Она была актрисою...

Страница: 2 из 6

после первого звонка, был небольшой: 15 рядов по 20 мест каждый. Он сразу занял свое место в первом ряду — прямо напротив авансцены, и положил букет на колени перед собой. «Надо же, билет всучили насильно, а оказались козырные места», ухмылялся Александр, оглядываясь по сторонам. Зал постепенно наполнялся зрителями, и через короткое время стал почти полон.

Прозвенел третий звонок, и свет в зале стал заметно темнеть. «Штепсельную вилку медленно вынимают из розетки», вполголоса пошутил он «на автомате»: обычно, когда он неожиданно ронял эту фразу в кинотеатре, где часто бывал с друзьями, от него по залу волной разбегались смешки. Сейчас же на него зашикали со всех сторон, и он заткнулся. Александр понял, наконец, в чем была причина его столь нарочитого и неуместного веселья: он страшно волновался.

С тихим шорохом распахнулся занавес, загорелся свет рампы, и в ярких лучах театральных софитов появилась она. Александр был совершенно не готов к такому быстрому ее появлению, и совсем растерялся. Он даже перестал на какое-то время дышать. Он во все глаза смотрел на нее, замерев в театральном кресле.

Боже, как же она была хороша! Александр со счастливой улыбкой на лице следил за каждым ее движением, каждым жестом, совсем не слушая, что она говорит: он был очарован ее сильным и мелодичным голосом. Александр весь подался вперед и чуть не уронил букет, лежащий у него на коленях. Лена была одета в пышное вечернее платье изумрудного оттенка с глубоким декольте: «третий размер, не меньше», отметил он. Когда по ходу действия пьесы ее грудь вздымалась в каких-нибудь эмоциональных местах, Александр невольно замирал, не в силах оторвать от нее восхищенного взгляда. «Это просто сиськи», раздался в голове скептический голос, но Александр усилием воли тут же его задавил: «это не просто сиськи, это... Это...»

— Молодой человек, оставьте мое колено в покое! — зашипели на него слева, и Александр испуганно отдернул руку.

— Извините, — буркнул он, и покосился на соседку — женщину лет сорока, чье колено он сжимал, следуя за своими фантазиями о Елене Прекрасной: он ее уже почти боготворил.

— Пожалуйста, — миролюбиво шепнула соседка, и бросила на Александра заинтересованный взгляд.

Александр положил руки на букет цветов и старался больше бурно не проявлять свои эмоции, всецело отдавшись происходящему на сцене. Когда Елена не была занята в мизансценах спектакля, Александр нервно тряс коленом, украдкой оглядываясь по сторонам: ему было откровенно скучно, так как он не следил за перипетиями сюжета, который развивались на сцене: его интересовала только она.

Наконец спектакль подошел к концу, и все артисты, которые были заняты на сцене, вышли на поклон. В зале дали общий свет, и зрители приветствовали игру лицедеев бурными аплодисментами: иногда раздавались крики «Браво!». По рядам понесли первые букеты цветов и Александр, наконец, опомнился: он никак не мог оторвать взгляд от Лены, стоящей посередине сцены.

Вот артисты отпустили ее одну на очередной поклон, и она приблизилась к краю рампы — буквально в двух метрах от Александра. Она заметила его, судорожно сжимающего несчастный букет, и ободряюще улыбнулась. Александр, как зомбированный двинулся ей навстречу, следуя за ее взглядом как по световому лучу. «Ты идешь, как дуболом», мысленно сказал он сам себе, вспомнив неуклюжих деревянных солдат Урфина Джюса. Наконец он справился с волнением и протянул ей букет.

Лена приняла его, и чуть наклонилась к Александру. рассказы эротика Он сделал маленький шажочек ей навстречу, и она прикоснулась к нему щекой в приветственном поцелуе. «Спасибо Вам», прошептала она, и Александр смутился окончательно.

Он не помнил, как добрался до дома, чуть не врезавшись по дороге в какого-то ублюдка, еле тащившего низко сидящую задницу своего тарантаса по крайней левой полосе. «Лада седан! Баклажан!», ревело из динамиков его машины, и Александр мысленно расстрелял его из базуки: он иногда еще играл в «Doom» до сих пор.

Дома, добравшись до интернета, он первым делом забронировал билеты на все ее спектакли в этом месяце: их оказалось еще четыре. На другой месяц бронь почему-то не давали. Утром, еле дождавшись обеда, он съездил в театральные кассы и выкупил свой заказ, только после этого, наконец, немного успокоившись.

Когда он дарил ей букет в конце спектакля во второй раз, она узнала его и мило улыбнулась, как старому знакомому. На третьем «свидании», Александр с замиранием сердца видел, как она ищет его по залу глазами: ему хотелось подпрыгнуть на месте и закричать: «Я здесь!». Ему было досадно, что билеты достались на разные места: единственное, что было в его власти, это купить билеты на места, расположенные максимально близко к сцене. Наконец она заметила его, улыбнулась одними уголками губ, и, поравнявшись с ним — прямо во время спектакля! — еле заметно кивнула ему.

На предпоследней встрече Александр набрался храбрости, и, отдавая ей букет, пискнул: «Браво!». Лена улыбнулась, и поцеловала его в щеку мимолетным поцелуем. «Спасибо Вам!», сказала она и задержала его руку с букетом в своей руке чуть дольше, чем этого требовали приличия. Александр чуть не кончил в штаны: он и так подходил к рампе согбенной походкой: его член, неизменно поднимавший голову при одном только взгляде на нее, не давал ему двигаться легко и красиво. Он понял, что влюбился в нее, как мальчишка.

Оставался последний спектакль в этом месяце, когда он мог точно увидеться с ней. Он давно уже хотел встретиться, но никак не мог придумать повода, как это сделать. Они были существами из разных миров: он — офисный планктон (ну хорошо, пусть не планктон, но все равно его должность не тянула на статус выше кальмара), а она из мира Богемы, красных ковровых дорожек, и Вдовы Клико, в хрустальном ведерке со льдом ждущей своего часа. Они нигде не пересекались на этой планете.

Наконец, Александр решился. Прикупив три чистые открытки с красными розами на обороте (вдруг он испортит одну при заполнении), он с утра сел писать ей записку, которую намеревался подарить вместе с последним букетом. С этой задачей он справился легко и быстро — когда он закончил, на улице не совсем еще стемнело. Ему пришлось еще раз ехать в магазин за новой партией открыток, пока он не сообразил, что можно сначала потренироваться в эпистолярном жанре на черновике. Наконец, текст, который его удовлетворил, был составлен, тщательно написан, и Александр с нетерпением стал ждать завтрашнего дня: встречей со своей Мельпоменой.

Привычно пропустив основное действие спектакля — единственное, что он заметил, что на этот раз она играла не главную, а второстепенную роль — Александр дождался финала и приготовился к встрече с Леной: сегодня его букет был выше всяких похвал. Она привычно вышла на сцену с труппой театра, занятых в спектакле, и благосклонно получала заслуженную порцию благодарности и внимания зрителей. Она заметила его сразу, еще в самом начале спектакля, неизменно кивнув при этом, и сейчас подходила к его месту, сияя со сцены счастливой улыбкой.

— Какие божественные цветы! — воскликнула она, восхищенно принимая от Александра букет, чуть ли не размером с него самого.

— Там внутри записка, — буркнул он, отчаянно краснея, — это Вам!

— Спасибо! — кивнула Лена, и пожала его руку.

Потом легко поднялась, и грациозно ушла за кулисы вместе с другими участниками сценического действа. Но в последнюю секунду обернулась, и посмотрела на него. Потом улыбнулась, махнула рукой, и пропала за кулисами своего мира, куда простым смертным вход был воспрещен.

Она обернулась! Аллилуйя! Александр упивался моментом, но потом вдруг ясно понял, что совершенно не продумал, что делать дальше. «Как я узнаю ее реакцию?!», он тянул с выходом из зала до последнего, надеясь, что она вынырнет где-нибудь, и поманит его за собой. Он торчал в опустевшем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх