, и только в «автопортрете» косвенно стал понятен интерес. Но, конечно же, не лично ко мне. На вопрос «Ваш любимый город?» Таниным ответом значился «Энск».

Мне почему-то подумалось, что она как-то разово посетила наш город, и он ей так понравился, что запал в душу и стал любимым. После «привет-привет», я спросил, а почему тебе так понравился Энск, чем он привлек твое внимание и заслужил упоминания в качестве любимого?

Ответ был иным, чем мне подумалось, и более логичным. Она родилась и выросла в Энске, окончила школу, и только поступив в институт и затем выйдя замуж, стала жительницей другого города. Началось наше общение вначале на страницах сайта знакомств, затем для удобства и оперативности обмена репликами перешли в аську. А еще чуть погодя, обменялись и номерами мобильных телефонов, чтоб наше общение не было привязано к компьютерам и возможности доступа к Инету.

Дефлорация души
Таня сама оказалась дефлоратором души. Именно она инициировала разговоры на интимные темы, именно она стала узнавать у меня подробности моей личной жизни с самых первых проб до текущего времени, именно она первой выпытывала, какие у меня есть сексуальные желания и фантазии, желанные эпизоды в сексе и не очень приветствуемые.

Для меня это было откровением. Конечно, с некоторыми моими любовницами, бывшими до этого момента, я вел такие разговоры. Но они начинались уже после того, как данная женщина становилась моей долговременной подругой, после того, как возникало доверие на физическом и эмоциональном уровне, после того, как убедившись в сексуальной гармонии, возникала потребность убедиться и в душевной. Но чтоб вести такую беседу еще не будучи реально знакомыми, и тем более с проявлением активности со стороны женщины — такого у меня не было. Мне было лестно, что я привлек внимание женщины, жившей чуть ли не за тысячу километров, с которой пока что не было никаких вариантов встречи, которая спокойно и понимающе выслушивала мои откровения, задавала адекватные и уточняющие вопросы, демонстрировала полное понимание мужской психологии в плане секса. И притом, была на десять лет моложе меня.

Конечно же, отвечая на Танины вопросы, я не мог не задавать ей ответных аналогичных. С такой же откровенностью отвечала на них и она. И с ее слов, мне вырисовалась такая картина ее сексуального становления и взросления.

Ее первым интим-партнером был парень из Энска. Сейчас уже не помню точно, как она сказала, то ли из параллельного класса, то ли из соседнего двора, но хорошо помню ее фразу «второе полугодие выпускного класса мы проходили за ручку, ни для кого не было секретом, что Ромка и Танька — жених и невеста не для того, чтоб дразниться, а на самом деле». Но боясь боли от дефлорации, боясь случайной беременности, идя на поводу у представлений определенных кругов, Таня не отдалась ему полноценно, предпочитая петтинг и оральные ласки. Впрочем, Ромка (имя условно) сам был не русский, и ему льстило, что после свадьбы он сможет гордо кинуть консервативным родственникам окровавленную после дефлорации простыню, и сказать «А вы же говорили, что все русские девки — 6ляди. Убедитесь в том, что моя жена — исключение».

Первый жизненный удар Таня получила, когда довольная и счастливая успешным поступлением в вуз крупного города (далее — Крупногорска), вернулась в августе домой, чтоб пару недель до сентября провести в праздном ничегонеделании, обнимашках-целовашках-отсосалках-отлизалках со своим любимым Ромкой, и возможно даже, к ним придут сваты, и она станет его официальной невестой. Ее встретил на вокзале старший брат, странно молчаливый и почему-то совсем не радующийся щебетанью сестры.
— Ты простыл, что ли? У тебя глаза слезятся. Или случилось что-то?
— Дым попал, — буркнул он в ответ и выбросил окурок из окна машины.

Дома ее встретила мама в черных одеждах. Папы не было. Не было дома, и не было в живых. Он внезапно скончался несколько дней назад, накануне последнего Таниного экзамена, и было решено ей об этом не говорить, чтоб она не бросила всё и не примчалась домой. И кто сможет сказать тут, это было верное решение или нет?

Таня подозревала, что самое веское слово в решении не сообщать ей о горе сказала ее невестка, жена брата, с которой как-то не нашлось взаимопонимания, и которой явно не улыбалось прожить еще год с золовкой под одной крышей. Но прямого повода конфликтовать не было, и под горячую руку подвернулся Ромка. Когда он, с улыбкой до ушей, ошалевший от радости после долгой разлуки, кинулся ее целовать и обнимать, получил по рукам, получил кучу обидных слов от «тупой бесчувственной скотины» до «чурки нерусской», получил слезы и истерику, получил рыдание на своей груди и массу невыполнимых требований, от «убей эту гадину-невестку» до «увези меня за границу,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх