Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне

  1. Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне
  2. Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах
  3. Толстая и тонкая. Часть 1: Толстая
  4. Толстая и тонкая. Часть 2: Тонкая

Страница: 2 из 3

я не хочу жить в этом городе и в этой стране».

Таня уехала на учебу еще до истечения сорока дней, понятно, что ни о каком сватовстве не могло быть и речи. А Ромка действительно был не «ума палата». Он даже не сделал попытки поступления в институт, и осенью был забрит в солдаты. Весь первый курс Таня проходила в траурной одежде, не ходила ни на какие вечеринки, вела себя очень строго, одергивала соседок по комнате в общежитии, если какое-то их веселье и шутки казались написано для sexytales.org ей неподобающими ее печали. Утешалась только письмами от Ромки. Старалась ему писать подробно о своей студенческой жизни, об интересных предметах и экстравагантных профессорах, о достопримечательностях Крупногорска и бурных политических событиях. Наверное, этим и оттолкнула, а возможно, подспудно и сама поняла по неграмотным строчкам, корявым предложениям и скудным мыслям, что он ей и она ему — не пара.

Во всяком случае, ее второй жизненный удар — расставание с первой любовью, был не таким неожиданным и ошеломляющим, как смерть отца. Это не было внезапной гибелью здорового человека, а скорее медленным угасанием обреченного больного. Ромке дали отпуск в то лето, которое было у Тани после окончания второго курса. Они встречались, точно так же целовались-миловались, Таня с удовольствием подмечала, что ничуть не утратила мастерство минетчицы, и что спустя почти двух лет воздержания (свои пальчики не в счет) ее клитор так же отзывается на мужские ласки, и оргазм потрясает ее тело точно так же, как и в первые разы еще в школьные годы. Но и с какой-то обреченностью давала себе отчет, что во всем остальном этот мужчина с крепкими бицепсами и невзначай вырывающимся крепкими словечками (чего раньше не было, издержки жизни в казарме) ее не трогает совершенно, что ей неинтересно быть с ним и беседовать о чем-либо, что он не знает и не желает знать элементарных вещей, что она будет стыдиться его манер и речи, если они окажутся где-то совместно в интеллигентной компании, и что он тоже стыдится ее, избегает прогулок в людных местах и посещений кино и кафе, потому что она безобразно располнела, тем паче будучи от природы далеко не худышкой.

Формальным поводом для ссоры перед расставанием стало желание Ромки трахнуть ее вагинально. Тогда как уже давно не звучала ни в письмах, ни в разговорах до и после оральных ласк тема свадьбы, гостей, медового месяца, будущих детей, такая популярная в первый год ее учебы и его службы в армии.

— Ты что, Ромка? Сам же говорил, до свадьбы ни-ни.
— Да ну, сколько ждать еще той свадьбы. Когда еще она будет? Тебе еще учиться и учиться, мне служить и служить, я вот в прапорщики думаю пойти, уважаемые люди в армии, не солдаты как никак, и навар свой имеют всегда, писал тебе, помнишь?
— Ну вот когда будет, тогда.
— А если не будет? — забросил пробный шар Ромка.
— А если не будет, значит не будет, — совершенно спокойно ответила Таня, нашарила в траве солнечные очки, надела их, поднялась на ноги и пошла по косогору вверх, к проселочной дороге, оставляя за собой облюбованное укромное местечко на берегу реки и одиноко сидящего Ромку, не понимая еще до конца, чего ей больше хочется: чтоб он тут же рванулся ей вслед, заверяя в своей любви и неминуемости скорой свадьбы; или чтоб он так же остался сидеть и больше никогда их пути не пересеклись?

Судьбе было угодно последнее.

Аспирант
На третьем курсе случился у Тани разовый и очень забавный эпизод с парнем, которого можно считать ее вторым мужчиной, но тоже без дефлорации. Пришел в гости к ее соседке по комнате знакомый аспирант. Выпили вина, болтали, шутили, рассматривали журнальчик с полуголыми девицами, читали и хохотали над пикантными анекдотами.

Потом я и сам имел возможность заметить, что алкоголь очень сильно повышает либидо Тани, и она, зная эту свою особенность, в зависимости от ситуации либо капли в рот не брала, либо накатывала рюмку за рюмкой в ожидании долгожданного интима. Но все это было потом, а именно случай в общаге стал первым поводом подметить такую особенность. И плюс такой нюанс — будучи подшофе, Таня кое-что помнила отлично, а кое-что забывалось напрочь.

Вот что она писала мне тогда: «Я так и не вспомнила момента словесных уговоров или тисканий с ласками с целью соблазнения. Вот только что сидели за столом, провозглашали очередной тост. И как будто сразу — мы с соседкой сидим на кровати, она с голыми сиськами, я в лифчике, ниже пояса обе одеты, а аспирант стоит перед нами с торчащим членом, и поочередно мы у него сосем. Смутно-смутно вспоминаю, что вроде он начал с ней целоваться, сперва в шутку, потом взасос, потянулся ко мне, а я ответила, что целуюсь только с любимым, а они стали хохотать и спрашивать, а сексом я тоже только с любимым занимаюсь, на что я гордо ответила, что еще ни разу не занималась сексом, а они стали хохотать еще сильней и я вроде заявила, что зато умею классно делать минет, а соседка в пику мне заявила, что она не хуже это умеет, и пусть аспирант проведет эксперимент. Но именно что очень смутно, и уже непонятно, то ли действительно помню, то ли со слов соседки ее версия произошедшего осталась в памяти.

Но зато отлично помню, какие с одной стороны привычные приятные ощущения от члена во рту, от его поглаживаний по волосам, от его поощрительных «да, да, хорошо, классно, молодец», от прикосновений к яичкам, когда член переходил в рот к соседке, и в сантиметре от моего лица входил-выходил в губы другой девушки, и снова дождавшись своей очереди, жадно заглатывала первым движением, а потом начинала размеренно сосать.

С другой стороны, довлеет мысль, чтоб не дать ему кончить мне в рот. Никогда с Ромкой это не было проблемой, а вот сейчас просто не хочу и все. Типа мол, если кончит в рот, все, я конченая блядь, а так, немного пососала, ничего страшного, поблядушка, не более того.

С третьей — хочется, чтоб он потискал меня за грудь, мою здоровенную тогда еще пятерочку, по сравнению с жалкой недодвоечкой соседки, но совершенно не хочется ни куни от него, ни вообще каких-то ответных ласк ниже пояса. То есть настроение какое-то не сексуальное, а как кураж своеобразный.

С четвертой — что я делаю, это наверное не я, это может я сон вижу, сейчас бы проснуться и со смехом рассказать о забавном сне, Ромка, милый, прости, я не хотела. Потом — снова провал в памяти. Раз ничего не осталось в памяти негативного, значит, он все же кончил в рот соседке (что она и подтвердила наутро, вроде бы еще и крикнула после глотания «ура, я выиграла», но мне кажется, ничего такого не было, просто свою версию проталкивала). А последнее что запомнила, когда он еще на виду был, — я повернулась к нему спиной и застегиваю лифчик, значит, все же сняла его, и он меня потискал за грудь, но вот не по памяти так говорю, а по логике, если ты меня понимаешь».

«Понимаю, Таня, что ты хочешь сказать. То есть само событие не можешь вспомнить, но таким было наиболее вероятное развитие ситуации, так? А он потом не захаживал к вам, не пытался снова?»

«Да, так, я голой на столе на танцую конечно, сколько бы не выпила. Но много чего только задним числом осознается, это как поезд из пункта А поехал в пункт С, наверное и через В проезжал. Вероятно, но не гарантировано. А аспирант как-то постучался ко мне, я одна была в этот момент, так ему грубо ответила и захлопнула перед носом дверь, ну не хотела я с ним никаких ни отношений, ни секса. Это вино за меня решило, что надо делать».

Уж замуж невтерпеж
На четвертом курсе за Таней начал ухаживать парень, ставший впоследствии ее мужем. Ее бзик насчет того, чтоб стать женщиной только после свадьбы, весьма удивил обычного русского парня, который полюбил ее вовсе не за девственность, вполне допуская, что у нее могли быть до него и несколько партнеров, равно как и он женится, будучи далеко не девственником. ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх