Живой экипаж. Часть 3

  1. Живой экипаж. Часть 1
  2. Живой экипаж. Часть 2
  3. Живой экипаж. Часть 3

Страница: 27 из 31

Наивный.

— Признайся, дорогая, что так оно и есть. Ты выдала мне маршрут к станции, и теперь лежишь рядом, вся такая красивая и голая, не просохнув ещё между ног. А через несколько минут, когда я отдохну, снова раздвинешь их и будешь с наслаждением стонать. Да, черт побери, я хозяин положения!

Чуть уязвлённая Изабель пристально посмотрела ему в глаза. «Не просохла, да. Я влажная от жизни. А ты... Ты будешь влажный от крови... «.

Ночью Лис ворочался с боку на бок. Во сне его мучили непонятные звуки. Ему снилось, что вдалеке не то гремит гром, не то стучат барабаны. Звуки становились все тревожнее, все отчетливее... Он вдруг проснулся. Выстрелы! Крики! Сначала близко, затем в стороне, видимо, с правого борта. Гангстер сел. В каюте было темно. Он хотел вскочить, но Изабель оплела его руками, потянула назад, прижала, забралась сверху. Склонила свое лицо к корианцу, так, что их губы почти соприкасались.

— Боишься? — провела рукой по его щеке, — Страшно, милый, правда?

Он сглотнул.

— Кажется, это начался штурм... — она его поцеловала.

Новая волна выстрелов накрыла корабль. Казалось, что пальба стала еще ближе.

— Когда они ворвутся сюда, тебя попытаются убить. А если дарконианец увидит, как ты меня трахаешь... Ммм... — её рука спустилась вниз, лаская его член, прижимая его к тёплой пещерке, — Он обещал вырвать твои внутренности...

Лиса парализовало. Он не понимал, что происходит. Как будто был ещё во сне — хотел встать, но не получается пошевелить ни руками, ни ногами. Ужас от смертельной опасности смешивался в его душе с острым желанием любить эту женщину, не отрываться от её тела, даже если это последние мгновения его жизни.

— Ааах...

Член скользнул в мокрую щелку. Корианец гладил её ягодицы, безумным взором устремившись во мрак.

— Отпусти... меня. Пожалуйста!... Прости... Оо...

В ушах у него то ли пульсировала кровь, то ли продолжали бить барабаны, взывая к душе бандита из потустороннего мира.

— Успокойся... Лежи... Ммм... Ах!

Она покачивала бедрами, принимая в себя отвердевший член.

— Скоро все закончится, не переживай... Мфф...

Барабаны ускорялись. Темнота казалась Лису душной, густой, как будто его завернули в чёрную занавеску. Выстрелы прозвучали совсем рядом, почти за дверью.

Изабель нагнулась, сливаясь с ним в долгом, упоительном поцелуе.

— Не бойся, мой мальчик... Это... сладкая смерть!

Барабаны били дробь, ровно как на эшафоте. На мгновение Лису почудились светящиеся глаза в темноте, прямо над ним, две красные точки, покачивающиеся в такт движениям Изабель. Он хотел вопить во все горло, бежать, но... Не сдвинулся с места, хрипло выдохнув из себя остатки воздуха.

— Мой хороший, — нашептывала она ему в ухо, — Ммм... Ох!... — пауза, и совсем тихо — «Прощай... «.

Лис все-таки закричал. Истерично завыл от наслаждения, кончая в Изабель. Барабаны смолкли. Он провалился в небытие.

Дверь распахнулась, ослепляя девушку светом коридорных диодов, и тут же чья-то огромная тень заслонила вход. Она успела заметить на полу, у самого порога, распростертое тело, кажется, одного из бандитов. Включился свет. Перед ней стоял Кид-хе, с огромным импульсатором, раненый в нескольких местах. Он молча приблизился к кровати и схватил корианца. Изабель отвернулась. Влажные брызги окропили её обнаженное тело, потом Дарконианец поднял девушку на руки, вынес из каюты и по прежнему молча зашагал по коридору. В душе Изабель победной дробью звучал марш.

В трюм, вниз по лестнице, мимо грузовых отсеков. Кид-хе пнул ногой люк, вошёл в комнату, где был пульт управления двигателями и где стояла его кровать — огромная, по росту дарконианца. Бережно положил Изабель. Скинул с себя то немногое, что можно было назвать одеждой.

Он потянулся к волшебной мази, но Изабель остановила его.

— Не нужно! Иди ко мне.

Удивленный дарконианец склонился над девушкой. Она развела ноги в стороны, улыбнулась, отдаваясь радостному ритму, пульсирующему в ней. Нащупала руками огромный, толщиной с два мужских кулака, фаллос. Подалась навстречу.

— Стой! Так нельзя! Это убьет тебя!

— Тише, тише! Все хорошо... — Изабель обняла его за шею, привлекая к себе. Поцеловала в щеку, касаясь грубой кожи. Ткнулась губами в его губы, замерла, потом прижалась, целуя, позволяя целовать себя. Головка члена надавила на влажное устье.

— Изабель... Я боюсь за тебя.

— Все будет хорошо. Я знаю. Доверься мне!

Кид-хе сжал её двумя руками, сомкнув ладони вокруг тонкой талии. Медленно потянул мягкое тело на себя. Фаллос раздвинул вход, приподнимая, вспучивая бритый лобок. Двинулся дальше.

— Аааааммммм...

Живот Изабель увеличивался в размерах, следуя за продвигающимся внутри монстром. Она сжала черную простынь, выгнулась... Перестала дышать, ожидая, когда он в ней остановится. Глубже, еще глубже... И вот замер. Она посмотрела на свою тонкую кожу, обтягивающую член Кид-хе, на рельефный силуэт, проступающий под ней, выдохнула со стоном и откинулась на подушку, разметав темные волосы.

— О-ох, даа...

Его фаллос стал выползать. Она не чувствовала боли, не было и страха. Изабель не знала, как смогла выдержать такое проникновение без фартивианской слизи, но ни секунды не сомневалась, что сейчас она на это способна.

Кид-хе терял осторожность. Возбуждение подхлестывало его. Он вошел в девушку снова, потом еще... Раздвигал ее внутренности, натягивал на себя, все увереннее, быстрее.

— Аах, Аааа! Ооооммм...

Изабель раздвинула ножки еще шире, приподнимая их в воздухе. Дарконианец прижал ее хрупкие запястья к кровати, продолжая вталкивать в девушку мощный поршень. Ее ротик был приоткрыт, глаза то и дело опускались вниз, разглядывая, как член заставляет разбухать и опадать ее живот. Изабель напряглась, стала всхлипывать — она чувствовала, что невероятная волна наслаждения несется на нее, как цунами! Ее затрясло.

— Да! Даа! Дааа!!!

Кид-хе издал громоподобный рык. Он входил в Изабель не слишком быстро, но так глубоко, неудержимо и основательно, что с ним не мог сравниться ни один мужчина.

— Ааа, даа! Трахай!... Трахай меня!

Девушка обняла его худенькими руками за шею, сдавила, прижимая к себе, с такой силой, что даже дарконианец почувствовал боль.

— Я люблю тебя... — прошептала она, снова с наслаждением насаживаясь на огромный член, — Я люблю тебя! Я люблю тееебяяя!!!

Изабель билась под ним в приступе бушующего оргазма, льнула к мускулистому телу, гнулась, словно гибкая ива на ветру, выла и вертелась на скользком фаллосе. Кровь насильника и убийцы, окропившая ее, смешивалась с кровью из ран дарконианца, размазываясь по их телам.

Кид-хе почувствовал, как ее внутренности судорожно сдавили член со всех сторон, будто его обхватила гигантская теплая ладонь.

— Ррррргх!..

— Ааааа... Ааааа...

Изабель вздрагивала в конвульсиях, сжимая проникшее в нее мужское достоинство всем телом, как тюбик с зубной пастой.

— Аааарррррр!!!

Струя жидкого семени хлынула в ее чрево, наполняя его, просачиваясь наружу. Почувствовав в себе этот нескончаемый теплый поток, потная Изабель без чувств откинулась на кровать. Перед глазами у нее плавали радужные круги, в голове и груди стучало: бу-бум, бу-бум, бу-бум, бу-бум!..

Выжатый Кид-хе продолжал нависать над девушкой, еще слегка толкаясь в нее, выстреливая остатки спермы. На его лице, следуя друг за другом, сменялись восторг, удивление, благодарность.

Хлюп!

Обмякший член оставил Изабель, позволяя ей снова превратиться из резиновой куклы, натянутой на огурец, в изящную девушку. Уставший барабан растревоженного сердца постепенно успокаивался: бум-бум... бум-бум... бум-бум...

Весь день на «Фортуне» царило безудержное веселье. Была распечатана большая часть бутылок с вином. Экипаж, едва перевязав раны, отмывшись и выкинув в космос тела поверженных врагов,...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх