Ты — всё для меня. Главы 4—6

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 1 из 12

Глава 4

Любовь нечаянно нагрянет,

Когда её совсем не ждёшь,

И каждый вечер сразу станет

Удивительно хорош,

И ты поёшь...

© Э. Холматов, «Сердце»

Странно было ощущать себя после моей выходки. Ты лежал у меня на плече, мило посапывая, твоя рука покоилась у меня на груди, а я не мог нормально спать, всё думая и думая о чём-то... Я любил тебя — вне всякого сомнения, и мне было жаль, что я повёлся на поводу у своих желаний и даже пустил всё на самотёк... Да, мужчина был красив, но он — семьянин, натуралов я любил развращать, но с семьями сталкивался редко, тем более, с такими... счастливыми. И, конечно, я не пытался их разрушить. Это был первый и единственный раз, когда я... настолько влюбился, что мне снесло крышу?

Влюбился? О чём это я, вообще? Ну да, его внешняя привлекательность, бархатная кожа, его дыхание, его крепкие бёдра и упругая попка... Я же ничего не знаю о нём — только подробную карту его горячего тела и то, что у него есть семья. Этого недостаточно, чтобы просто влюбиться, или... или я неправ? Может быть, во мне взыграло лишь моё чувство собственности, и всё, и ничего серьёзного в этом нет. И потом — как же ты?

Но ведь ты — это совсем другое. Ты — это моя душа, моё вдохновение, моя любовь. Всё, что только можно представить себе ценного в моей никчёмной жизни, заключено в тебе. Ты моё счастье, человек, для которого я безумно счастлив жить, и никакое плотское вожделение с нашими отношениями не сравнится. Но в том-то и дело, что я не могу сказать, а уверен ли я, что моё отношение к этому семьянину было лишь плотским вожделением, и ничем большим? Увы, на этот вопрос мой разум отказывался напрочь отвечать, меня тем самым ужасно расстраивая, но что сделаешь — раз голова не работает, приходится действовать по наитию. Поэтому я попытался перестать об этом думать, хотя меня не покидало ощущение, что всё это принесёт мне немало проблем, и чтобы конкретно во всём разобраться, я даже взял отпуск — отдохнуть от всего, что на меня навалилось. Работа лишь усугубляла моё незавидное положение, добавляя ненужных волнений и стрессов, ибо срывался я почти на каждом, несмотря на то, что мне никто, собственно, и не подчинялся. Но зато они постоянно требовали меня к себе, даже если они неправильно вбивали в аське пароль. Поэтому мне нужна была передышка, иначе я бы всех их переубивал...

Ты же напротив — вёл себя как обычно, за что я был безмерно тебе благодарен, ведь этим ты как-то утихомиривал ту бурю смятения, что крылась в глубинах моей тёмной похотливой душонки. Мы по-прежнему прекрасно проводили время, и мне тебя хватало — я даже не заглядывался ни на кого, постоянно находясь рядом с тобой и наслаждаясь твоим присутствием. Но ты почему-то подумал, что можешь меня утомлять, хотя я говорил всегда об обратном. И, таким образом, в неделю у меня был один от тебя «выходной» — когда ты шёл куда-нибудь с друзьями, а я оставался дома до позднего вечера один, предоставленный самому себе. И мне, если честно, совершенно не хотелось выбираться из прохладного уюта квартиры в испепеляющий ад городского лета. Поэтому я читал книги, смотрел фильмы, временами иногда просто спал, сидел в интернете, отправлял письма всем, кому давно нужно было их отправить, и просто наслаждался жизнью в одиночестве... В такие моменты я подумывал, что неплохо завести ещё нам какую-нибудь зверушку, вроде собаки или кошки, чтобы скрашивала моё одиночество, но потом понимал, что идея не слишком хорошая, учитывая наше с тобой постоянное отсутствие. Животное могло просто погибнуть от такого наплевательского к нему отношения — ведь мы преимущественно были заняты только друг другом.

Этот день, собственно, ничем сильно не отличался от предыдущих подобных «выходных». Я как раз читал книгу — «безумно интересный» роман о чём-то, о чём уже не вспомню, главным было то, что автор постоянно заострял внимание на всём, что его душе было угодно, кроме основного сюжета, и делал это как плохой экскурсовод, что говорит туристам примерно следующее: «Посмотрите сюда! Тут мы видим мост величайшей Королевы... Подождите, а во Франции были Королевы? Не знаете, нет? Короли были... Ну да ладно, так вот — это мост Королевы... Елизаветы? Или Марии? Чёрт, не помню, у вас нет этого в брошюрах? Впрочем, не важно, мы его уже проехали». И это занятие порядком утомляло даже при том, что я лежал на диване совершенно расслабленный. Ты должен был приехать не раньше двенадцати или часа ночи, так что времени для отдыха у меня было навалом. Но все мои планы прервал звонок в дверь — немного робкий, как мне показалось, но в то же время неумолимо решительный. «Кого сюда ещё принесло?» — чертыхаясь, пробурчал я, и направился открывать. Вообще-то, я никого не ждал, кроме тебя, но, может быть, у тебя поменялись планы? Хотя странно, что они бы поменялись так быстро — ведь ты присылал мне sms всего полчаса назад, и писал, что ты с друзьями в кино и уже почти смотришь новый фильм. Так кто бы это мог быть?

Я открыл дверь... И тот, кого я увидел, заставил меня застыть на месте. Странно — он выглядел всё так же чудесно, но был просто ужасно смущён. Наверное, на его месте я бы вёл себя точно так же.

— Пр... привет... — зеленоглазый принц смотрел на меня исподлобья почему-то виновато.

«А вот и проблема номер раз... « — такой была первая мысль, что посетила меня в этот момент.

Я совсем забыл, что он знает дорогу к нашему дому, да и живём мы недалеко от того парка. Но какая же, однако, у него прекрасная память! Честно говоря, я не ожидал, что он ей воспользуется, чтобы ещё раз прийти сюда... Зачем? Вот так мы безмолвно пялились друг на друга где-то минуту — я в своих мыслях, почти его не видя, он... Он оглядывал меня — пристальным взором красивых глаз. Я вернулся с небес на землю, заметив этот взгляд. И понял, наконец, почему он так на меня смотрел — дома в такую жару я имел привычку ходить в шёлковом халате... То есть, только в нём, и больше ни в чём — белья под ним не было, а полы имели идиотскую привычку постоянно распахиваться. Поправившись, я снова исподлобья взглянул на него.

— Что такое? Не видел меня голым, что ли? — подколол я его. Он смутился и опустил глаза. — Чем могу помочь? — Поинтересовался я и сразу осекся, представив себя эдаким продавцом-консультантом какой-нибудь торговой сети. От одной этой мысли меня немного передёрнуло.

Тем не менее, я широко улыбнулся, попутно рассматривая знакомца: всё те же растрёпанные чёрные волосы, те же джинсовые летние бриджи, только тело его теперь обтягивала не футболка, а почти невесомая белая рубашка с коротким рукавом. На ногах были удобные чёрные сандалии... Должен признать — выглядел он, как, подозреваю, и всегда, прекрасно.

— Я... я хотел бы... поговорить. — Сказал он, ещё больше смутившись. Я ухмыльнулся — ну надо же, кто бы мог подумать — всего лишь поговорить! Несколькими недельками раньше у него были иные планы, и я лишил его остатков закостенелой невинности в нашей с тобой спальне. Боже, как он тогда стонал... Окунувшись на миг в приятные воспоминания, я эротично закусываю губу, и наталкиваюсь на горящий взгляд гостя. Но, вопреки всей ситуации, мне не хотелось завалить его тут же, хотя, если бы я был одинок и будь на его месте кто-нибудь другой, этот «кто-нибудь другой» с первых секунд был бы прижат к стене и отодран в жёсткой форме. Я вообще не люблю с кем-либо долго церемониться, хотя, когда доходит до дела, я оказываюсь непривычно нежным даже для себя. Странная особенность, не так ли? Но это тоже — смотря с кем быть нежным, личность человека имеет немалое значение, с некоторыми экземплярами я обращался даже слишком жестоко. Да уж, вот такой я придирчивый, избирательный и в целом невозможный.

— Проходи. — Я сделал пригласительный жест, и он уже во второй раз, но более неуверенно, переступил порог нашей квартиры. Хех, а когда трахаться приходил, так буквально на крыльях бабочки летел, даже уговаривать не пришлось!...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх