Рождество

Страница: 4 из 5

ко мне, заставила снять трусы и заключила выпрыгнувший член в колечко из большого и указательного пальца, принявшись двигать ими вдоль ствола. Это, без сомнения, было приятно — чувствовать что тебе дрочит именно мама, глядя при этом на ее груди, но я решил, что, раз она так легко предложила мне это, можно попросить большего. Насколько большего? Это уж как повезет. Я остановил ее руку:

— Мам, не надо.

— Почему? — она очень удивилась, ведь что еще может быть нужно перевозбужденному пацану.

— Рукой я и сам могу.

— А чего же ты хочешь?

— Не знаю. Придумай что-нибудь, ты же взрослая и опытная.

Мама раздумывала некоторое время, а я пока трогал ее грудь, покачивая соски пальцем.

— Леш, тебе моя грудь нравится? — спросила она.

— Ты еще спрашиваешь?! Конечно.

— Тогда сделаем так...

Я лег на спину. Мама, скинув ночнушку, которая, собравшись на животе только мешала, уселась между моих ног. На ней в самом деле оказались трусы, обычные белые, достаточно большие чтобы закрыть все интересное и еще немножко сверх того. Впрочем, один только вид обтянутой ими промежности заставил мой орган вздрогнуть. Она наклонилась, сжав член между грудей и подвигала их:

— Так нравится?

— Да-а-а...

Разумеется, нежная кожа груди не шла ни в какое сравнение с любой рукой. А уж чувство мягкого сдавливания теплыми полушариями вообще привело меня в восторг. Мама дрочила мне собственной грудью, но в таком положении, наклонившись, ей оказалось не слишком удобно.

— Леша... — выпрямилась она. — Давай лучше я лягу, а ты сверху сядешь?

Так мы и сделали. Я сел сверху и вложил член между грудей. Получилось еще лучше — я теперь сам сжимал их, держа пальцы на выпуклых сосках. Мама приподняла голову, наблюдая как головка появляется перед ней и снова исчезает меж сжатых холмов. Мне, казалось бы, уже нечего было желать, но наблюдая кончик члена, выскакивающий в непосредственной близости от маминого лица, я обнаружил в себе безумную мысль. Это был риск, и немалый. Если не получится, то мама точно разозлится и не разрешит мне больше вообще ничего. Но зато если получится...

Остановившись, я пристально поглядел на нее, пытаясь угадать реакцию.

— Ты чего, Леш? Неудобно?

— Да нет. Мам, а еще как-нибудь можно?

— Как?

— Не знаю...

Я погладил ее по голове и чуть-чуть, самую малость придвинулся.

— И я не знаю.

— Мам, не может быть. Ты наверняка знаешь еще какой-нибудь способ.

Я еще немного придвинулся и снова погладил ее, чуть приподняв голову.

— Ничего в голову не приходит... — растерянно сказала она, уставившись на подрагивающую перед лицом головку.

— Совсем-совсем?

Придвинувшись еще немного, я ощутил легкое, незаметное касание головкой маминых губ. Вглядываясь в ее лицо, я все еще пытался угадать, стоит ли делать последний шаг. Мама молча смотрела мне прямо в глаза, точно пытаясь сказать что-то взглядом. Она, конечно, догадалась чего я хочу, но в ее взгляде читалась неуверенность и страх.

— Я не зна-а-ю... — растерянно произнесла она.

Я в это время сдвинулся еще немного и самый кончик головки оказался между ее губ.

— Лешенька...

Ее голос был тихий, немного дрожащий, невнятный из-за мешающего губам предмета. Я не ответил, продолжая глядеть ей в глаза. Мама так же пристально смотрела на меня, держа в губах кончик моей плоти, словно чего-то ждала. И я потянул ее голову к себе, лишь на мгновение ощутив слабое сопротивление. Член легко раздвинул губы, заставляя широко раскрыть рот. Я протолкнул его чуть глубже, ощутив как влажные губки скользнули по коже а головка коснулась языка. Мама шевельнула им и меня затопило чувство наслаждения. Мне удалось всего два раза немного вытащить член и снова погрузить его обратно до того как из меня брызнула сперма.

Я не освобождал мамин рот пока она пыталась проглотить то, что вылилось из меня. Только когда она сама вытолкнула языком ставший мягким орган я отодвинулся.

— Леш... — шепотом сказала она. — Ты понимаешь что мы сейчас сделали?

— Да. — так же шепнул я. — Извини, мам.

Она еще раз сглотнула.

— Больше никогда так не делай. И вообще...

— Мам, ну прости... — возбуждение немного схлынуло и я почувствовал себя полностью виноватым. Тем более что я-то свое удовольствие получил, а вот она... вряд ли. — Мам, а хочешь я тебе так же сделаю?

— Как? — не поняла она.

— Ну... языком?

— Нет, Леш, не надо...

Но я уже сполз вниз, оказавшись между ее ног и потянул с нее трусы.

— Не надо! — вскрикнула она, сжимая ноги и подтягивая колени к себе, но было поздно.

Ее трусы уже оказались на коленях и поднятые ноги только помогли мне снять их совсем. А дальше осталось только толкнуть мамины коленки в стороны и упасть между ними лицом. Я почувствовал щекотнувшие щеки мягкие волоски и губами ощутил припухлость половых губ. Мой язык легко проник между ними, пройдясь сверху донизу. Вверху я коснулся упругого торчащего стерженька, заставив маму заметно дернуться, внизу нащупал кончиком языка углубление входа, попытавшись сунуть язык туда. Длины языка явно не хватало и я вернулся вверх, к клитору. На каждое прикосновение к нему мамино тело отзывалось легкой дрожью. Ее бедра сначала сжали мою голову, но потом она широко расставила их и прижала голову к промежности, издав тихий стон. От этого звука мой член, и так не до конца сдувшийся, снова обрел силы и уперся в постель. Мама застонала еще раз... а потом оторвала мою голову от себя и потянула вверх:

— Лешенька... — услышал я. — Не надо там... Нам так нельзя... Иди лучше просто поцелуй меня...

Я поддался. Мама тянула меня к себе, я поднимался все выше, скользя между ее ног и вдруг понял, что она, спеша прекратить то, что, по ее мнению, было недопустимо, не учла мою молодость и степень возбуждения. Наверное, она думала, если конечно вообще думала, что после того как я кончил ей в рот две минуты назад эрекция у меня какое-то время будет отсутствовать. Но она была! Член торчал вперед, параллельно животу и я, добравшись до сосков и целуя их, понял что еще немного и головка упрется в нее!

Она продолжала меня тянуть. Я выпустил сосок изо рта и потянулся к ее губам, внезапно ощутив прикосновение головки к маминым губкам. В ее глазах мелькнуло недоумение, потом вспыхнула паника, но мамины руки еще не успели остановиться, продолжая меня тянуть. И я почувствовал как, раздвинув губки, член вползает в мамино влагалище. Ее бедра стиснули меня, стараясь задержать. Мы сразу замерли. Я — от захлестнувшего меня ощущения блаженства, мама... не знаю, может быть от разлетевшихся вдребезги, пусть и не по ее воле, казавшихся незыблемыми запретов. Все-таки неожиданно почувствовать в своем влагалище член сына — это шок. Я вошел в нее неглубоко, наверное на четверть длины или даже меньше, но ощущение охватившей головку вагины было бесподобным. В маминых глазах плескался ужас, на лице читались отчаянные попытки найти какое-нибудь решение. На улице вдруг резко свистнул и с громким хлопком взорвался очередной фейерверк. Мы оба вздрогнули от неожиданности и член при этом вошел еще немного глубже. Теперь в маме была уже треть меня.

— Лешенька... — жалобно прошептала она. — Нам же нельзя...

— Мам, я не хотел...

— Леша... Давай ты вытащишь и мы обо всем забудем?

Она шевельнулась, собираясь выбраться из-под меня, но член в ней при этом тоже сдвинулся, напомнив о себе и она снова застыла.

— Не могу... Правда, мам. — я уже понял, что это выше моих сил, причем намного. — Мам, я никогда это забыть не смогу...

Мама внимательно посмотрела на меня, разглядев на лице переполняющее меня возбуждение и поверила.

— Значит не вытащишь?

— Мам, давай хотя бы просто полежим так немножко? Пожалуйста...

— Какая теперь разница... — тяжко вздохнула она после недолгой паузы и снова потянула меня вверх, принимая в себя член ...  Читать дальше →

Показать комментарии (49)

Последние рассказы автора

наверх