Ты — всё для меня. Главы 4—6

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 8 из 12

ритм, а как тебе это? — я ускоряюсь, и на тебя, опять же, к моему удивлению, нахлынивает ещё одна волна удовольствия. Твоё тело буквально дрожит в моих руках, и ты уже точно не стонешь, а полукричишь, рискуя поставить на уши всех соседей нашего дома.

— Да, да, отъеби меня! — слышу я от тебя, ты подмахиваешь мне, как можешь.

Какая чудесная картина — ты отдаёшься мне настолько бесстыдно, насколько позволяет тебе твоя развратная натура, кусая почти до крови красивые губы, и иногда — свой кулак, чтобы не кричать слишком громко. Я вижу слёзы в уголках твоих глаз, но они явно не от боли, а от удовольствия. Я кончаю, когда ты покрикиваешь от третьего оргазма, и устало прижимаю тебя собой к кровати... Ты тяжело дышишь — ещё бы, столько оргазмов за день, и вообще — откуда всё это взялось? Такая неудержимость, неистовство, твоя покорность...

— Ты меня точно убьёшь сейчас... — шепчешь ты. Я целую тебя в шею, путаясь пальцами в твоих волосах...

— Почему же? Я уже сполна отомстил.

Ты медленно переворачиваешься подо мной, чтобы иметь возможность посмотреть мне в глаза.

— Разве ты не будешь злиться, зная, что всё, что я рассказал тебе, лишь моя безобидная фантазия?

Глава 6.

Рукам твоим, таким жестоким,

Я поклонялся как гильотине,

Ты в ранг искусства возводил пороки,

И рисовал ножами слов картины.

© O. D. «Мужчина, который не пишет прозы»

Услышав это высказывание, произнесённое твоим милым невинным голоском, я был готов и расцеловать тебя, и в то же время разорвать на части. Я в мгновение ока возненавидел тебя и полюбил сильнее. Буря эмоций захлестнула меня, из которых негативные занимали отдельное, надо сказать — немалое, место, не взирая на всю любовь. Я был счастлив, что оставался единственным, кто любил тебя и проникал в тебя, но то, что ты периодически имел привычку доводить меня до белого каления, начинало меня раздражать.

— Что? — спросил я сурово.

Ты хитро взглянул на меня. Глупый, глупый мальчик, испытывающий на прочность мои расшатанные нервы.

— Я видел Ника. — Шепчешь ты, и садишься в постели. — Я не знал, что и думать... Пошёл прогуляться, и вот — вернулся. — Ты посмотрел мне в глаза. — Мне было так больно. Не понимаю, почему, наверное, я злюсь... Просто злюсь на тебя за него... за развращение этого семьянина. И мне хотелось, чтобы ты, поревновав, почувствовал мою боль. Но, в то же время... Я люблю, когда ты злишься... — ты прижимаешься ко мне, целуешь в шею, касаешься щекой моей щетины. Подлиза. — Ты такой милый, когда злой. Я люблю, когда ты жёстко обращаешься со мной, ведь я и так — твоя собственность, но мне этого не хватает. Не хватает твоей жестокости.

— Ну и как, на сегодня хватило?... — спрашиваю я зло и встаю с постели.

Теперь ты точно меня разозлил. Ходил по лезвию, и, в конце концов, обрезался. Я хожу по комнате, не зная, куда себя деть. Да как ты вообще мог? Тебе не хватило моих натянутых нервов? И вообще, к чёрту такие игры, я не подписывался на то, чтобы выполнять подобные твои прихоти. Поэтому я решительно подхожу к шкафу и начинаю стремительно одеваться. Ты сразу вскакиваешь.

— Алан, ты куда? — удивлённо и обеспокоенно спрашиваешь ты. Я молчу, торопливо застёгивая пуговицы своей светлой рубашки. — Не уходи! — ты обнимаешь меня, но я грубо тебя отталкиваю. Ты падаешь на кровать... — Я переборщил, я знаю, я такая скотина, но прости меня, пожалуйста! — ты снова кидаешься ко мне, но я оборачиваюсь на тебя, и мой взгляд заставляет тебя резко остановиться. — Да, я понял. Я — дрянь.

Ты садишься обратно на постель, мельком замечаю слёзы в уголках твоих глаз. Но мне нужно как можно быстрее уйти, чтобы чего-нибудь не сотворить, и я собираюсь. Методично, чтобы ничего не забыть: ключи от машины, документы, беру с собой даже телефон. Не надейся, что я уйду навсегда — твоих проверок на прочность слишком мало, чтобы я закатывал истерику. Я даже не кричал на тебя, если ты не заметил, я просто собираюсь немного пройтись... или проехаться — это уж как повезёт. Надеваю летние туфли и выхожу в подъезд, лёгкие сразу наполняются смогом от горящего торфа где-то недалеко... Ну и лето в этом году, точно — нужно брать машину, иначе я задохнусь, и мой хладный трупик будет напоминать тебе до конца жизни о том, что я тебя так и не простил... Да, даже сейчас я о тебе забочусь. Дверь закрывается с тихим щелчком. Ты остаёшься в квартире — растерянный и беспомощный ребёнок, который перегнул палку и сумел пробудить во мне зверя.

Я помню тот раз, когда ты сделал так же. Но в тот раз ты действительно был с другим мужчиной — я видел тебя в окне дома напротив, и никаких фантазий не было. Единственное, чего вы не делали — это не занимались сексом как таковым, ибо он в тебя так и не вошёл. И тут я сначала узнаю, что кроме меня в тебе побывало ещё двое, а потом вдруг выясняется, что это ты решил меня просто подразнить. Что ж, теперь ты знаешь, каковы могут быть последствия подобных «дразниловок».

Я завёл машину. Ну и куда я поеду? Спать хочется неимоверно — ты совершенно вымотал меня бесконечным количеством своих оргазмов, так что надолго меня не хватит. Телефон испуганно завибрировал, на экране высветился твой номер... Нет, ну тебя к чёрту. В крайнем случае, переночую в гостинице, но домой я в эту ночь не вернусь. Но работает ли что-нибудь сейчас? Тем более, что до ближайшей отсюда гостиницы не так близко — в этом нашем районе их просто-напросто нет. «Хотя бы хорошо, что завтра не на работу», — думаю я... Телефон снова оживает, на этот раз sms-сообщение, состоящее из почти 1000 «прости». Нет, не сегодня, не сейчас...

Меня трясёт от гнева. Ехать не хочется — в таком состоянии я мог бы запросто кого-нибудь задеть, или ввязаться в авантюры с какими-нибудь недогонщиками, а чтобы потом кто-то собирал мои обгорелые кости мне не очень-то и хотелось. И тут я снова кинул взгляд на мобильный... Сегодня я дал свой номер Нику, и он сделал прозвон, и номер ещё не удалился из памяти. А что, если?... Нет-нет, исключено, это безумие — звонить ему в такой час. Третий час ночи, я на нервах, да ещё буду вытаскивать из тёплой и уютной постели милого зеленоглазого принца? Зачем? Чтобы он помог вытереть мне слёзы и уложить спать?... Чёрт, а ведь уложить спать — не такая уж и плохая перспектива, может быть, у них найдётся свободная койка для меня. Наплевав на собственные предрассудки и то, что я обычно не прошу ни у кого помощи, я набираю его номер.

После, казалось, сотни гудков, трубку всё-таки поднимают, и я слышу сонный голос Ника.

— Алло?

— Ник, привет, это Алан.

На другом конце трубки повисает тягостное молчание. Затем уже проснувшийся, бодрый и даже, кажется, довольный звонком, голос яростно шипит мне:

— Ты совсем с ума сошёл? Ты знаешь, сколько времени?

— Знаю, знаю, но это срочно. Мне нужно где-нибудь переночевать сегодня...

Ник снова молчит, я слышу лишь его мерное дыхание. Наверное, он раздумывал над моим вопросом. Или думал, что я просто без него не могу обойтись? Хотя, в какой-то степени это было именно так.

— Ник? — я пытаюсь вывести его из ступора.

— Ты на машине? — спрашивает он напряжённо, будто приняв какое-то важное для себя решение.

— Да.

— Приезжай, я сейчас скину адрес. — И послышались короткие гудки.

Хвала небесам, место ночёвки у меня сейчас будет. А вот и сообщение с указанием адреса, отлично. Я завожу мотор и отправляюсь к нему... И, не смотря на то, что ты вывел меня из себя, настроение моё сразу нормализуется. Ведь я еду домой к человеку, которому, хотя бы, я не нужен в качестве исключительно сексуальной игрушки (скорее, так можно сказать про него самого). Даже если я знаю, что для тебя это тоже не так, всё равно какой-то осадок от нашей ссоры остаётся внутри. Поэтому мне хочется оставить тебя одного наедине со своими мыслями о твоём поведении.

Несколько минут, и я на месте,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх