Ты — всё для меня. Главы 4—6

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 12 из 12

притащил то ли бутылку вина, то ли ещё что-то такое, но не очень крепкое, я приготовил ужин... Мы сели трапезничать, снова разговаривая о том о сём, и почти не заметили, как наступила ночь. После кофе я предложил ему остаться у меня, так как было уже поздно, и он с радостью согласился... О, почему ты так ухмыляешься? — спрашивает Ник, вскинув брови.

— Потому что твоей наивности нет предела... — отвечаю я. — Продолжай.

— Может быть... — протягивает он. — Но тогда я не думал ни о чём таком. Просто предложил другу остаться. Мы легли, естественно, вместе, под одно одеяло. Была осень, и в квартире было холодно, поэтому мы вынуждены были лечь ближе друг к другу, чтобы не замёрзнуть. Я чувствовал тепло его тела, и мне нравилось его присутствие, но меня оно не возбуждало. Просто друг, не более. Поскольку чаще мы говорили на отвлечённые темы, я спросил его про его девушку... «А что тебе хочется узнать?» — удивился он, ведь я никогда не задавал ему таких вопросов. Увидев моё замешательство, он прижался ко мне теснее... «Ты хочешь узнать, серьёзно ли всё у нас? — его рука осторожно коснулась моего пресса, я вздрогнул. — Или как мы занимаемся любовью? Как она ласкает меня?» — ладонь друга прошлась по моему члену, который, к моему удивлению, начал крепнуть. Для меня всё было ново, хотя девственником на тот момент я уже не был.

Я попытался отодвинуться от него, но он прервал мои попытки, и шепнул: «Да ладно тебе, давай просто развлечёмся». И мы «развлеклись». — Ник снова вздохнул. — Мы ласкали члены друг друга... Руками. На большее я не был согласен, и он уступил. Не могу сказать, что мне не понравилось. Наоборот... Мне очень понравилось, как он кончал — так долго, так бурно, как судороги сводили его тело... Это было прекрасно, но... В первый и последний раз. После этого я почему-то стал избегать встреч с ним под любым предлогом, наверное, он это чувствовал, и не стал на меня давить. Наше общение сошло на нет — мягко и плавно, и лишь я один понимал, что это я во всём виноват... — Ник откинулся на спинку лавочки, снова взглянув на небо. — А ведь всё могло быть иначе, мне нужно было только быть чуть увереннее в себе и своих желаниях.

Я пожимаю плечами.

— Но ведь всё так, как есть, правда?

Он поворачивается ко мне и улыбается:

— Конечно, ты, как всегда, прав. И, знаешь, меня это вполне устраивает...

Он в мгновение ока оказывается у меня на коленях, горячими ладонями забирается под мою рубашку, целует в шею, а затем касается губ, стирая с них терпкий привкус вина. Мы целуемся, он шепчет мне на ухо:

— Я так хочу тебя... Трахни меня. — Произносит он, нетерпеливо ёрзая на моих бёдрах.

Я улыбаюсь и пытаюсь мягко отстранить его от себя:

— Ник, это в тебе говорит выпитое вино и кальян...

— Нет! — неожиданно резко возражает он, и по его глазам я понимаю, что он не шутит. А тело его так жаждет секса, что любое моё движение по нему вызывает в нём прилив желания... Он так хочет меня, что готов меня изнасиловать. — Это не хмель, Алан, выеби меня.

Слышать такие речи из уст порядочного семьянина выше моих сил. Одним порывистым движением я стаскиваю с него футболку, затем приспускаю бриджи, и, удобнее усадив его на себе, касаюсь его губ пальцами. Мой послушный мальчик всё понимает сразу, и сексуально облизывает их... Я вошёл в него сразу двумя пальцами, вызвав его одобрительный стон, другой рукой я подрачивал его красивый член, всецело отдаваясь приятным ощущениям — мне нравилось ласкать его. Осознание власти над этим прекрасным мужчиной было ни с чем не сравнимо: его стоны, хрипы, то, как он поддавал попкой навстречу моим пальцам никак не вязалось с наличием у него жены и маленького сына, и от вкушения этого запретного плода я просто терял голову. Беспокоиться, что нас увидят, было незачем, так как мы находились в глубине парка, и темнота надёжно скрывала нас от любопытных глаз. Правда, сюда могли заглянуть такие же, как мы, парочки в поисках уединения, но нас это ничуть не волновало.

Он выгибается навстречу моим порывистым движениям в нём — темпераментный, нетерпеливый, и от этого ещё более очаровательный:

— Ну же, трахни меня... — хрипит он.

Я качаю головой, он кусает губы в исступлении:

— Мой мучитель... — он целует меня. — Хочешь, я открою тебе один секрет? — шепчет он на ухо тем самым низким, бархатистым голосом, что сводит меня с ума.

— Говори. — Разрешаю я, не переставая иметь его сладкую попку своими пальцами.

— Знаешь, после того случая с моим другом... У меня бывали фантазии об однополом сексе. — Он тяжело дышит, но темп замедляет — наверное, чтобы успеть всё рассказать. — Одно время очень хотелось переспать с мужчиной, но почему-то не сложилось... И даже будучи женатым, видя, какое удовольствие получает Агата от секса, я представлял иногда, как отдаюсь мужчине... Как лежу под ним, и меня прижимает к кровати сильное красивое тело, раздвигая мои бёдра. Эти грубоватые поцелуи, ласки, и в то же время нежность, эти горячие руки на моей груди, спине, ягодицах... — Ник выдыхает, облизывая губы. — Я получал истинное удовольствие от этих грёз, доводя себя до оргазма мастурбацией, но... Если бы не появились вы, всё это так и осталось бы бесплотными мечтами. Именно поэтому я не смог вам обоим, а особенно — тебе, отказать. Ведь вы были живым воплощением моих давних желаний. Я зашёл дальше, чем, конечно, следовало бы... — шептал он горячо, и от этого шёпота я заводился всё сильнее, входя в него всё резче.

— Расскажи ещё о своих фантазиях. — Хрипло прошу я.

Он улыбается — хищно, словно лев после удачной охоты, и сильнее прижимается ко мне:

— Фантазии бывали разные. Но зачастую мне хотелось, чтобы мужчина брал меня жёстко, с порога, на полу, у стены, табурете, ковре — всём, что имеет более-менее горизонтальную поверхность или на что можно опереться. Только не кровать и стол — это слишком банально. — Я ухмыляюсь: вот, значит, какой он экстремал... Выходит, ему вполне должна подходить эта обстановка: скамья, парк, возможность того, что за нами наблюдают чьи-то любопытные взоры. — Ночью, когда Агата засыпала, я предавался своим фантазиям в полной мере, лаская себя... Мне представлялось, что я вхожу в квартиру, вижу перед собой крепкого, сильного мужчину, он меня сразу же ставит на колени, и приказывает сосать... Я вкладываю в этот минет всего себя, пытаясь доставить ему как можно больше удовольствия, но затем он, не сильно со мной церемонясь, приставляет меня к стене, и входит — резко, порывисто, так, что слёзы на глаза наворачиваются... Я всхлипываю — больше от удовольствия, чем от боли, а он, не обращая на это внимания, продолжает драть меня как дешёвую проститутку... — Ник стонет, мои движения ускоряются и становятся ещё резче. — Или как свою послушную сучку... — стоны становятся громче. — Я всегда бурно кончал от подобных фантазий.

— А сейчас как тебя трахать? — миролюбиво интересуюсь я, к двум пальцам прибавляя третий.

Он сексуально облизывает пересохшие губы, прогибаясь...

— Как сучку. — Говорит он, глаза его горят желанием и похотью. — Коей, впрочем, я для тебя и являюсь.

Я продолжаю методично мучить его, по-прежнему не входя в него ничем, кроме пальцев. Он хрипит, стонет, я убыстряю темп...

— Я же могу сейчас кончить... — игриво улыбается он, а я ухмыляюсь в ответ:

— Ты не кончишь, пока я этого не захочу.

Мне хочется довести его до пика, желательно, предварительно подведя его к этому несколько раз. Интуитивно улавливая тот момент, когда он вот-вот готов разрядиться, я резко прекращаю все движения. Он разочарованно выдыхает и открывает глаза, чтобы посмотреть на меня с укоризной. Но я не реагирую на этот умоляющий взгляд, молча делая своё дело. Мне самому приходится сдерживаться, ибо вид его сексуального тела и эти стоны возбуждали меня не меньше, чем его — мои пальцы. Мне нравится то, как он изгибается, то, как он пытается довести себя до оргазма, и напряжение его мышц... Я не даю получить ему столь желанное удовольствие потому, что хочу, чтобы оно было во много раз сильнее. Так я делал и с тобой, хотя ты менее терпелив, и тебя приходится удерживать всеми силами... Но Ник... Он же хотел узнать, как трахают послушных сучек? Вот он и узнает...

Я довёл его до пика в очередной раз. Он почти привык, что я не даю ему разрядиться, поэтому особенной надежды на это уже не питал. Но ему оставалось чуть-чуть до оргазма... И я приставляю головку своего члена к податливому и разработанному входу:

— А теперь, моя милая сучка, — говорю я, улыбаясь, — можешь кончать. — И вхожу на всю длину.

Ник взвыл. Тело его затрясло до оргазма, и каждое моё движение провоцировало новую волну полу-криков и судорог:

— Да!... Да! Да, сильнее, пожалуйста!

Меня не нужно долго упрашивать, тем более, что меня просил об этом мой прекрасный Ник. Аромат его тела, его сдавленные стоны, мои горячие и грубоватые поцелуи. За весь день мы трахались несчётное количество раз, и каждый раз для нас обоих был словно первым. Он насаживался на мой член, взяв инициативу в свои руки, я поддерживаю его за талию, иногда проводя ладонью по гладкому торсу... Мне очень нравилось чувствовать его рядом. Мы кончаем почти одновременно, он — поставив мне засос на шее, я — с судорожным вздохом... Он буквально валится на меня всей приятной тяжестью своего тела, прерывисто дыша... Я обнимаю его, прижимая к себе, ласково поглаживая его по чёрным волосам. И смотрю на время.

— Тебе пора... — шепчу, целуя мочку его уха.

— Я не хочу... — умоляюще просит он. — Я хочу быть с тобой, здесь, рядом...

— Нет, Ник. — Отвечаю, пытаясь отлепить его от себя. — Тебя ждёт сын и Агата.

— Да, да... ты прав. — Вздыхает он и садится на лавочку, и я ощущаю непривычную лёгкость, не чувствуя на себе веса его гибкого тела. — Нам пора.

Мы нехотя встаём, допиваем вино... До его дома всего несколько шагов, и я... Мне не хочется отпускать его из своих объятий — мы прощаемся у подъезда, словно подростки, я целую его: висок, скулы, губы. Он прижимается ко мне — сильно, словно хочет со мной срастись.

— Я...

Мне приходится прервать его очередным поцелуем.

— У тебя остался мой телефон. Звони.

Я сажусь за руль — ехать мне недолго и недалеко, так что вряд ли со мной что-то случится. Уезжая, я смотрю на размытую в свете ночных фонарей фигуру Ника, провожающего меня взглядом...

... Ему хорошо. У него обустроенный быт, семья. Он возвращается к тем, кто его действительно любит. А я... мне ещё предстоит наладить с тобой отношения.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх