Ты — всё для меня. Главы 4—6

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 3 из 12

партнёров, что были до тебя, рассказать мне, что они чувствуют, даже во время нашей близости — мне это было любопытно. И они рассказывали, и я узнавал много интересного. Проникнуть к человеку в душу можно разными способами, заинтересованность в их эмоциях и ощущениях — один из них.

— Как же ты тогда вернулся домой? — шепнул я, гладя его ладонью по чёрным, как смоль, волосам.

Он застеснялся, красивые скулы залились новым румянцем. Он выглядел так очаровательно, смущаясь такой мелочи — ведь в первый наш день знакомства мы позволили себе кое-что большее, чем просто откровенные разговоры по душам. А тут он продолжает вести себя скованно. Любопытно, почему? Это кажется мне немного странным.

— А зачем тебе это знать? — он немного нервничает — я вижу это по тому, как судорожно он сжимает край скатерти длинными пальцами.

Я ухмыляюсь.

— Просто так.

Ник опустил глаза, отодвинувшись от меня на максимально возможное расстояние, и безразличным тоном сообщил, что просто вернулся домой, принял душ и лёг спать, поцеловав своего мальчика. Я приблизился к нему вопреки его желанию отдалиться, и улыбнулся:

— Я тебя не съем... — я снова касаюсь его жёстких, как проволока, волос, за счёт этой своей жёсткости и тяжести бесконечно послушных. — Рассказывай, хватит ломаться.

Он вздохнул, понимая, что от меня так просто не отделаться — я всё чувствую, даже малейшую ложь. Не прошло и минуты, как он начал говорить о том, что произошло.

Привожу его рассказ от его лица таким, каким он мне его преподнёс.

Рассказ Ника.

Я потерял голову, понимая, что сейчас окажусь в ваших руках. Мне так нравится тот, кого ты так любишь — ты даже не представляешь, что я испытывал, видя его красивую спину перед собой, когда он в парке нагло устроился на твоих коленях, помнишь? Ты ещё гладил его поясницу — я заметил, как твои пальцы проходятся по его оголённой пояснице — золотистой от загара... Он и вправду прекрасен. Но когда я увидел вблизи тебя...

От тебя веяло такой решимостью и спокойствием, что все вопросы, вроде: «почему он с тобой?» сразу же отпали. Ты властен, за тобой можно идти куда угодно, хоть прямиком в Ад, и ты будешь точно знать, что этот путь будет проделан с радостью быть рядом с тобой. (Ник посмотрел на меня почему-то виновато, и смущённо улыбнулся) Тогда, в ванной... Когда ты проходился по моему телу своими сильными руками, я просто таял, дрожа всем своим существом. Ты, наверное, чувствовал это, и был так осторожен, аккуратен. Впервые в моей тридцатилетней жизни меня ласкал мужчина, да ещё так прекрасно, заботясь о том, что у меня всё впервые. Это было так непривычно, необычно для меня — ощущать мужские руки на своём теле, вдобавок, я удивился, почувствовав, что эти ласки мне приятны и я не испытал никакого отвращения. Но на это, наверное, своё влияние возымел твой...

— Любовник? — я бесцеремонно перебиваю его и улыбаюсь уголками губ.

— Как хочешь, — пожимает плечами Ник, и продолжает свой рассказ.

Как бы то ни было, я удивился, узнав, что мне нравятся движения твоих рук на груди, на бёдрах, моей спине, затем ты перевёл их на ягодицы... Я дрожал всем телом, но мне было интересно, что будет дальше, раз уж мы и так слишком далеко зашли. И...

Когда ты взял меня — там, в вашей спальне, на вашей кровати, мне показалось сначала, что я умру от боли. Но ты был так осторожен, что потом я почти ничего не чувствовал, кроме удовольствия быть в твоих руках. А затем я сбежал, получив в своей жизни первый оргазм от мужчины... Сбежал, потому что не знал, как к этому относиться и что стоит с этим делать.

Я смотрю на Ника молча, но еле-еле сдерживаю улыбку. Лично мне на этой душещипательной истории захотелось зевать... Не он первый, не он последний будет чувствовать примерно то же самое, переспав с мужчиной впервые, и мало кто не будет вообще придавать этому значения.

— Расскажи, как тебя встретила супруга... — шепчу, касаясь пальцами его шеи.

Он вздыхает — так грустно, словно обречённый на смерть. Боже, что за драматизация, я же не убивать его собираюсь, а совсем даже наоборот.

— Она подошла ко мне — как только я вошёл в квартиру. Сказала, что уложила ребёнка спать, и что весь вечер предоставлен нам двоим... Она поцеловала меня в губы — страстно и ласково, но... в мыслях у меня был только что закончившийся вечер с вами и ты, кроме того — я не успел принять душ толком, но она настойчиво потащила меня в спальню.

Я чувствовал себя каменным изваянием, пока она меня раздевала. Тепло её красивого, гибкого тела, её прекрасный запах не давали никакого эффекта, и даже платье с неё я снимал, повинуясь какой-то неведомой инерции. Поцелуи, её влажная от испарины кожа, красивая грудь, которую я всегда любил целовать, лаская языком её чувствительные соски, мои игривые пальцы любили играть с ней — я касался ими клитора, задевал вход, распаляя её всё больше и больше, пока она не получит первый оргазм. И только потом я входил в неё, растягивая удовольствие, меняя глубину и темп, чувствуя, как она извивается подо мной от страсти, кусая костяшки своих пальцев, чтобы не кричать громко и не разбудить сына. Мы занимались любовью часто, мне нравилось прикасаться к ней, да и сейчас нравится, если бы ты слышал, как она стонет, ты бы меня понял... — Ник вздыхает. — Но в тот вечер всё было по-другому. Я чувствовал себя не в своей тарелке, ибо какие-то полчаса назад я кричал от боли, а мой рот был зажат твоей рукой. И в тот момент, когда она ласкала меня, я благодарил Бога за мужскую физиологию, которая работает всегда, не слишком взирая на то, кто именно к тебе прикасается. Важно только не думать об этом, плыть по течению, я часто замечал, что люди умеют всё портить, постоянно над чем-то задумываясь. Зачем? Если можно просто отдаться на волю собственным эмоциям, ощущениям...

— Как ты отдался мне? — вопрошаю, издевательски улыбнувшись.

Ник пожал плечами.

— Не знаю. Точно могу сказать, что когда я отправился за вами, я не мог ни о чём думать, кроме твоего... любовника... — он взглянул на меня, словно ожидая одобрения. Я еле заметно ухмыльнулся. — И его губ, и тем, что они сотворили со мной на лавочке. Мне понравился он, я был просто в восторге, и, может быть, я пошёл за вами только для того, чтобы просто за ним понаблюдать. Он изящен, красив, у него потрясающие сумеречные глаза и красивые волосы, и весь он словно повзрослевший Маленький Принц, оставшийся на Земле. Его грация, красота и — на тот момент — несчастный вид сделали своё дело, я поддался ему, поскольку мне и не хотелось сопротивляться. И я был рад, что так получилось... И его страстный минет я, наверное, не забуду никогда. — Я снова кривлю губы в ухмылке, выслушивая это милое восхваление тебя. Я и так знал, что ты прекрасен, иначе бы мы не были вместе. Тем более — столько времени. — А ты... Я не понимаю, что я к тебе чувствую, но... это такие приятные ощущения... — Ник посмотрел мне в глаза. Наступила небольшая пауза.

В этот момент я думал о тебе. О том, как ты и что можешь сейчас делать. Я всегда думаю об этом, если сильно нервничаю. Но с чего бы моим рукам так дрожать? Я чувствую эту дрожь, даже с силой вцепившись в край столешницы пальцами. Меня трясёт — то ли от желания, то ли от желания его отсюда выпроводить как можно скорее, либо от того и другого, в голове такой сумбур, что становится страшно, и взгляд мой касается его губ, а я... а в голове моей проносится мысль о том, что я хочу — безумно хочу — их поцеловать... И всё будто становится на свои места. И то, почему он оказался здесь, теперь не кажется таким важным... Может, это судьба? Он просто сейчас сидел напротив меня... Опустив глаза... И продолжая свой рассказ приятным бархатистым голосом:

— Я занимался с ней любовью, зная, что меня только что жёстко отымел ты, и мне, что самое интересное, понравилось ощущать, что я в твоей власти. Словно понравилось... быть на её месте, быть любимым мужчиной, желать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх