Девочка-весна. Дополнительная часть

  1. Девочка-весна. Основная часть
  2. Девочка-весна. Дополнительная часть

Страница: 3 из 5

Я сама так удивлена и раздосадована, просто слов нет. Кто ему мешал встречаться? Да хоть десятерых трахай! Но домой-то зачем приводить? В качестве кого?
— Ну как кого? Взрослой женщины, хозяйки дома, его спутницы на старости лет.
— Да ни фига! Ей тридцать лет! Потому и не пойму, кого он привел? То ли мачеху нам, то ли сестру или подругу?
— Сестра у тебя еще появится, погоди девять месяцев:

— Ага, я и не сомневаюсь. Отец со своей Наташей больше сейчас миндальничает, чем брат с Машей. Я им всем уже точно не нужна. То была единственной хозяйкой в доме, пылинки с меня сдували, нарадоваться не могли, хвалили по делу и не по делу. Эта ночь, DD, проверкой была для них. Ни разу в жизни отец мне не позволял ночевать где-то кроме дома и своей сестры тут. Какая бы поздняя ночь ни была, он садился за руль и приезжал за мной. Я специально сегодня дождалась восьми часов вечера, чтоб уехала последняя электричка. Ему ж приятней под боком у молодой жены быть, чем за дочкой родной поехать. Ну все, держитесь, родственнички! Раз вы ночами хотите трахаться, то и я не отстану.
— Бурный одобрямс! Давай гаси сигарету и марш в ванную. Догнать и перегнать семью... (называю ее фамилию) по количеству трахов на душу населения — вот наш лозунг!
— Ох, какая я злая сегодня, DD! Я тебя затрахаю, берегись!
— Посмотрим, кто кого затрахает. Мозоли на клиторе были? Будут!

... Первый заход был бурным. Мы катались по кровати, сбрасывая ненароком подушки и одеяло. Мы впивались поцелуями друг в друга на грани боли и укусов. Мы не ласкали, а грубо тискали тела друг друга. Меня сводил с ума абрикосовый запах ее тела, я желал съесть ее округлые плечи, аккуратные грудки с каменной крепости сосками, шикарные бедра и упругие ягодицы. Я игрался с ней, как с мягкой игрушкой, то притягивая за волосы для смачного поцелуя, то натягивая на член, будучи сам неподвижным и крепко ухватив за попу. Я теребил без устали ее клитор, я засовывал в нее два и три пальца, имитируя трах с очень высокой скоростью, наслаждаясь ее словами: «да, да, хорошо, еще, сильней, глубже», изредка тормозя интенсивность, когда она говорила «стой, больно». Я кайфовал от ее ногтей на моей спине, я кайфовал от того, как она тянула мех на моем теле, я кайфовал от ее языка на моей шее и зубах на сосках груди. Меня безумно заводил ее взгляд во время поцелуев, ее расширенные зрачки, раздувающиеся ноздри, вытворяющий пируэты в моем рту ее язык. Иногда она кончала, расслабляясь на некоторое время и убирая мою руку от своего клитора. Но проходило 10—15 секунд или максимум минута, и снова ее алчущий поцелуев рот искал мои губы, а нежные ручки хватали мой член и начинали дрочить по всей амплитуде, крепко сжимая на грани боли, и потом тянули на себя, ласкали головкой клитор, раздвигали нижние губки, приглашая к очередному вторжению.

А самое классное — не довлело время. Иногда мой взгляд падал на электронные часы DVD-плеера, и я не говорил себе с сожалением, как в большинстве прошлых разов: «Эх, какая жалость, осталось два часа, полтора, час, десять минут, пора одеваться». А, наоборот, с воодушевлением: «Классно, всего час прошел, полтора, два, целая ночь впереди, супер».

Примерно через два с половиной часа (говорю примерно, потому что полуночи еще не было, а на квартире мы были где-то в 20.30, и легли в постель около 21.00) измотанная Оксана после своего очередного оргазма сказала:
— Я пить хочу. И курить. Давай отдохнем.

Я тоже давно уже этого хотел, но мужское самолюбие не позволяло признаваться, что я устал, и она действительно меня затрахала, чтоб об отдыхе запросил я.

... С удовольствием наблюдаю, как она пьет сок, затягивается длинной тонкой сигаретой, смотрит на поставленный в беззвучный режим телефон, перебирая пропущенные звонки и пришедшие сообщения. Видимо, решает, что время позднее, отвечать никому не стоит, и затем смотрит на меня.

— Ты так по-особому всегда смотришь на меня, DD. Как первый раз видишь.
— Любуюсь и восхищаюсь тобой. Насколько ты идеальна как подруга, любовница и женщина. Хоть картину с нас пиши — волосатое чудовище и плененная красавица.

Оксана мечтательно смотрит на измочаленную постель:
— Ради такого секса, ради такого друга я не то что волосатому чудовищу, я черту лысому в плен сдамся, — смотрит на мою башку и прыскает, — извини, я не нарочно. Да и вообще, ты слишком обо мне хорошего мнения. Как оказалось, я не такая уж добрая и порядочная.
— Ты о Маше-Наташе? Брось, пройдет время, все забудется и устаканится.
— Я знаю. Нет. Сейчас нет. Сейчас насчет Жоржа и...
— И Джованни? Сто раз тебе говорил, это мелочи жизни. Никакого вреда Жоржу от твоего секса хоть с Джованни, хоть со мной, хоть с кем угодно нет. Как нет никакого вреда моей жене от секса хоть с тобой, хоть с... (называю пару имен тех женщин, с которыми встречался параллельно Оксане). Секс сам по себе слишком мизерная вещь, чтоб суметь потеснить любовь.
— Знаю, DD, знаю. Иногда иду по городу и про каждого встречного мужчину думаю: вот с ним я потрахалась бы? За вычетом бомжей и алкашей — с любым. Поэтому Джованни и все остальные меня не заботят, они не в силах потеснить мою любовь к Жоржу. А вот Серж...
— А это еще кто такой? Рассказывай!

Выяснилось следующее. Один из познакомившихся с ней мужчин произвел на нее гораздо большее впечатление, чем желание разово потрахаться и благополучно забыть. рассказы эротические Тем более каким-то наитием она не дала ему сразу, а провела полноценный конфетно-букетный период, со свиданиями с цветами, с ожиданием близ кафе, с предзакатной прогулкой и выездом на загородный пикник. При возвращении из последнего он попытался уговорить ее на минет в машине, натолкнулся на самое ожесточенное сопротивление и реальный отпор (тут я мысленно посмеялся, еще бы, сам чуть ли не два года уговаривал взять в рот и на тот момент никаких подвижек не было, максимальная близость члена к лицу, разрешаемая Оксаной, была имитацией траха между грудей и кончанием на них, после чего моментально бежала в ванную отмываться, так и не преодолев до конца брезгливость к сперме; а тут кому-то вздумалось так запросто заставить ее отсосать). В бешенстве она вышла из машины и по ее словам, чуть ли не километр шла пешком, пока вмиг протрезвевший Серж следовал за ней и пытался вымолить прощение. Женщины — хитрые создания, поэтому понятно, что Серж был прощен и даже при прощании вознагражден скромным поцелуем в губы. После чего он запал на Оксану окончательно и капитально.

И буквально дней десять назад, когда отец и старший брат Оксаны только наслаждались первые дни со своими молодыми супругами, Оксана позволила насладиться собой Сержу. И вдруг ощутила, что сама тоже наслаждается не только телесно, но и тем упоением счастья, которое присуще интиму любящих друг друга людей. Испугалась этого сама, подумала, неужели разлюбила Жоржа, неужели разовый секс, пусть с симпатичным мужчиной, пусть со всем очарованием новизны и внезапно вспыхнувшей страсти, вытеснил из ее души чувства к жениху? В экстренном порядке организовала интимную встречу с Жоржем, естественно, подстроив так, что тот остался в полной уверенности своей инициативы. Ничего подобного, никаких изменений она не ощутила. Классный секс с любимым мужчиной, нежность и ласка, безграничное доверие и непринужденное общение подсказали ей, что Жорж по-прежнему любим. Но разве так бывает? Возможно ли испытывать любовь, в самом высоком и прямом понимании этого слова, одновременно к двум мужчинам? Представляя каждого из них своим мужем, отцом своих детей, будучи готовой ради него на любые трудности и испытания, готовой всю жизнь прожить рядом с ним и даже не подумать о существовании других. Немного успокоилась только после того, как провела контрольный эксперимент со «шкатулочным», тяга к которому оказалась ничуть не любовного, а банального сексуального характера.

— В первую минуту я разозлилась на тебя, DD!...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх