Живой экипаж. Часть 3

  1. Живой экипаж. Часть 1
  2. Живой экипаж. Часть 2
  3. Живой экипаж. Часть 3

Страница: 30 из 31

Словно загипнотизированная, Изабель подошла.

— Мне все это снилось.

— Снилось? Неет! Это были не сны. Это были мечты. Мои мечты.

Она нахмурилась, не понимая.

— Каждое мгновение я был рядом с тобой!

«Он спятил!».

— То, что ты называла флэшкой, а этот... — Рин хихикнул, — дурачок и вовсе считал украшением на твоей милой шейке, на самом деле ретранслятор! Еще одно маленькое чудо биотехнологии.

Смутно понимая то, о чем он говорит, Изабель обернулась на пустую камеру номер четыре.

— Да, даа! Умная девочка! Там лишь хранился этот организм, а мой разум, мое сознание, душа, если хочешь, были спрятаны в маленьком кулоне. И хотя я ничего не видел и не слышал, я все же мог влиять на тебя, мыслить вместе с тобой, чувствовать, радоваться, грустить... возбуждаться...

Изабель вспыхнула.

— Вот значит откуда все эта херня! Но зачем? Зачем было постоянно стимулировать мои низменные инстинкты? Подначивать мою... сексуальность?

— Прости, но я же не был живым человеком. Не мог принимать адекватных решений. Если ты слегка волновалась, я чувствовал, возбуждался еще сильнее, ретранслировал свои эмоции вокруг, в первую очередь — на тебя, ты заводилась еще сильнее, и... этот процесс сдержать было невозможно! Как волны в бассейне, которые расходятся, ударяются о борта, снова движутся навстречу друг другу, пересекаясь...

— Нахрена было создавать ретранслятор?! Нахрена?! Неужели нельзя было просто запихать свое сознание в эту чертову машинку и сидеть там смирно?

— Это невозможно! Я бы просто не выжил... Это не какой-нибудь модуль памяти, простой микрочип. Это биологическая капсула, в которой существовал мой разум! Без стимуляции извне он бы засох, потерял человечность, сошел с ума!

— А так... ты не потерял человечность?

Существо не ответило на вопрос.

— Хватит. Ты права — скоро сюда придут. Нам нужно сделать резервную копию.

— Ни за что... — Изабель шагнула назад, покачивая головой из стороны в сторону, — Я знаю, что это за «резервная копия»!

Рин вцепился лапой в ее руку, оцарапав ладонь мелкими коготочками.

— Ай! Отпусти меня!

— Не противься, Изабель! От этого зависит наше будущее!

Он притягивал ее к себе, обхватывая другими лапами, разрывая синтетику легкого скафандра, обтягивающее трико, которое было под ним, добираясь до живого тела. Рин повалил полуобнаженную девушку на операционный стол.

— Ты не можешь! Нельзя этого делать! Отпусти!

— Я должен это сделать, милая! Что же ты Мартину не говорила «не можешь», «нельзя»?

— Ты сам в этом виноват, ублюдок! Ты, и твой гребаный ретранслятор! Аааа!

Существо, взобравшись на девушку сверху, обездвижило ее, обхватывая всеми лапами.

— Не думай про это, как про секс. Тем более, в моем теле не осталось генетической информации от твоего отца. Расслабься...

— Неееет!!!

Изабель почувствовала, как что-то жесткое шуршит по ее ногам, вклиниваясь между ними, подбираясь к входу в ее тело.

— Папа, неееееет!!!

Существо замерло, моргая, глядя ей в лицо, но в следующую секунду твердое жало, торчащее из его брюшка, воткнулось в Изабель, рывками вошло еще глубже, еще...

Яркая вспышка и взрывная волна оглушили и ослепили их. Рин скатился с операционного стола, тут же встав на восемь лап, засеменив в сторону, наткнувшись на стену, пытаясь сбежать в другом направлении... Лабораторию заполняли штурмовики в темно-серых бронированных скафах. Они открыли огонь по убегающему существу, отстреливая ему конечности, попадая в тело, из ран в котором фонтанчиками выплескивалась желтоватая жидкость.

Изабель повернулась в его сторону, щурясь, еще плохо соображая и с трудом фокусируя взгляд.

— Нет... Не убивайте... его...

Одна из переборок скользнула вверх, пропуская искалеченного Рина, закрываясь за ним. Штурмовики попытались пробить ее энергетическими зарядами, но она держалась.

— Открыть, быстро! Объект уничтожить!

К Изабель подошел один из нападавших. Поднял дестройер, целясь ей в голову. «Вот и все!». Дуло выплюнуло светящуюся зеленую точку, которая, увеличиваясь в размерах, неслась девушке прямо в лицо. Голова Изабель мотнулась, свесившись с операционного стола. Наступила темнота...

Глава XVII

— Как вас зовут? Вы меня слышите?

В лицо бил яркий свет. Во рту неимоверная сухость. Руки за спиной скованы.

— Ис... Изза...

— Что? Говорите громче!

— Изабель...

Кто-то посмотрел ее зрачки.

— Она в порядке. Можете работать.

Хлопнула дверь.

Изабель сидела на жестком стуле. Кажется, перед ней стоял стол, но она не была уверена, потому что лампа, направленная на нее, слепила глаза. Тяжелые шаги обошли ее вокруг.

— Как ты себя чувствуешь?

Голос показался смутно знакомым.

— Пить... Дайте попить!

Зажурчала вода. К ее губам поднесли стакан. Изабель жадно глотала, пока не осушила его полностью. Хотелось вытереть губы, но наручники не давали ей свободы. Кто-то услужливо промокнул губы салфеткой.

— Где я?

— Ты на базе секретной службы Федерации.

— Где?!

— На орбите Земли.

— О, нет...

Она макушкой почувствовала, что человек, стоявший над ней, улыбается. Вот теперь действительно все кончено! Лучше бы они ее убили. Земля... Логово Федерации, протянувшей свои щупальца через весь Млечный Путь! Отсюда нет выхода...

— Что с моим экипажем?

— С ними все в порядке, не переживай.

Теплая ладонь погладила ее по щеке.

— Надо же... Честно — не верил, что ты выберешься!

Лампу чуть приспустили, теперь она светила ей в грудь. Изабель впервые взглянула на себя сверху вниз. Чистая оранжевая рубашка с коротким рукавом, такие же оранжевые брюки, слегка обтягивающие ее ноги. Она подняла голову, привыкая к полумраку после слепящего света. Напротив — силуэт мужчины, присевшего на край стола, стряхивающего пепел с сигареты. Ее прищуренные глаза почти адаптировались, силуэт постепенно детализировался, проявляясь во всех подробностях. Расстегнутый пиджак, под ним кобура дестройера, белая рубашка, лицо...

— Ив?

— С возвращением, красотка!

Сердце Изабель радостно защемило.

— Что ты здесь делаешь?

Улыбаясь, он сочувственно покачал головой.

— Нет... Ты работаешь на Федерацию?

Он не отвечал.

— О небо! Какая же я дура...

— Неправда. Ты очень умная и сильная девушка.

— Я верила тебе. Я... тебя...

— А я предостерегал. Но ты же меня не хотела слушать.

Она замолчала, поджав губы. Ив тоже молчал. Но через минуту Изабель не выдержала: слишком много было вопросов!

— Что вы сделали с моим... с Рином?

— Ты про чудовище, которое хотело тебя изнасиловать?

Изабель скрипнула зубами.

— Когда-то он был мне отцом, — тихо пробормотала она.

— Он забрался в центр управления «Солоратонгом» и включил систему самоуничтожения. Станции больше нет. Думаю, он тоже погиб. Мы едва успели вывести всех, кто там был.

— Хм. Значит, никто ничего не получил. И уже не получит, — она посмотрела на него исподлобья, — Я не нужна вам, Ив. Отправь меня куда-нибудь... Подальше отсюда. В тюрьму. В ссылку. Куда угодно. Если честно, я не хочу тебя больше видеть.

— Ооо... он удивленно наклонился к Изабель, — Да ты... Ладно, я объясню.

Ив затушил сигарету, разгоняя висящий дым.

— Рин был лучшим в своей профессии. Но его погубил эгоизм. На «Солоратонге» не было никакого «что-то пошло не так». Это «что-то» он инсценировал сам. Большое начальство испугалось, станцию закрыли, а когда разобрались — что к чему, обратно попасть уже не смогли. Отдаю должное твоему папаше — спланировано идеально. Конечно, можно взломать любую станцию, но страх потерять при этом результаты его исследований был так силен, что наши бюрократы не давали добро. И мы ждали. Ждали и искали. Тебя. Ведь кроме малышки Изабель ...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх