Ты — всё для меня. Главы 4—6

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 5 из 12

нравилось слышать твои стоны, когда мы с тобой впервые занимались любовью... — мои руки ласкают его спину под рубашкой, губы почти безостановочно ласкают шею и чувствительные точки на ней, языком прохожусь по красивым ключицам, целую мочку уха — мне словно хочется стать с ним единым целым, вжаться в него, срастись и никогда не отпускать... — Я люблю, — продолжает он, — то, что ты делаешь сейчас: то, как твои бёдра прижимаются к моим, и мне приходится раздвинуть ноги, чтобы ты прильнул ко мне сильнее, мне нравится твоё сильное тело, прижиматься к тебе, целовать, чувствовать твой запах — апельсинов и гвоздики, ласкать твою спину, плечи, руки, пресс... Я хочу сделать с тобой всё, что делает с тобой он... — шепчет Ник, и смотрит мне в глаза. — Я люблю те...

Я закрываю ему рот поцелуем, чтобы мы не дошли до слишком опасных крайностей. Никакой любви — единственно верно сейчас то, что мы просто хотим поразвлечься, и всё. Провести время. Потрахаться, если быть уж совершенно откровенным, но никакой любви сюда примешивать не стоит. Мой язык порхает у него во рту словно бабочка, я нежен и осторожен, но так его хочу, что ломит не только член от перевозбуждения, но и всё тело. Я никак не могу оторваться от его губ, но мне приходится, поскольку мой чересчур разговорчивый друг снова хочет что-то сказать.

— Возьми меня... — просит он. Что ж, признаю — теперь его мысли идут в правильном направлении.

Я остервенело сдираю с него бриджи и заваливаю на стол, который протяжно скрипит от моих резких движений. Ничего — он дубовый, выдержит. Он выдерживает нас с тобой, почему бы не потерпеть и меня с Ником?... Рукой нащупав первый попавшийся крем, я вхожу в своего нежданного любовника сразу двумя пальцами, Ник дёрнулся, но промолчал, лишь немного поморщившись.

— Я не разрешал тебе прекращать говорить... — напоминаю я, наклонившись над ним. Я знаю, что выражение моего лица не терпит возражений, хотя на самом деле внутри (где-то слишком глубоко) я мягкий и чувствительный человек.

— Холод столешницы слегка остужает мой пыл, и это хорошо — я смогу дольше наслаждаться твоими ласками... — шепчет Ник. — Ты так близко... Это меня заводит. Твои движения внутри меня — боже, это так приятно, хотя сначала было немного больно... Давай... Так... Резче... Пожалуйста... прошу, сильнее... — я выполняю просьбу, входя в него резче и сильнее — как он и хотел. — Да, бери меня. Трахни меня, Алан, пожалуйста... Я твой...

Решив, что, как пела Земфира, девочка вполне созрела, я вхожу в него. Как в первый раз — резко, пусть даже ему будет больно, зато это лучше, чем мучить человека полчаса. Я останавливаюсь, не двигаясь, даже в какой-то мере наслаждаясь этим ощущением дежавю. Его бёдра напряжены, губы приоткрыты. Ладонями я глажу его тело, желая, чтобы он расслабился. Этому должен способствовать и его рассказ, который заставит его сосредоточиться на его ощущениях.

— Говори... — Я целую его полураскрытые губы. — Не стесняйся.

— Мне... больно, — шепчет он возбуждённо, — но не слишком. Не так, как в первый раз. Ты сейчас более нежен и менее методичен, заботишься о моих ощущениях, боишься сделать мне больно. — Я удивляюсь — правда, что ли? — Мне приятно, что ты думаешь об этом. Поцелуй меня... — но на этот раз я не выполняю просьбы, и мои губы скользят по шее — я хочу слышать его голос и то, что он говорит. — Твои губы словно шёлк... Даже жена не умеет так целовать меня, хотя любит это. Да... — он постанывает, прикрывая глаза, чувствуя, как я ласкаю его бёдра, талию, грудь, задевая соски. Его ноги раздвинуты, и ими он обнимает меня сзади.

Я начинаю медленно-медленно двигаться. Ник чуть прикусывает губы и прижимается ко мне всё сильнее.

— Да... да, так... ах... Алан... Ты сводишь меня с ума. — Ник потянулся ко мне губами, мы поцеловались. — Сильнее, прошу... Глубже.

Что ж, его желание — закон, я ускоряюсь, сам не в силах уже сдерживать свои порывы и неуёмное желание, Ник стонет в голос, и я пытаюсь поцелуями заглушить его. Через несколько минут он кончает, выгнувшись и прильнув ко мне, а я от сильного перевозбуждения никак не могу дойти до оргазма. Отдышавшись, Ник смотрит на меня.

— Что такое?..

— Ничего. — Я выхожу из него.

— Но ты не кончил... — разочарованно протягивает он. — Я тебе помогу.

Не успел я и глазом моргнуть, как он опустился на колени передо мной, лаская мои бёдра и ягодицы.

— Что ты делаешь? — удивляюсь я.

— Я ведь говорил, что хочу тебя всего, без остатка? — хитрые зелёные глаза смотрят на меня снизу-вверх.

Он касается губами моего члена — решительно, но осторожно. Я судорожно вздыхаю... Он решает попытаться сразу взять его в рот, и у него, как ни странно, это получается. Его губы приводят меня в восторг, создаётся впечатление, что он делает это не впервые, но у меня нет причин не верить в его неопытность — просто мужчинам дано это больше, чем женщинам, поскольку мужчина всегда знает, что может нравится мужчине. Он ласкает мой член языком, отсасывая с троекратным усердием, я постанываю, и вот уже запускаю руку в его густые чёрные волосы, и бёдра мои трясутся мелкой дрожью от оргазма... Ник всё проглатывает, страстно целует меня в губы, на которых я всё ещё чувствую вкус своей спермы. Мне нравится бархатистость его кожи под моими пальцами, его доверие мне льстит, поскольку я бы сам себе не доверял, зная себя... Но Ник... Я замечаю, что он всё больше нравится мне, и наше с ним занятие любовью было таким чувственным... О, как же я был влюблён в него, если сейчас подумал об этом? Ник всё ещё прижимался ко мне обнажённым телом.

— Мне было хорошо... — сказал он. — С тобой всем и всегда так хорошо?

Я безмолвно пожимаю плечами. Я на самом деле не знаю об этом, и даже никогда не задумывался — мне было важно, что тебе со мной было хорошо. Но Ник... с ним тоже было прекрасно. Особенно в первый раз... Ну, люблю я девственников — это моя маленькая невинная слабость.

Ник целует меня в шею, опускается всё ниже, я чувствую, как снова начинаю распаляться. Но я решаю, что ему пора, и мягко отстраняю его от себя.

— Я что-то не так делаю? — разочарованно протягивает он, удивившись такому исходу событий.

— Нет-нет, — я качаю головой, — всё прекрасно. Ты такой нежный, у тебя ласковые сочные губы. — Ник улыбается, и снова льнёт ко мне, но я неуклонен. — Просто на сегодня хватит, нужно знать меру.

Ник ухмыляется, и целует меня, настойчиво пытаясь снова залезть ко мне на колени.

— Ты меня прогоняешь?

Я ласково скинул его с себя.

— Да. — Как бы я не желал продолжения, ты скоро должен был вернуться, и мне не хотелось его приучать к хорошему так быстро, и вообще — ему нужно было возвращаться к семье. Ник посмотрел на меня понимающе и не стал устраивать истерику из-за моего такого настойчивого жеста. Он очаровательно улыбнулся...

— Тогда просто дай мне свой телефон.

Не знаю, почему, но номер я всё-таки оставил. Я любовался им, пока он медленно одевался, наслаждаясь изгибами его прекрасного тела. Так хотелось снова к нему прикоснуться... Боже, как же он кончает — с такой страстью, его так трясёт... Мне очень нравилось такое отношение к сексу, тем более, во второй раз. Я знаю — ему захочется ещё и ещё. Но разве я буду против?..

На самом деле, я не знаю, отталкивать его или притягивать, я ещё не определился с этим. Мне он так нравился, меня к нему неудержимо тянуло, но ведь тебя я любил, а это лишь страсть, вихрь, что закружил своим безумием, и кинул его в мои объятия... Справлюсь ли я со следующим искушением — вопрос открытый, и пока не хочется об этом думать.

Ник подходит к двери, берёт за ручку, но вдруг резко поворачивается и целует меня в губы — с таким усердием и напором, что меня даже чуть отшатывает назад. Его язык ласково касается моих губ, нёба, моего языка, я таю от этого поцелуя.

— Мне нравится тебя целовать... — шепчет он. — Я позвоню тебе.

— Непременно. — Улыбаюсь я. И дверь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх