Кабинка на пляже

Страница: 2 из 2

тесно обхватившие меня, тянутся за ним и блестят. И запах — запах возбуждения стоит такой, что мне кажется — все его должны чувствовать...

Движения мои становятся все торопливее, резче, нарастает волна... И тут Таня начинает спускать во второй раз. Я зажимаю ей рот рукой, потому что крики ее уже слишком громкие. И — сам чувствую, что... ох! Ух ты! А-а-а!

Прижимаю ее к себе, все так же стоя за ее спиной. Потом чуть приседаю, с влажным чмоканьем выхожу из нее. Она поворачивается ко мне, обнимает.

— Спасибо, что обо мне не забыл. Повезет твоей жене. Такой, чтоб о женщине думал, как о себе, редко встречается. — И целует.

Потом берет купальник, хочет надеть, а... В общем, то, что я ей «подарил», из нее выбегает. Таня смотрит на меня.

— Ну, видишь, что ты сделал? — с шутливым укором говорит.

Потом надевает купальник.

— Надо будет в озере сполоснуться, — говорит. — Но вот что сказать...

— Это беру на себя.

Она смотрит на меня, потом кивает:

— Давай, мужчина.

— Ты права, — говорю ей. — Теперь мужчина.

Таня, Татьяна Григорьевна, смотрит на меня:

— Ты хочешь сказать...

— Ты — моя первая женщина, Таня, — впервые называю ее так.

Она отводит глаза, потом выходит из кабинки. Оглядывается, делает мне знак рукой. Я подхожу, подставляю ей руку. Веду ее к воде.

На нас оглядываются. Я говорю так, чтобы услышали:

— Это вас на солнце так. Перезагорали, Татьяна Григорьевна.

— Да, наверно, — «слабым» голосом говорит она.

Я завожу ее в воду, заслоняю от берега, делаю вид, что плескаю воды ей на голову, а она тем временем совершает быстрый туалет. Потом шепчет:

— Готово.

Я вывожу ее из воды, говорю:

— Вы полежите сейчас у себя, там тень, прохладней. Поспите. Я вас провожу.

— Да, спасибо, — она хорошо играет роль, благо определенная усталость у нее имеется, пусть и по другой, кхм, причине.

— Татьяна Григорьевна, как вы? — спрашивают девчонки.

— Ничего, девочки, просто неудачно загорела. Вы сами долго не сидите.

— Да мы привычные! — девчонки рады, что их не выгоняют с пляжа. А пацанам вообще дела нет — Женька с Вовкой рыбачат, Андрей в лодке дремлет, Орлик-маленький кассеты перебирает у магнитофона, а Димка с Орликом-большим у девчонок бадминтон сторожат.

Я довожу Татьяну до ее домика, комната у нее на втором этаже. Я помогаю ей подняться, а сам украдкой уже поглаживаю ее ягодицы. Она шепчет:

— Ты что? Увидят же!

— Да не, я обзор закрываю.

Она открывает дверь, опускается на кровать. Смотрит на меня, смеется устало:

— Утомил ты меня, Вадик...

— А ты меня — нет. — И руку ей на грудь кладу.

Она смотрит на меня, улыбка сползает с ее лица.

— Ты же получил свое.

— Если ты скажешь «уходи» — уйду, — отвечаю.

— Слово джентльмена? — улыбается.

— Слово мужчины.

Эти слова я сказал так, что она притягивает меня к себе, обнимает, целует в щеку, в шею. Я стягиваю с нее лямку купальника, обнажая правую грудь. Целую ее кожу, влажную, чуть прохладную. Ловлю сосок губами. Посасываю его, ощущая всю теплоту, мягкость тела женщины.

Она откидывается на спину и смотрит на меня таким взглядом влажных, желающих ласки глаз...

Я стягиваю вторую лямку, обнажаю груди полностью. Целую их, чуть сжимая соски.

— Откуда ты все это знаешь? — Таня спрашивает это между постанываниями. — Если никого у тебя еще не было...

— Книжки читал, — смеюсь. Стягиваю с нее купальник полностью, бросаю его в угол. Снимаю с себя плавки, отправляю их туда же.

— Правильные книги читал, — смеется Татьяна Григорьевна. Потом разводит ноги, показывая мне темную полоску на лобке, ведущую к влажным складкам и розоватому отверстию, манящему своей глубиной...

— Вот так бы вечно смотреть на тебя, — говорю негромко. — Трогать тело, узнавать наощупь его мельчайшие детали, складки, впадины...

А сам провожу ладонью, перебираю пальцами, погружаю один внутрь...

— Ты просто с ума сводишь такими разговорами! — Татьяна хватает мою руку, тянет меня на себя.

— Подожди. Согни колени, а ноги разведи. Вот так. Ты бы знала — как это эротично выглядит! Так и хочется — вонзиться в тебя и пронзать, как копьем!

— Ну так вонзи! — она уже не может, просто исходит желанием.

Я опускаюсь и одним движением вхожу в ее влажное лоно. Толчок — и упираюсь в самое дно. Таня вскрикивает, сжимает мои плечи. Потом смотрит мне в глаза, шепчет:

— Ну же, давай, покажи мне свою силу! Заставь меня задрожать под ударами твоего могучего клинка!

— Книжки романтические почитывала? — улыбаюсь. — А вот так? — продвигаюсь вперед.

— А-а-а! — она откидывает голову. — Продолжай!

Я упираюсь на локти и начинаю медленно, словно маятник, раскачиваться в ней. Туда, сюда, а влажные губы тянутся за мной и можно видеть, как член ныряет и выныривает из отверстия.

Я качаю свое тело вперед, назад, — и целую ее грудь, целую лицо, мягкие губы, глаза, полузакрытые от наслаждения.

И вот — мы оба начинаем вскрикивать, сжимать друг друга. Вспышка!

Я перекатываюсь, ложусь рядом с ней. Поглаживаю ее бедро.

— Ты как хозяин, — усмехается Таня.

— В смысле? — смотрю на нее.

— Рукой гладишь меня так спокойно, с осознанием своей власти надо мной.

— А она есть, эта власть? — смотрю на нее.

— Конечно, — она обводит пальцем контур моего лица. — Любой мужчина, любивший женщину, имеет над ней власть. И ты.

Я накрываю ее ладонь своей и закрываю ее губы своим поцелуем.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

9 комментариев
  • Sinner
    3 декабря 2015 2:32

    Не люблю я ваши рассказы — ни покритиковать, ни даже прокомментировать особо нечего. Готовые, завершенные изделия — на них остается только смотреть. И ставить оценки:) 10

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Евгений3
    3 декабря 2015 6:28

    Благодарность небесам, если школу заканчивают настолько взрослые пацаны, но что-то мне подсказывает, что это всего лишь мечта.
    Автор, хочу подчеркнуть один немаловажный для подобной ситуации момент. Считаю неправильной позицией, считаю самообманом называть учительницу Таней. Это всё равно не поставит их на одну черту. Даже, лёжа под учеником, она остаётся для него Татьяной Григорьевной. А побывав на учительнице, Вадик не становится в одночасье Вадимом Степанычем. Это надо чётко сознавать и не строить иллюзий. Опять же, в чём проблема трахать именно Татьяну Григорьевну? На мой взгляд, так же волнительно, как и Таню.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Алабай
    3 декабря 2015 12:31

    Надо предмет в школе ввести, Взросление.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Tender55
    3 декабря 2015 12:39

    Здорово написано! Но с комментаторами соглашусь. Очень уж быстро герои сошлись. Я бы мог ещё поверить, что ей понравилось, но не могу поверить, что она сразу прониклась такой нежностью к пареньку, который по сути-то её изнасиловал.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Veko
    3 декабря 2015 15:40

    Тут, скорее всего, всё дело в том, что это такой взгляд бывшего (ещё совсем недавно) школьника на то, как всё для него самое интересное должно происходить. Ухаживать и уговаривать он ещё не умеет — вот и бросает его мечтания в другую сторону

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • janeta
    6 декабря 2015 9:31

    сильно взрослые речи вчерашнего школьника.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Veko
    6 декабря 2015 15:11

    Так школьники тоже разные бывают. Есть и небольшой процент тех, у кого язык с головой дружит

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • janeta
    6 декабря 2015 22:36

    дело не в дружбе головы с языком. Лексика и психика в 17—18 лет другие, чем в 22—25. И мироощущение.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Veko
    7 декабря 2015 15:24

    Загнали меня в последний бастион — авторское допущение))) Ну вот такой он молодец, ГГ

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх