Бойся внимания шефа. Часть 2: От меня не спрячешься

  1. Бойся внимания шефа. Часть 1: Начало командировки
  2. Бойся внимания шефа. Часть 2: От меня не спрячешься

Страница: 2 из 3

следя за моей реакцией, надолго замирая, если я просила. И все же это было больно. Мы тогда не закончили, и больше никогда не пробовали. И теперь я не хотела такого секса.

Однако, Виктор Сергеевич не был склонен обращать внимание на мое мнение по этому поводу. Не дождавшись, когда же я, наконец-то, расслаблюсь, мой начальник, раздвинув мои ягодицы и растянув сфинктер, начал упорно вдавливать свое орудие в мою попу. Я сопротивлялась, сжималась, старалась вырваться. Меня еще плотнее прижали к дивану, лишая любой возможности двигаться. Насколько внезапных сильных шлепков по ягодицам и головка члена проскочила кольцо сфинктера, что сопровождалось моим криком боли и удовлетворенным рыком начальника. Дальше ему было гораздо легче. Я вцепилась зубами в диванную подушку, что лежала перед моим лицом, и только стонала. Я физически ощущала, как рвется моя попа. Естественной смазки катастрофически не хватало. А довольный мужчина все глубже и глубже проталкивал свое орудие пытки. Я плакала и тихо мычала от боли. И вот я почувствовала, что он уже вошел полностью, до самых яиц и остановился. Может быть, дальше будет не так больно. Я ошибалась, сильно ошибалась. Он начал грубо трахать мою попу. Так же резко, так же сильно, так он делал это обычно. Снова и снова вбивая свой кол, еще и еще, все сильнее и резче. Моя непривычная, неразработанная попа горела огнем, я уже кричала во весь голос. Безумно больно. А ему нравилось. Довольно быстро по сравнению с обычным временем, но очень нескоро по моим ощущениям, все закончилось. Кончив прямо в попу, мучитель остановился.

— Ты знаешь, у тебя такая замечательная тугая попочка. Почему мы раньше так не делали? — прошептал он мне в ухо, и, усмехаясь, вытащил член, — Обязательно повторим.

После чего повел меня в душ. (Сама я идти не смогла бы). Под струями воды он нежно обмыл мое заплаканное лицо, мое измученное тело, мою промежность. Я безучастно стояла под душем и смотрела, как вода смывает следы крови, что текли из разорванной попы.

До конца командировки оставалась еще целая неделя.

Часть 4 Последняя капля в чаше.

И все-таки это произошло. То чего я больше всего боялась, произошло. О моей роли шефской подстилки узнали коллеги. Не смотря на все мои ухищрения и попытки скрыть происходящее, сотрудники начали подозревать о наших отношениях с Виктором Сергеевичем. Правды они, конечно, не знали. Просто косились в мою сторону и шептались за спиной. Наверное, считали меня очередной любовницей начальника. Только вот любовью тут и не пахло. Я была его секс-рабыней, личной бесправной шлюхой, телом для удовлетворения мужских потребностей. (А потребности у него возникали часто, и фантазия была развита). Слухи и шепот за спиной я бы еще как-то пережила, но однажды случилось то, что стало последней каплей моего терпения.

Как обычно вечером я прибыла в комнату своего начальника. Это уже стало традицией. Он уже ждал меня, сидя на диване, абсолютно голый, в одном полотенце вокруг бедер.

— Мне раздеваться? — спросила я.

Иногда он требовал, чтобы я снимала всю одежду прямо на пороге, а иногда ему нравилось иметь меня одетой, немного приспустив брюки.

— Да, сегодня тебе следует раздеться, — ответил Виктор Сергеевич, — Сегодня мы попробуем что-то новое.

Мне было все равно. Раздеться, так раздеться. После того, как я сняла белье и осталась голой в центре комнаты, мне приказали лечь на кровать лицом вверх и поднять руки над головой. Как только я это выполнила, на моих запястьях защелкнулись наручники, надежно зафиксировав руки, лишая меня возможности двигаться. Мне стало немного не по себе. Хотя я и раньше не особо могла ему сопротивляться. Он и так делал со мной все, что хотел.

— Прекрасно, — улыбнулся шеф своим мыслям, — Ты выглядишь так трогательно и беззащитно в этой позе. Ноги мы, пожалуй, не будем приковывать, чтоб не ограничивать себя в позах.

— Можем начинать, — подмигнул мне Виктор Сергеевич, а потом неожиданно повернулся в сторону двери и довольно громко произнес — Заходите!

Дверь открылась, и вошли два мужчины, два знакомых мужчины. Я дернулась было прикрыться или спрятаться, но наручники надежно держали меня распятой на постели. Вошедшие были нашими коллегами: Иван Михайлович (кадровик) и Юра (менеджер). Войдя в комнату и заметив меня, голую, в наручниках, в откровенной позе, мужчины слегка опешили.

— Это и есть твой сюрприз? — первым опомнился Иван Михайлович

— Он самый! — самодовольно ухмылялся мой шеф, — Милости прошу.

На лицах всех присутствующих (кроме меня, конечно) заиграла странная улыбка. Кадровик и мой начальник присели на диван и о чем-то зашептались, а аналитик Юра сразу направился к кровати и нагло расположился рядом со мной. Мое лицо горело от стыда, а ноги дрожали от страха. Я отчетливо понимала, что меня ожидает.

— Юрочка, пожалуйста, отпусти меня. Умоляю, не трогайте, — слезно просила я.

— Ирочка, а зачем нам тебя отпускать? Ты так красиво тут лежишь. Или тебе нравится раздвигать ноги только перед большими начальниками? Нехорошо. Нам тоже хочется. Вот Виктор Сергеевич и решил уважить старых друзей.

Произнося эту речь, Юра жадно меня лапал, не пропуская ничего: грудь, шею, лицо, снова грудь, живот, бедра. Я судорожно свела ноги вместе, чтобы не дать ему добраться до самого сокровенного. В глазах парня загорелся огонек азарта. Он придвинулся ближе и запустил пятерню к моей промежности. Пока я сосредоточенно боролась с Юрой, не заметила, так с другой стороны на кровать опустился второй гость. Теперь меня лапали в четыре руки, а я не могла использовать для защиты ни одной. Освободить запястья из металлических захватов наручников было невозможно. Мужчины распалялись все сильнее, довольно активно избавляясь от своей одежды и исследуя мое беззащитное тело. А мой начальник сидел на диване и наблюдал за происходящим. Сволочь! Бездушная тварь! Очень быстро гостям надоело просто лапать, захотелось преступить к «дегустации». Юра, уже голый и возбужденный, навалился на меня всем телом и после непродолжительной борьбы раздвинул мне ноги. Войти одним толчком у него не получилось, сопротивлялась я отчаянно. Но это только нравилось парню и возбуждало еще больше.

— Давай, борись, сучка, борись, — приговаривал он, — Я все равно тебя трахну, как последнюю шлюху. Натяну по самые помидоры.

Он ебал меня зло и остервенело, смотря мне прямо в глаза, оставляя огромные синяки по всему телу, будто наказывая за что-то. Он засовывал свою руку мне в рот, облизывал мое лицо, выкручивал соски, он не давал мне отвернуться или отстраниться, он хотел видеть мою реакцию, мою боль. Юрий часто менял позы, двигая меня как резиновую куклу. Он поднимал мои ноги высоко вверх и с разгона засаживал свой инструмент в меня, затем медленно выходил полностью и опять резко насаживал меня на кол. И все повторялось. Он разводил мои бедра и приподняв их рывком натягивал меня на свой болт, словно хотел войти в меня до самого конца, вместе с яйцами. И все это со злой улыбкой, глядя в глаза. Кончал он так же жестко и бурно,

Следующим был Михалыч, слегка полноватый, немолодой. Я уже не сопротивлялась. После Юрия сил не осталось. Я устало наблюдала, как кадровик не спеша взобрался на меня, аккуратно помог себе рукой попасть в нужную дырку и размеренными спокойными движениями начал получать удовольствие. Этот не смотрел на меня, не целовал, ему не нужна была страсть или боль. Он методично имел мою вагину. Вперед-назад, вперед–назад, вверх-вниз, вверх-вниз. Как робот. Не меняя позы. Лишь в конце немного ускорился и, крякнув, излился в меня. После чего оделся и, попрощавшись, покинул комнату.

Оставшиеся мужчины сидели на диване и распивали коньяк, мирно беседуя о своих делах. Казалось, что про меня все забыли. Лишь спустя полчаса мой шеф освободил мои руки и разрешил мне помыться. Я поковыляла в ванную комнату и закрылась там. Тело болело нещадно, на плечах и бедрах уже расцветали багровые синяки, на груди краснели ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх