Живой экипаж. Часть 3

  1. Живой экипаж. Часть 1
  2. Живой экипаж. Часть 2
  3. Живой экипаж. Часть 3

Страница: 19 из 31

усталость.

Губы девушек были в сантиметре друг от друга. Ее чуть сладковатое дыхание смешивалось с дыханием Валери, отдающим нежной горчинкой. Глаза были устремлены друг на друга.

— Ничего... — прошептала Валери. Приоткрыла губы, медленно прижалась к губам напротив. Замерла, смакуя. Чуть дольше, чем подруга, но недостаточно долго для любовницы. Отстранилась. Погладила Изабель между ног, на мгновение нырнув внутрь. Улыбнулась, нащупав там влагу.

— Ты красивая.

Щеки Изабель покрылись румянцем.

— Не такая, как ты...

Валери еще раз поцеловала ее в губы, потом в щеку. Прижала ее голову к себе, обнимая совсем по-матерински. Чмокнула в макушку.

— Спи, заинька...

Астероидный пояс заслонял большую часть обзорного окна рубки. Разрозненные каменистые глыбы медленно плыли в безвоздушном пространстве, вращаясь и бликуя светом местной звезды. Планет, тем более обитаемых, в системе почти не было, лишь на ее окраине отмерял свой тысячелетний год газовый гигант. Астероиды служили для фермеров источником сырья, перерабатывая которое можно было получать материалы для строительства станций. Иногда в монотонном хороводе камней можно было различить блеск стекла и металла: плантации держались на более близкой к звезде орбите, но с большого расстояния это было почти незаметно, и казалось, будто они кружатся прямо внутри пояса, вместе с астероидами.

— Валери, ты знаешь с кем выйти на связь? Может, у них тут рынок какой-то есть?

— Нет-нет, нам нужен Старый Хэн. Если я правильно помню, номер его волны... Можно?

Она подсела к терминалу связи. Ввела диапазон поиска, отбросила неверные результаты, наконец нашла тот единственный, который был нужен.

— Хэн, это Валери! Помнишь меня? Я тут недалеко от тебя зависла, хотела с друзьями в гости напроситься.

Молчание.

— Хэн? Ты меня слышишь?

Валери подождала с минуту, и, когда уже собралась снова обратиться в пустоту эфира, динамик захрипел чьим-то грубым голосом.

— Я знал, что не сдохну, не увидев ещё раз эту сладкую задницу! Привет, крошка!

Валери смущенно оглянулась на улыбающихся Тома и Герхарда.

— На самом деле он не такой! Просто придуривается.

Станция Старого Хэна напоминала вырезанный кусок торта, лежащий на боку. Она неспеша оборачивалась вокруг своей оси, подставляя свету звезды то одну плоскость, то другую.

Герхарду стоило немалого труда скоординировать вращение «Фортуны» со станцией — Хэн наотрез отказался тормознуть её даже на десять минут.

Зато после успешной стыковки экипаж выбрался из железного чрева корабля и попал... на бескрайнее зеленое поле, покрытое молоденькой травой и полностью занимающее одну из трех плоскостей станции. Пожалуй, здесь было несколько квадратных километров площади, а то и больше. Где-то над головой, почти невидимый, висел полимерный прозрачный потолок, поддерживаемый снаружи антигравами. Искусственный ветерок приятно лизал кожу и ерошил волосы.

Хэн, сгорбившийся сухонький старик с седыми волосами и длинной бородой, заставил Валери взвизгнуть, крепко сжав её в объятиях.

— Да, да, я тоже рада тебя видеть! А теперь отпусти меня, пожалуйста!

— Ни за что на свете! Наверное, это мой последний шанс! В сарай, немедленно в сарай!

Он попытался приподнять её, увлекая куда-то в сторону. Валери снова завизжала и Хэн со смехом отпустил её, тут же охнув и прижав руку к спине.

Оглядываясь на экипаж «Фортуны», девушка принялась объяснять.

— Я не на своём корабле. Это капитан Изабель и её команда, я прилетела с ними. И они должны закупить провиант, так что мы на тебя рассчитываем!

— Твои друзья — мои друзья! С едой проблем не будет, но, я надеюсь, вы задержитесь хотя бы на день?

Валери оглянулась на Изабель, увидела её улыбку и расценила это как согласие.

— Останемся. Все равно моя «Мышка» прилетит не раньше, чем через сутки.

— Тогда нас ждёт грандиозный обед! Эээ... — он огляделся и махнул рукой куда-то вдаль, в поле, — Там!

Изабель, не скрывая детского восторга, посмотрела по сторонам. Потом вдруг опустила голову, коснулась своего комбеза и опрометью бросилась обратно на корабль. Через пять минут она вернулась в своём любимом черном платье, так изящно облегавшем её подтянутую фигуру, что можно было не сомневаться — оно одето на голое тело. На неё неодобрительно покосился Мартин, впрочем, не сумев отвести взгляд, не налюбовавшись.

Целый час Хэн грузил на левитирующую платформу еду, посылая киберов то за одним, то за другим. Наконец он подогнал висящий в воздухе грузовичок с откинутыми бортами, приглашая всех рассаживаться прямо в кузове.

— У нас тут все по простому!

— Эх, не думал, что буду в таком восторге от сельской жизни! — заявил, поднимаясь с травы, успевший задремать Герхард.

Кид-хе с сомнением поглядел на грузовичок, нажал на кузов рукой, будто мог этим проверить его грузоподъемность, решился и присел с краю.

Дождавшись, пока и остальные займут свои места, Хэн потихоньку вырулил на открытое пространство и прибавил газу. В стороне от машины бежала, пытаясь её догнать, небольшая дворовая собачонка.

Поездка была приятной, но недолгой. Уже через одну или две минуты впереди показалось блюдце небольшого озера с кусочком песчаного пляжа. Грузовичок подкатил к самой воде и замер.

— В прошлом году выкопал, — пояснил Хэн, кивая на озерцо, — Раньше все жалел, думал — как это, уменьшать посевные, а сейчас плюнул! Какое-никакое развлечение. Рыбок только не успел развести. Но на стол у меня рыба есть, с другой фермы.

Два кибера принялись разгружать еду, расставляя её на большом деревянном столе.

— Ты и один тут обедаешь? — поинтересовалась Валери.

— Ага, бывает. Вот и стол даже не стал увозить, стоит теперь тут, на травке... — он задумчиво почесал бороду, — Я и говорю — на кой черт мне эти площади на старости лет? Тут как-то психанул — на седьмой гидропонке пшеница не пошла — так включил осадки, выкрутил температуру на минус двадцать и неделю по этой пшенице на лыжах катался!

Валери посмотрела на него с беспокойством.

— Свихнёшься ты тут один-то.

— Я не один. Барбос вон у меня, соседи иногда заглядывают... Ну да ладно, давайте садиться!

Стол ломился от всякой всячины. Еда была простая, без изысков, зато разнообразная и в большом количестве. Одного только хлеба лежало семь булок, каждая приготовлена по своему рецепту. А кроме того — картофель, жареный и вареный с укропом, помидоры, сладкий перец, огурцы (о, теперь-то Изабель знала, что это такое!), соленые грибы, копченые рыба и мясо, жареное мясо, кура, ещё какая-то птица, блины, печеная кукуруза, масло, сметана, белое и красное вино, яблоки, груши, клубника, а в центре стола краснели сочным нутром разрезанные на дольки арбузы.

Захмелев не столько от вина, сколько от вкусной еды, гости, как это часто бывает в шумных кампаниях, разбились на группки, резвясь в воде, гуляя на просторах зеленого поля, разговаривая друг с другом и радушным хозяином.

— У меня заказчиков — полсотни заведений со всей округи, — втолковывал Хэн кивающему дарконианцу, — Из отеля «Ригель Инн» каждые три дня приходит транспорт! А все почему? Потому что у меня не то, что вон... — он махнул куда-то в сторону астероидного пояса, — У меня все чисто! Никакой тебе генетики! Никакой химии! Все натурально. Но таких фермеров, как я, становится все меньше и меньше. Сетевые компании с толстыми портфелями подминают плантации под себя. А вот ты сунься к ним — на иной станции живой души годами не бывает! Все киберы делают! А какой продукт без живой души? Эх...

Хэн опрокинул бокал вина, выливая в себя остатки.

Ближе к вечеру, когда станция послушно поворачивалась к звезде другой плоскостью и зелёное поле накрыла темная бархатная вуаль, на пляже развели костёр.

— Не опасно? — украдкой спросила Изабель у Валери.

— Черта лысого опасно, — видимо, услыхав ...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх