Девочка-осень. Часть 2: Паломничество за край полярной ночи

  1. Девочка-осень. Часть 1: Путешествие в страну Северо-Востока
  2. Девочка-осень. Часть 2: Паломничество за край полярной ночи

Страница: 1 из 2

... Когда из ванной возвращаюсь я, при первом взгляде на Ларису хочу возмутиться — зачем оделась, день за Полярным Кругом только начинается. Но на ней не ее блузка. На ней — полюбившаяся ей моя рубашка.

— Лариса, когда сделана фотография, которую ты мне прислала?
— День я не помню, но вскоре после того, как получила твое письмо с фотографией. А что?
— Я думал, ты мне своих студенческих времен фотку прислала.
— Ну ты льстец! И какой тебе прок был бы от моей фотки студенческих времен? А мне какой резон обманывать?
— Нет, просто женщине на фото не 36 лет, а 26. Я не льстец, я ж не говорю, что 16, но запросто можно дать 26.
— Да, я выгляжу моложе, ты прав. Скажи мне, для тебя внешность важней или что?
— Вспомни наше общение до того, как ты прислала мне фотографию. И после. Ты почувствовала какое-то изменение с моей стороны? В любую сторону?

— Нет! — Лариса отвечает почти сразу. — И знаешь, что я подумала, как только твой голос услышала после того ошибочного звонка летом? Нет, не про любовь и не про секс, это было бы слишком несерьезно. А вот что ты совсем другой человек, чем знакомые мне мужчины, и что мне было бы интересно увидеть тебя, и что примечательно — уже тогда мелькнула мысль, а какая мне разница — как он выглядит, если он — совсем другой.
— Спасибо, родная! Теперь уже ты мне льстишь?
— Это не лесть, это правда.
— И с моей стороны не лесть, а комплимент.
— А в каждом комплименте, ты отлично знаешь, лишь доля комплимента.
— Знаю. А остальное — истина в последней инстанции.

Пьем не очень вкусный кофе с не очень вкусными шоколадными батончиками. Лариса уже не нервничает, спокойна и расслаблена, умиротворенно улыбается каждый раз, когда мы встречаемся взглядами. Теплотой и уютом наполнен безликий номер старой гостиницы с казенной обстановкой. Почти полдень, но за окном — непроглядная темень, и ярко горит «лампочка Ильича» прямо над головами. Нам не мешает свет и не смущает. Это день нашего счастья, пришедшийся календарно на полярную ночь.

Второй заход начинается, как и первый: я отпихиваю столик в сторону. Но уже не зову ее к себе, а сам подхожу к ее креслу, и как бы сажусь ей на колени. «Как бы» — то есть продолжая опираться ногами на пол, чтоб не придавить своим весом. Безумно сладко целоваться с ней, касаться пальцами волос, щек, шеи, знакомой ткани моей рубашки, но зная, что под этой тканью — очаровательная плоть моей возлюбленной. Расстегиваю пуговицы сверху вниз, и целую открывающееся тело. И так до последней пуговицы, после которой мне открывается прелестный девичий бутон. Стоя на коленках пе-ред креслом, делаю куни сидящей Ларисе, то жадно ощупывая ее бедра, то нежно забирая в ладонь и качая вверх-вниз упругую грудь. Лариса заводится и стонет, Лариса возбуждается и теряет голову, Лариса желает максимально широко развести ноги, но упирается в подлокотники и шепчет мне: «Пойдем, я хочу».

На постели процесс куни продолжается некоторое время, и снова слышу ее шепот: «Дай мне твоего мальчика. Я хочу... « и видимо преодолевая стереотипы, переборов себя, продолжает после секундной паузы «... сосать».

Разворачиваюсь в позу 69 (на боку). Жаль, что не вижу, но прикосновениями ориентировочно понимаю, что там происходит. Она вначале держит одной рукой член за основание, другой гладит мои ноги от колен и выше, подбирается до яиц, начинает теребить их и в то же время первой медленно дрочить член. Приближает губы, касается самого краешка, отводит губы. Продолжая дрочить, снова приближает лицо, лижет головку. Лижет еще раз. Останавливает дрочку, лижет по всей длине сначала сверху до лобка, потом снизу до своих же пальцев, держащих мои яйца. Берет в рот головку. Делает губами сжимающе-разжимающие движения. Трогает языком венчик, добирается до дырочки и уздечки. И уже потом, откликаясь на мои поддающие движения тазом, начинает делать вбирающе-выпускающие движения, начинает сосать. Я очень возбужден таким началом оральных ласк, член стоит как каменный, и отзывается подрагиваниями на малейшее касание ее губ, языка, рук. Чтоб немного отвлечься и отсрочить момент спуска, начинаю активней лизать ее клитор, разводя пальцами половые губы, проникать туда языком, мять аппетитные булочки попочки, легонько касаться дырочки ануса. Тут же идет на спад активность Ларисиного минета, она уже не сосет сама, а просто держит сжатыми губы вокруг асинхронно трахающего ее рот члена.

Я могу сейчас довести ее оргазма и сам кончить ей в рот. Но предпочитаю продлить акт подольше. Разворачиваюсь лицом к ней, немного трахаю в позе «на боку». Затем ложусь на спину, сажаю Ларису на член, пробуем «амазонку». Возражений с ее стороны нет, но нет и особых восторгов. Не желая, чтоб кайф от второго оргазма был хуже, чем от первого, снова ложусь на нее, максимально высоко задрав ее ноги, кладу себе на плечи и быстро трахая, готовлю последний штрих, от которого она уплывает. Вот кажется она уже в фазе готовности — быстро вынимаю член и припадаю ртом к клитору. Клитор трепещет, Лариса содрогается, колебательный контур приходит в движение, жадно пью исторгающуюся влагу, бальзамом на душу льются ее бархатные «иииииыы», «иииииыы», и тем более отрадно, что плача больше нет. После выравнивания дыхания и открытия глаз — лучистый, предельно счастливый нежный женский взгляд, преисполненный любви и благодарности.

— А знаешь, в книжках, наверное, правильно пишут? Только с любимым можно изведать неземное блаженство. Я так счастлива, я так рада, милый мой, любимый, бесценный...
— Да, Лариса, самый лучший секс — это секс двух любящих друг друга людей. Ни капельки не жалею, что познакомился с тобой и приехал, наша встреча для меня — эталонный образец тяги и взаимопонимания.

Она ласково теребит мой член рукой.

— Как хочет твой «мальчик»? Моя «девочка» ему очень благодарна.
Подтыкаю ей подушку повыше, становлюсь коленками за ее плечами.

— Открой ротик.
— Ты хочешь мне в рот кончить? — чуть опасливо спрашивает Лариса. — А я не захлебнусь?
— Чуть что не так пойдет — моментально выпускай, я не буду настаивать. Держи руки тут, — ставлю их себе на поясницу, — как оттолкнешь, я сразу достану.

Упираясь в стену руками, не отрывая от нее взгляда, трахаю Ларису в рот. рассказы эротика Вот момент наивысшего кайфа, издаю горловой рык, пошел первый брызг, второй... полет нормальный... кажется, проглотила... чувствую совсем не настойчивое, очень легкое отталкивание ее рук, могу и проигнорировать, потом скажу, что не почувствовал в пылу страсти, но некрасиво и недостойно, поэтому послушно отодвигаюсь, однако делаю руками додрачивающие движения, вижу капли моей спермы, стекающие от шеи к ложбинке между грудью, и чуть выше — тонкая струйка из ее рта дотекает до подбородка и несколько мгновений висит там, пока не капнула на шею и не слилась с другим потоком.

Вытираю член об ее соски, убираю ногу с одной стороны ее тела, падаю в изнеможенье рядом.

— Я щаз, — невнятно бормочет она и убегает в ванную.
— Не понравилось что-то? Не смогла проглотить? — спрашиваю после того, как она возвращается, ложится рядом и тесно обняв, кладет голову мне на плечо.
— Да нет, нормально все. Видела как-то или читала, уже не помню. Мол, мужчине надо показать, как его жидкость изо рта вытекает. А то столько трудился, старался, и нигде ничего нет, — улыбается сама. — Да и бывший муж приучил. Если в меня нельзя было, я ему рукой делала, и либо на его живот, либо на мой выплескивал. И потом баиньки... — Лариса зевает. — Милый, я посплю? Ты же никуда не торопишься?
— Я торопился к тебе. Я нашел тебя и изведал счастье, любовь моя! Спи, отдыхай! — накрываю нас одеялом, слышу ее мерное дыханье и перед своим провалом в блаженное забытье думаю, что это и есть счастье: сон рядом с любимой женщиной, после классного секса, а что вокруг — полярная ночь или джунгли в тропиках, не имеет ровным счетом никакого значения....

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх