Живой экипаж. Часть 3

  1. Живой экипаж. Часть 1
  2. Живой экипаж. Часть 2
  3. Живой экипаж. Часть 3

Страница: 13 из 31

камеры номер 1, 2, 3».

Сам причал, а точнее — помещение с серыми металлическими стенами и тремя массивными створками гермоворот, мерцающих темной морской синевой через маленькие круглые иллюминаторы, внутри было плохо освещено и имело лишь одну жесткую скамейку для ожидающих.

Изабель подошла к иллюминатору, с любопытством заглядывая в подводный мир Танпета. Но увидеть что-то было почти невозможно: они находились на большой глубине. Да и вода, взбаламученная непрекращающимися штормами, была слишком мутной. Лишь изредка мелькали тушки каких-то рыбок, осмелившихся подплыть близко к источнику света.

— Сто процентов — стучит на всех, кто отправляется на бои, — едва слышно процедил сквозь зубы дарконианец, кивая в сторону милой девушки.

Изабель пожала плечами.

— Даже если так, выбора у нас нет. Если стучит она, то и в других конторах, наверняка, то же самое.

В этот момент за воротами номер один что-то лязгнуло, по полу прошла вибрация. Зажегся зеленый светодиод и створка ворот распахнулась. Пролезая внутрь скафа, Изабель вздрогнула от холодной капли, упавшей на ее затылок. Видимо, герметичный шлюз был не слишком-то герметичным.

— Добло пожаловать на болт! — их приветствовал пилот — щуплый, низкорослый гуманоид с вытянутыми трубочкой губами и большими темно-синими глазами.

Скаф был на порядок больше обычного флайера. Здесь можно было спокойно выпрямиться во весь рост, прогуляться по салону взад-вперед, с комфортом развалиться в одном из семи пассажирских кресел.

C громким «чпок!» закрылся входной люк, зажужжали электромоторы, затягивая замки. Скаф дернулся, отстыковываясь от шлюзовой камеры.

— Луче плистегнитесь!

Изабель поспешно заняла кресло рядом с большим прямоугольным иллюминатором и щелкнула ремнями безопасности. То же сделал устроившийся рядом Кид-хе. Внутренней гравитации, как во многих флайерах, у скафа не было, поэтому все ускорения, резкие манёвры, толчки от попадания в подводные течения ощутимо вжимали пассажиров в кресла, дергали и подбрасывали. Где-то под ними подвывали моторы, с силой выбрасывая позади скафа водяную струю. Частички мутной морской воды замелькали мимо иллюминатора все быстрее и быстрее, пока не слились в одну сплошную серо-зеленую пелену.

— А что, добираться на поверхности вообще нереально? — обратилась Изабель к пилоту.

Он обернулся, демонстрируя искреннее удивление.

— Не местные? Хех... У нас даже лыбаки на пломысел выходят на скафах! Когда на повелхности десяти-двадцатиметловые волны, особо не лазгуляешься. Да и по воздуху в штолм ловно может идти только глуженый лудовоз.

Подумал и со смехом добавил:

— А штолм у нас всегда!

Изабель положила руку на огромную лапищу Кид-хе, сумев обхватить ладонью лишь два его пальца. Она по прежнему смотрела в иллюминатор. Дарконианец не шевелился, потом не выдержал и покосился в сторону капитана. Казалось, Изабель задумалась, и не замечает ничего вокруг. Но ее рука вдруг скользнула под тяжелую пятерню Кид-хе, словно искала надежной защиты. Он нежно сжал ее, отдавая тепло большого сильного тела хрупким и холодным пальцам Изабель. Девушка повернулась к нему.

— Не обижайся, — прошептала она, — Может ты обо мне плохо думаешь, но я не... Это все из-за...

Изабель замолчала, не находя нужных слов. Она уткнулась лбом в его плечо, крепко обхватив сильную руку.

— Ничего такого я про тебя не думаю, — дарконианец погладил ее по спине, — Душе воина неуютно в слабом теле, хоть оно и прекрасно. Душа мечется, не находя ответов на вопросы. А злые демоны мешают ей выбрать правильный путь. В этом причина.

Изабель вскинулась, буквально прострелив его своим взглядом. От неожиданности Кид-хе слегка отпрянул. «Он что, знает про мои сны? Про мою странную слабость? Слабость перед любым возможным совокуплением? Нет... Просто... Просто он понимает меня. А ведь он даже не человек...»

— И все же я не хотел бы, чтобы судьба дала твоей воинственной душе другое тело!

Он улыбнулся. Изабель подтянулась, обхватив его могучую шею. Их губы встретились. Поцелуй длился гораздо дольше, чем было нужно для простой благодарности за понимание. Она опустила руку вниз, чувствуя под ней огромный, набухающий член. Отстранилась, глядя в его нечеловеческие глаза. Ее рот был приоткрыт, она вздрагивала от сбившегося дыхания. Он смотрел на нее исподлобья, мучимый желанием, но полностью подчиненный несвойственной его натуре покорностью перед этой особенной самкой, непохожей ни на одну другую. Своими прикосновениями она вызывала у него благоговейный трепет. Несмотря на сильное возбуждение, для Кид-хе сейчас было немыслимо прикоснуться к соблазнительному телу без ее разрешения.

Изабель отпустила дарконианца, разжав объятия, возвращаясь в свое кресло. Ей показалось, что пилот поглядывает в их сторону. «Плевать. Наверняка он и не такое видел».

Через несколько минут они уже швартовались к станции, сооруженной прямо на дне океана. Открывающийся шлюз снова встретил их неприятной холодной капелью из негерметичных уплотнителей.

Изабель огляделась, вытирая с шеи мокрые следы, смахивая с волос солоноватые бисеринки. Шлюзовые камеры здесь не делились на несколько причалов, все они тянулись вдоль одного цилиндрического коридора. Прибывающие и отплывающие со станции топтались в коридоре шумной толпой.

— Идем.

Она направилась к единственному причальному вход-выходу, соединяющему этот подводный вокзал с остальной станцией. Привычные уже взгляды, облизывающие ее обтягивающий комбинезон, слегка раздражали, но Изабель успокоилась, положив руку на кобуру дестройера.

— Куда теперь? — Кид-хе вертел головой по сторонам.

— Куда все.

Изабель двинулась вместе с самым большим потоком посетителей станции, устремившимся к эскалаторам, ведущим на нижние уровни. Чем ниже они спускались, тем сильнее становился шум. Сначала еле различимый, затем все более громкий, отчетливый, разделившийся на голоса, крики, ворчание громкоговорителя и стадионный свист.

Они вдруг оказались в огромном зале, центр которого был ярко освещен: там располагалась круглая арена. Амфитеатр возвышающихся трибун заполнен беснующейся толпой. Под самым потолком, закрытый большими зеркальными стеклами, тянулся балкон, опоясывающий весь зал. Видимо, для VIP-персон.

Работая локтями, Изабель и Кид-хе стали пробиваться поближе к арене. Там виднелась большая черная доска, на которой какой-то человек писал мелом, одновременно выкрикивая в микрофон.

— Маргарианец «Злой Вутха»... С позволения уважаемого жюри... В одной весовой категории...

Его голос искажался металлом в никудышной акустической системе и резонировал под потолком зала, неприятно ударяя по ушам. Затем послышался звук гонга, тяжелый, увесистый, к нему даже не подносили микрофон, он и так был прекрасно слышен. Ведущий шоу на время затих, отдавая все внимание публики начавшемуся поединку.

— Эй! — Изабель подошла к ведущему, — Мы хотим участвовать!

Он вопросительно кивнул на Кид-хе. Изабель подтвердила. Тогда ведущий соскочил с помоста, на котором была установлена разлинованная доска, скрылся за ним на несколько секунд и выскочил с толстым блокнотом.

— Дарконианец?

— Ага.

— Отлично! Есть для него противник. С вас залог четыреста единиц!

— Какой еще залог? — смутилась Изабель.

— На случай, если откажетесь от боя. Люди делают на вас ставки, и если вы отказываетесь, мы возвращаем им деньги, то есть несем убытки. Поэтому залог.

Было видно, что ему не очень нравится объяснять новичкам все подробности. Он то и дело поглядывал на арену — не завершается ли поединок.

— Если бой состоится, залог возвращается, — нетерпеливо добавил человек, — Так что, вы участвуете? Или нет?

Изабель посмотрела на Кид-хе, тот одобрительно помотал головой.

— Да, участвуем!

Ведущий записал их данные, снял с карточки Изабель деньги и вскочил на помост, быстро ...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх