Живой экипаж. Часть 3

  1. Живой экипаж. Часть 1
  2. Живой экипаж. Часть 2
  3. Живой экипаж. Часть 3

Страница: 3 из 31

молчать. Её темные глаза перескакивали с одного предмета на другой, пальцы правой ладони крепко сжимали левую.

— Постой-ка. Ты что — не хочешь... Не хочешь возвращаться?!

Изабель была искренне удивлена.

— Не знаю, — выдавила из себя Мелисса, — Мне кажется, что меня... Меня просто... Раздавили! Уничтожили! Меня больше нет...

Она закрыла лицо руками.

— Ах вот оно что.

Изабель встала, прошлась по каюте, снова остановилась напротив Мелиссы, беззвучно усмехнувшись. Одним резким движением сдернула со своего предплечья широкий браслет, обнажая уродливый шрам.

— Посмотри! — она заставила бывшую жандармку открыть глаза, — Этот кусок мяса я вырвала себе дестройером.

Та нахмурилась, непонимающе вглядываясь в изувеченную плоть.

— Зачем? Хороший вопрос! Здесь было рабское клеймо!

Мелисса с недоверием посмотрела в глаза Изабель.

— Да, сначала я выстрелила себе в руку, а потом в башку, только уже из ментального шокера. Потому что хотела забыть все, что случилось со мной в течение последних суток до этого. И я теперь не знаю всех подробностей, но в общих чертах могу обрисовать: ублюдок с извращенной фантазией, считавший меня своей собственностью, приложил все усилия, — Изабель приблизилась к Мелиссе, продолжая злым шепотом, — чтобы я узнала самые невероятные и невообразимые грани простого понятия «изнасилование».

Она поднялась, отворачиваясь от собеседницы. Помолчав, Изабель продолжила, уже спокойнее.

— Боюсь, что меня в тот день трахали и люди, и гуманоиды, и такие твари, о которых нам с тобой лучше вообще не знать. И какие способы они для этого использовали... Я провалялась потом несколько дней под присмотром медкибера. Но человек — существо гибкое. Мы приспосабливаемся. Можно пережить почти все, что угодно, уверяю тебя!

Изабель улыбнулась, вышла из каюты, а через несколько минут вернулась с бутылкой виски и двумя пузатыми стаканами. Она снова села напротив Мелиссы.

— Я родилась на исследовательской станции, на которой работали мои родители. Раннее детство почти не помню, но, кажется я была там единственным ребенком. Чем они занимались, что исследовали — я так никогда и не узнала. Вроде бы какие-то биологические эксперименты. Ну и... В один прекрасный момент, как говорится, что-то пошло не так.

Изабель сама не знала почему, но она вдруг выложила этой девушке всю историю своей жизни, не упуская самых неприятных подробностей. Мелисса слушала не перебивая. Бутылка пустела, а барьер, разделявший двух молодых космолетчиц, стремительно таял.

— Изабель, на дежурстве Инга, а я пошел...

Герхард, без стука вошедший в каюту, замер на полуслове. Он смотрел на девушек, сидевших, обнявшись, на кровати. Обе они бессмысленными взорами рассматривали противоположную стену, пока, наконец, Изабель не заметила его присутствие.

— И с этим тоже! — изрекла она неуверенным голосом.

Мелисса одарила пилота презрительной гримасой, освободила Изабель от своих объятий и упала на подушку, почти сразу вырубившись.

— Не много же вам надо, девчонки...

Герхарду пришлось доставить капитана в её каюту на руках. Он раздел девушку, с трудом сдерживаясь от соблазна, уложил её в постель и оставил одну.

Несмотря на шумевший в голове алкоголь, Изабель была не настолько пьяна, чтобы не чувствовать все, что с ней происходит. По правде сказать, ей льстило, что пилот не смеет переступить грань дозволенного, хотя мог и попробовать. А еще было приятно почувствовать себя не капитаном, а слабой девушкой, требующей заботы и внимания. Все еще смакуя в глубине души прикосновения сильных мужских рук, Изабель закрыла глаза и с улыбкой провалилась в сон...

Она снова шла по слабо освещенному коридору с металлическими стенами. Но это была не «Фортуна». Ощущение, что жизнь только что оставила это место, лишив его света, человеческих голосов и будничных звуков, не давало ей покоя. Казалось, что она была здесь совсем недавно, но тогда всё вокруг было иначе.

На Изабель не было одежды. Она знала, что воздух смертельно холодный, но не мерзла. Коридор плавно закруглялся, уводя её за пологий поворот, в мрачную непроглядную неизвестность. Шагов босых ног не было слышно. Вообще не доносилось ни звука, как будто в уши вставлены ватные тампоны.

Вот за поворотом что-то появилось. Обширное помещение с отключенными терминалами, смонтированными на панелях, полукругом окаймлявших какое-то сооружение в центре. Похоже на операционный стол, только не для человека. Странные углубления, пластины для поддержки и фиксации множества конечностей... Изабель подошла, коснулась полированного металла. Здесь терминал работал, выдавая непонятную ей информацию. Повинуясь внезапному желанию, она легла на стол. Закрыла глаза. Её руки вдруг оказались затянуты пластиковыми жгутами.

Ших, ших, ших, ших...

Звуки — нет, не шагов — быстрых скользящих движений. Все ближе, ближе...

Ших, ших... Ших, ших ших...

Совсем близко. Вот оно забирается на стол, нависая над Изабель... Она не смеет открыть глаза, цепенея от ужаса.

«Это сон! Опять проклятый сон! Я должна проснуться!»

Жесткая шерсть коснулась её живота.

«О, звезды! Нет! Проснуться! Мне нужно проснуться!»

Она сжала кулаки, рванулась... Но жгуты не отпускали. И сон никак не хотел прерываться, затягивая свою жертву все глубже в холодный и скользкий омут страха.

«Как же так? Ведь это лишь сон...»

Шерсть колола её тело, прижимаясь все сильнее. Когтистые лапы — одна, вторая, третья... Четыре? Шесть?! Девушку словно сжимал в объятиях гигантский паук. Не выдержав, Изабель приоткрыла глаза. В призрачном свете мерцающих мониторов она разглядела топорщившиеся короткие волоски, иглами воткнувшиеся в её обнаженную грудь. И тут же почувствовала, как твердое нечто упирается ей в промежность. Давит на вход, заставляя чрево Изабель раскрываться, продвигается внутрь, царапая её все такой же жесткой шерстью...

— Мммм, даааааа...

Голос. Человеческий голос!

Она подняла глаза и увидела его морду. Нет, лицо!

Изабель истошно завизжала и... вскочила с постели. Рядом с ней сидела Таня. Она оттолкнула её, отодвигаясь к стене.

— Танька! Что... Что ты здесь делаешь?!

— Я не хотела тебя будить, но тебе что-то приснилось, ты закричала, и... Я решила, что лучше разбудить. Ты в порядке?

Изабель часто дышала, сердце колотилось в груди — она никак не могла отойти от пережитого ужаса.

«Лицо! Это лицо — я его знаю! Но не могу вспомнить... Черт, я не могу его вспомнить! Я же только что видела его перед собой! Как такое может быть?»

— Нет, не в порядке, — она в одних трусиках выпорхнула из смятой постели, — Таня, какого хрена когда ты рядом, на меня накатывает этот кошмар?

Та нахмурилась и поджала губы.

— Не знаю. Я ни при чём, Изабель. У меня нет таких способностей, поверь.

Капитан Фие натянула комбинезон, достала из под подушки дестройер, пихнув его в набедренную кобуру.

— Нету у нее... Что ты вообще за вид?

Слегка оскорбленная помощница гордо приподняла голову.

— Вы, люди, называете нас брисингами.

— Никогда не слышала!

Изабель, ничуть не смущаясь, стала при Тане сверяться с базой данных разумных существ. Информации о брисингах действительно было немного. И никаких упоминаний о подобном воздействии на сознание людей. Впрочем, это ничего не доказывало.

Она рассеянно обошла свою каюту, что-то выискивая.

— Бутылка была пустая, я её выкинула, — заметила Таня.

Изабель обреченно развела руками.

— Чудесно!

— Много пить вредно.

— Да, жить вообще вредно. Обязательно умрешь.

Девушка снова села на кровать, похлопав рукой слева от себя. Таня послушно опустилась рядом.

— Давай, выкладывай, раз сама пришла. Не просто так ведь заявилась, а?

Таня согласно кивнула.

— Я не знаю, что там тебе наговорил Анри...

— Ой, вот только ...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх