Октамерон II

  1. Октамерон I
  2. Октамерон VII
  3. Октамерон II
  4. Октамерон III: Тридцать пять минут
  5. Октамерон IV: Полтора часа

Страница: 2 из 3

но потом, видно, какая-то мысль пришла ему в голову, и он снова стал смотреть на меня.

Я понял, что так мы можем доиграться, и притушил взгляд. Тоже стал намыливать волосы, подглядывая из-под рук.

Ну, тело у Алекса было именно такое, как можно было ожидать. Тело худого восемнадцатилетнего пацана. Все кости торчат. Между ребрами можно лыжню прокладывать. Маленькие вытянутые ягодицы. Я помнил их упругость, а теперь еще и видел своими глазами. Обычного вида член на обычного вида мошонке. Курчавый кустик волос над пенисом. Впалый живот. Армия все-таки сказалась, и на нем проступили два неуверенных тяжа мышц. Точки розовых сосков. Ноги-руки тонкие, что палки. Ровные, правда. Наверное, это называется стройные. Ноги длинные. Девушки бы обзавидовались. Кожа, посеревшая от холода, вся в пупырышках. Кое-где видны синяки и ссадины. Редковатые волосы на голенях и предплечьях...

И тут, в одно мгновение, мой член вскочил! Да так, что аж стукнулся головкой о живот!

А вот это уже серьезно!

Я рванул под ледяную воду, отвернувшись от Алекса. От соседей, правда, никак не спрячешься. Один взгляд, и позора не оберешься!

Холод резанул по коже, но член и не подумал падать. Я подставил его под душ и заставил себя вспоминать разновидности перспективы в пейзажах. Этого оказалось мало. Я стал вспоминать таблицу умножения. На семи вдруг обнаружил, что начал уже ее забывать. Я испугался, и это, наконец, заставило мой член опуститься.

Я оглянулся. И увидел знакомую картину — Саня, точно так же, как и я, боролся с эрекцией.

Седьмое октября.

Мы вышли в увольнительную. Гурьба одетых в чистую форму срочников. Среди них — я и Алекс. Впервые с середины сентября я оказался в городе вместе с ним.

Саня и не делал вид, что собирается как-то развлекаться. Все время держался около меня и, едва мы оказались, одни, тут же предложил идти в парк.

— Ты гей? — спросил я вместо ответа.

Конечно, за такой вопрос и по морде можно схлопотать, но вчерашняя Санина выходка меня разозлила.

— А ты? — ответил он. Потом понял, что я серьезен, как никогда, и добавил: — Тот раз был у меня первый. Это считается быть геем или нет?

Я пожал плечами.

— Совсем первый? Во всех отношениях?

Саня направился по улице к парку, и я пошел рядом.

— Ты из людей мужского пола совсем первый, — рассмеялся он. — И именно во всех отношениях. Не сомневайся. Разве я похож на тех, кто дрочит с другими мужиками?

Я вообще-то понятия не имел, как выглядят те, кто дрочат с другими мужиками. Поэтому только пожал плечами.

— А ты? Ты гей?

Я аж дернулся от возмущения.

— С чего ты взял!

Алекс хмыкнул.

— А чего ж ты меня в душе разглядывал? — продолжал я, несколько растерявшись, но, надеюсь, с тем же напором. — И у тебя встало! У тебя на меня встало! И ты говоришь, что не гей!

— Конечно, не гей, — уверенно ответил Саня, нимало не смутившись. — Сколько я голых мужиков в душе повидал, но ведь ни разу никогда не вставало!

Я как-то опешил. То есть...

— То есть, — пробормотал я, сам себе не веря, — ты возбудился именно на меня?

— А что, ты улетный пацан! — развязно рассмеялся Алекс. — Мечта пидараса! Даже где-то жалко, что я не пидарас!

— Да пошел ты! — со злостью рявкнул я.

— Ну, не заводись, — примирительно сказал Сашка. — Ну, случилось. Бывает. Что нам теперь, вешаться?

А почему он не спрашивает, почему у меня на него встало?

Мы некоторое время шли молча.

— Как-то все это неправильно, ты не считаешь? — спросил я, наконец.

Саня пожал плечами.

— А что, в жизни нужно все попробовать. И мы попробовали. Так уж получилось. Было. Ну и ладно! К тому же, мне кроме тебя, «все в жизни пробовать» просто не с кем!

Я опешил. Фраза мягко говоря двусмысленная.

Ошарашенный, я брел за Алексом, не отдавая себе отчета, что мы уже вошли в парк.

— Давай покурим, — предложил он вдруг. — Только спрячемся.

И решительно углубился в кусты, скрывшись за несколькими росшими вместе деревьев.

Вот тут до меня дошло.

Он меня что же, дрочить позвал?

Я стоял, не в силах ни пошевелиться, ни выдавить из себя хотя бы слово.

Мой застигнутый врасплох организм отреагировал совершенно однозначно — член встал. Сразу.

Сердце колотилось, в голове стучало.

Он меня дрочить позвал.

Я оглянулся. Пустынный утренний парк. Ни души.

И что делать?

Я еще раз оглянулся и решительно направился в кусты, к Алексу...

Тот встретил меня без тени улыбки, без своих обычных шуточек. Будь иначе, я бы тут же сбежал. Вели мы себя так, будто на самом деле собрались просто покурить, и это как-то успокаивало. Нет, я не обманывался, знал, зачем мы здесь, но и не психовал. Именно потому, что Алекс держался вполне серьезно.

— Что-то я сигареты найти не могу, — сказал Саня, подходя ко мне вплотную. — Забыл, наверное. У тебя есть?

У меня в животе что-то сжалось.

Алекс сразу же, не затягивая, стал постукивать по моим штанам.

— Я не курю, ты же знаешь, — сказал я, не в силах унять нервную дрожь.

— Да? — спросил Алекс, и тут же завел руки мне за спину, чтобы осторожными, нерешительными движениями «поискать» сигареты у меня сзади.

Ладони на мгновение сжались на заднице. Отпустили. А потом просто легли на ягодицы да там и остались.

Мы замерли. Оба смотрели в сторону. Я в одну, Алекс — в другую.

Мы молча стояли, соприкасаясь одеждой. Руки Сани лежали у меня на заднице...

По сентябрьскому сценарию я должен был начать обшаривать карманы Сашки, но это было бы уж совсем глупо.

Секунда шла за секундой, мы стояли неподвижно, а я все никак не мог понять, что мне в такой ситуации делать. Не потому, что перебирал множество вариантов или думал о последствиях. И уж конечно не потому, что не люблю секс. Скорее, просто совсем ни о чем не думал.

Мне, в конце концов, стало неловко. Неловко, что вот мы стоим вот так неподвижно, на моей заднице лежат Санины ладони, он придумал такую дурацкую комбинацию, затащил меня аж сюда, а я пошел...

В общем, я почувствовал, что обязан, как вежливый человек обязан, положить другу руку между ног.

Я едва успел почувствовать твердый стержень под плотной тканью, как Алекс принялся поспешно растягивать пуговицы у меня на ширинке. И сразу же его ладонь протиснулась внутрь и сжала через трусы член. Тот сладостно заныл и задергался. Мое дыхание сбилось, и я невольно переступил с ноги на ногу. А Саня принялся лихорадочно ощупывать и гладить через ткань мой пенис. И тут же нырнул в трусы и схватил его, напрямую, кожа к коже.

Удовольствие вспыхнуло во мне с невероятной силой. Оно было таким ярким, таким острым, что мое дыхание сбилось.

Другой рукой Алекс с силой сжимал мои ягодицы. Сожмет, подержит, отпустит и переходит на соседнюю.

Я, может, и согласился подрочить, но на то, что мне будут задницу щупать, не подписывался! Я вильнул бедрами, рука с моего зада на мгновение исчезла, но тут же снова появилась, чтобы снова схватить меня за ягодицу.

Я с удивлением осознал, что охватывающее меня удовольствие, оказывается, не зависит от того, что меня ласкает такой же, как я сам, пацан. Если закрыть глаза, если не думать о том, кто именно сейчас мне это все делает, то было просто афигенно! Мой член сжимала рука другого парня, а мне было так же сладостно, как если бы это делала девушка. И поглаживания ягодиц были, если откровенно, приятны.

Только вот чего-то не хватало...

Я неожиданно для себя понял, что мне не хватает члена и зада Сашки. Ладони помнили те, сентябрьские ощущения...

Я провел пальцами по всей длине пениса Алекса, спустился ниже, чтобы ощутить мягкость мошонки — весь этот месяц я пытался вспомнить, касался ли я тогда Саниных яичек.

Алекс издал какой-то звук, прижал меня к себе сильнее и точно таким же жестом нырнул ладонью глубже,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх