Следствие ведут ДУРАКИ

Страница: 3 из 7

Тем не менее, несмотря на такие препятствия, он узнал у Полуянова все, что хотел. Что жил он плохо, на пенсию по инвалидности и случайные приработки. А значит, был мотив. Что алиби на день преступления у него не было. А главное — что со слов Полуянова у него не было резиновых сапог! Чушь! У какого нормального человека нет резиновых сапог?! Когда осенью на улицах такая грязища! Значит врет. Сапоги были, но он их выкинул, избавляясь от улик. Закончив допрос, капитан крикнул дежурного, и тот увел подозреваемого в КПЗ. А Николай, оставшись с Леночкой наедине, первым делом набрал номер начальника. Коротко доложил о допросе, а потом обратился с просьбой:

— Товарищ майор, есть еще зацепки! Нужно поднять на ноги всю милицию города. Проверить свалки, подвалы, бюро находок, опросить бомжей. Надо обязательно найти черные резиновые сапоги 42-го размера с надписью «СЭС». Надпись может быть смыта. Если найдем — припрем однорукого к стенке.

— ...

— Да Вы понимаете, он сказал, что САПОГ У НЕГО НЕТ!

— ...

— Вот и я так подумал. Передадите полковнику?

— ...

— Спасибо.

Он повесил трубку и обратился к стажерке:

— Вот скажи мне, курсант Соколова, чему тебя в школе милиции научили? Только протоколы вести?

— Никак нет, товарищ капитан, — тихо сказала Леночка, подобравшись и, наконец, сведя ноги вместе.

— А учили тебя обращать внимание на детали?

— Какие детали?

— Ха! Ты обратила внимание на его ноги?

— Д-да

— И что на них было надето?

— Ботинки?, — неуверенно ответила девушка

— Вот именно, что ботинки!, — с торжеством воскликнул Раскатов, — А ты пробовала шнурки одной рукой завязать?

— Не-ет. Точно! А он же один живет. Как он их завязывает?

— В том и вопрос! Кто-то помогает? Возможно. Но почему он это скрыл? Или все-таки можно завязать. Надо проверить! И прямо сейчас.

Он развернулся лицом к стажерке и выставил вперед ногу в фирменном ботинке. Развязал шнурок, а потом минут пять пытался его снова завязать.

— Не выходит. Ну-ка ты попробуй! У тебя пальцы половчее должны быть. Двигай сюда.

Леночка живо подскочила к капитану и опустилась перед ним на корточки, для большей устойчивости снова разведя коленки. Она старательно пыталась завязать шнурок то левой, то право рукой, а Николай бессовестно рассматривал ее голые ножки и открытые взору трусики. Шнурок завязать не удалось, зато у капитана случилась жесточайшая эрекция. И с этим нужно было срочно что-то делать.

— Достаточно, курсант. Мы поняли, что это невозможно.

Девушка попыталась встать, но Раскатов остановил ее, нажав на плечо.

— Подожди. Есть еще кое что... Ты ведь ознакомилась с делом по сберкассе?

— Так точно!

— Значит, знаешь, что там было еще непредумышленное убийство?

Девушка покраснела до корней волос и кивнула.

— Или оно было предумышленным? Меня вот что настораживает... Откушенный Половинкиной фрагмент полового органа в напряженном состоянии имел длину 12—13 сантиметров. Эксперты выяснили. Но неужели возможно погрузить половой орган в ротовую полость на такую глубину? А?

— Я н-не знаю, — дико смущаясь ответила Леночка

— И я не знаю. Надо проверить. Так, где у нас линейка?

Он повернулся и взял со стола деревянную линейку и фломастер.

— Расстегивай ширинку и доставай мой член.

— Я?!

— А здесь еще кто-то есть? Будем проводить следственный эксперимент!

— Но, товарищ капитан!, — в отчаянии воскликнула девушка

— Послушайте, курсант!, — официальным начальственным тоном произнес Николай, — Такие эксперименты — неотъемлемая часть работы оперативника! И они нередко бывают очень неприятными. Но это не дает нам повода не проводить их! Понятно?! Я могу пригласить эксперта Кипарисову, но она УЖЕ работает в нашем управлении. А вот направим ли мы в твою школу милиции запрос на тебя после окончания учебы — зависит от тебя! Так что выполняй приказ!

Дрожащими пальчиками девушка расстегнула ширинку капитана, стянула вниз резинку его трусов и вытащила наружу здоровенный толстый напряженный член. Николай тут же приложил к нему линейку и сделал отметку фломастером на уровне 13 сантиметров от головки.

— Теперь возьми его в рот до отметки.

С первого раза ей удалось взять член в рот сантиметров на 7—8. Но она поперхнулась и отпрянула назад.

— Еще попробуй. Расслабься. Будь профессионалом!

Вторая и третья попытки были более удачными, но глубже 10 сантиметров дело не двигалось.

— Попробуй враскачку. Вверх-вниз. И с каждым разом старайся побольше погрузить его. Давай. У тебя получится.

Леночка очень старалась. Похоже, она действительно думала, что это только работа. А Николая кололи угрызения совести, что он сейчас банально трахает стажерку «противоестественным способом». Но возбуждение быстро охватило капитана целиком, и он думал уже только о том, как не кончать подольше. Однако вскоре сдерживаться он уже не мог.

— Да-а-а, ты сделала это-о-о-о!!! , — взвыл он, надавив Леночке на затылок и погрузив в нее свой ствол на пару сантиметров ниже отметки.

Он увидел, как побагровели ее пухлые щечки, когда она начала судорожно сглатывать изливаемую в нее сперму. Но отпустил лишь когда поток его семени иссяк.

— Извините, курсант. Ничего не мог с собой сделать. Физиология!

Глаза девушки были полны слез. Она растеряно моргала ими, а ее милое личико выражало одновременно стыд, страх, гнев и неуверенность. В таком состоянии она могла натворить глупостей, поэтому Раскатов начал забалтывать ее, давя напором:

— Но самое главное, мы узнали, что это возможно! 13 сантиметров — возможно! Ты понимаешь, что это значит!? Нет!? Черт! Да это доказывает, что произошедшее в квартире Половинкиной и в сберкассе взаимосвязаны сильнее, чем мы думали! Неужели ты не улавливаешь связи?!

Все это время Николай сам лихорадочно думал, как эти дела могут быть связаны. Но так ничего и не придумав, выкрутился весьма элегантно.

— Очень жаль, курсант, что не понимаешь! Это же азы криминалистики! Ты уверена, что выбрала правильную профессию? Но ничего, не отчаивайся. Иди сейчас домой и подумай. Завтра доложишь. Смир-рно! Завтра в 9: 00 жду с докладом! И никому ни слова! Не должно быть никакой утечки информации о наших следственных действиях, пока дело не передадут в суд. Кру-угом! Шагом марш!

Леночка вышла. Она была совершенно ошеломлена произошедшим. Мысли путались, и одна из них была совершенно непостижимой: почему намокли ее трусики?

* * *

Майор Дуров крутился вечером дома перед зеркалом во французских кружевных трусиках, когда его отвлек телефонный звонок. Трусики эти ему подарил тот самый приятель из ОБХСС. Он специализировался на фарцовщиках и частенько присваивал себе вещдоки. Майор снял трубку и недовольно спросил:

— Алло?

На другом конце провода был капитан Раскатов

— Докладываю, товарищ майор! Подняли по тревоге весь личный состав милиции города. И нашли! И сапоги, и плащ, и шляпу, и очки. Все было сложено в белый пакет с Петропавловским собором. Пакет обнаружил сержант... этот... Как там его?... Г... Га... Забыл фамилию!... Неважно... на городской свалке. Откуда его туда привезли — установить не удалось. Но есть кое-что другое! И на сапогах, и на плаще были инвентарные номера городской СЭС. По ним удалось установить, что вещи принадлежали тому самому Филиппову, который пропадал, а потом нашелся.

— Вот как? И что Филиппов?

— Сообщил, что за два дня до ограбления он действительно был направлен в краеведческий музей для травли мышей. Но работу закончить не успел, и оставил вещи в подсобном помещении музея. А сам направился к своей любовнице, гражданке Коноваловой. Допросить ее?

— Зачем? Пусть вопросами морального разложения своих сотрудников в СЭС занимаются. Местком им на что? И так все ясно. Однорукий пробрался в музей, украл фузею, и заодно прихватил плащ с ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх