Ночь с Таней

Зима, довольно холодная. Дома был только Рома, сидящий у себя в комнате. Практически темно, только свет монитора горел в комнате. Рома, спустив шорты и трусы до пола, сидя на стуле, подрачивал розовую головку члена, разглядывая эротические фотографии моделей. Его возбуждали их огромные сиськи, маленькие коричневые сосочки; в основном любил видеть их в трусиках, немного прикрывающие их аппетитные ягодицы; представлял, как подходит к ним сзади, лапает за их мягкие булки, переходит к упругой груди, затем вытаскивает свой член, который уже надулся и покрылся толстыми венами, и засовывает его им глубоко внутрь.

После нескольких движений, держа их за груди и крутя соски, он кончает теплой спермой, изливающаяся внутрь. Он чувствует эту теплоту и продолжает двигаться — вдруг звонок в дверь. Рома слегка разочаровался, что не смог быстрее кончить, а потом пытался успокоить свой член, достигавший в длину около 18 см. Снова звонок; он одевает кофту, которая очень большая для него и свисает, прикрывая его стоящий под шортами член, и выдохнув, чтобы успокоить дыхание от паники, открыл дверь. Там стояли родители, с сумками; на отце одет большой пуховик, а на матери — черная соболевая шуба, шерсть которой блистает под светом включенных ламп в коридоре.

— О, наконец-то пришли, — сказал Рома, улыбаясь. За родителями оказалась еще одна фигура, фигура женщины, высокой, статной. Ее губы накрашены в ярко-алый цвет, волосы каштанового цвета, лицо немного худое с явными скулами, глаза большие и круглые. В общем, все ее лицо излучало ее аристократность и женственность, которая сразила Рому и заставила замереть.
— Познакомься, — сказала его мама, — это тетя Таня. Моя подруга. Я тебе раньше не рассказывал о ней, мы с ней учились в одном универе, — обратилась к своей подруге. — А это мой сын, Рома

— Приятно познакомиться, — пропела своим сладким голоском эта, как казалось Роме, пылкая женщина. Все ее тело, лицо говорило о ее страсти и привязанности к занятию диким сексом с каким-нибудь качком, чьи мышцы она бы целовала и гладила. Также Рому привлекли ее губы — ему казалось, что она работает ими с членом очень умело; представял, как обволакивают эти подушечки его член.
Он слегка улыбнулся ей и отправился обратно в комнату. Из кухни разносились голоса гостя и родителей, потом послышались звенящие, словно стеклянные колокольчики, бутылки. Рома одел наушники и продолжили смотреть фильм в полной темноте. Так он сидел до самой ночи, захотелось спать, но он продолжал сидеть; голова потихоньку падала вперед, глаза болели и закрывались, и Рома уснул, сидя на стуле. Ему снилось, как он находился в классе, где сидели его одноклассники, а перед доской спиной к нему что-то писала учительница.

Вдруг в его руке оказалась ручка, что-то потянуло его писать, но Рома до конца не понимал, что он пишет, он просто это делал. Подошла учительница; на ней был зеленый костюм, белая рубашка. Рому всегда она бесила из-за своей капризности и педантичности, поэтому он не стал смотреть на нее, а просто, уткнувшись лицом в тетрадь, продолжал писать. Но вдруг ее рука опустилась под стол к члену Ромы, чего он всячески не ожидал и посмотрел на класс, которого уже не оказалось, затем снова посмотрел на руку учительницы, затем на ее лицо. И тут он не поверил рассказы эротика своим глазам — удивление смешалось с радостью, что его член гладила та самая Таня. Ее лицо было полно похоти, разврата, желания заняться грязными вещами, она сильно кусала свою нижнюю губу, затем полезла целовать Рому. Между тем ее ловкие тоненькие пальцы расстегнули его ширинку и вытащили на свободу его огромный шланг, который оказался совсем маленьким, где-то 10см. Рома очень испугался, стал езрать на месте, словно хотел убежать, но вдруг услышал шепот:
— Успокойся, все хорошо. Даже такой сделает меня счастливой.

Таня приподняла свою юбку, перешагнула через Рому и стул. Ее рука сунулась вниз себе под трусики. Рома снова почувствовал прикосновение к его члену. Таня аккуратно выравнивала его к своей киске. Она села, что член на всю длину оказался в ней, и застонала на весь класс. Она прыгала очень активно, а в это время Рома, придерживая ее за спину обеими руками, сосал ее розовые соски. Это было для него невероятно, что такая страстная и сексуальная женщина занимается с ним сексом. Ее грудь вздымалась, из открытого рта разносились крики, просящие Рому войти глубже,, а он уже подходил к концу. Взявшись за ее бедра, он стал помогать ей двигаться, чтобы оргазм, когда подойдет, можно было растянуть, продолжая натягивать Таню на свой член. Ее сиськи растрялись сильнее, и она впилась и обняла Рому за голову, прижимая его к груди, почувствовала как ее киска стала сжиматься, как теплая сперма вливается в нее. Но Рома все никак не останавливался, отчего Таня позже начала ныть и закрыла глаза, держась за свою обдолбанную киску.
Рома проснулся, в трусах оказалось мокро.

«Надеюсь я не стонал во сне?» — подумал он вглядываясь туда. За дверью уже слышались шаги, как все уже собирались ложиться спать. Он включил свет, заправил свою постель и, остановившись, подумал: «А где будет Таня спать?» Стук в дверь, показалась мама, немного пьяная.
— Сынок, — пробормотала она, подходя к Роме. — Я тебя так люблю. Слушай, ты можешь уложить тетю Таню на своей кровати. А то негде же спать.
Все внутри Рома забурлило, закипело от возбуждения, и стали лезть мысли, как он сможеть приставать к ней этой ночью и заняться сексом.
— «Блин а что если она закричит? Будет плохо, стыдно. Блин, что же делать? А трахаться то хочется. Ладно, посмотрим. « — подумал Рома и согласился с матерью.

Тани еще не было, а он уже лег на кровать смотреть фильмы в наушниках. Из под закрытой двери ванной, которая находилась перед комнатой Ромы, светилась маленькая линия, а доносились оттуда звуки льющейся воды. Таня плавно протирала свое изяшное тело мочалкой, похожей на пух, протирала свою большую, стоящую грудь, упругие выпирающие ягодицы; ее тело было очень спортивной, маленькая дырка пупка натягивалась и была похожа на сучок ветки. Кран повернулся, она ступила на холодный кафель, вытерла длинным полотенцем мокрое блестящее тело, волосы и вышла в холоднуб комнату совершенно голой, считая, что повернувшийся к стене животом вниз Рома уже спит. Шаги голеньких ступней были тихими. Таня повесила полотенце на дверь и легла рядом с Ромой. Его большое мускулистое тело вздымалось и опускалось обратно от глубоких вдохов и выдохов. Танины глаза закрылись, и она уснула через несколько минут. Наконец проснулся Рома.

Он повернулся к ней, она лежала спиной к нему, на которой вырисовывалась длинная глубокая линия, бедра, словно холмы, возвышались от своих крутых изгибов вверх, две ягодицы, по форме идельные круги и шары, создавали между собой плавную тругольную фигуру. Рома хотел прикоснуться к ее талии, но остановился от ее внезапного сопения — рука свисла над ее телом. Он немного подождал и прикоснулся к ее коже, начал гладить, проводя по плавным изгибам ее тела; в трусах член уже стал отвердевать, а вместе с ним — просыпаться аппетит в этой женщине. Наконец, его рука оказалась между ее ног. Рома просунул ее туда и почувствовал, как оказался чуть зажатым между влажными от недавнего душа половыми губками. Его снова охватило желание, но на этот раз больше, и от нетерпежа он вынул член из трусов, лег позади нее и приложил головку между ее ног, просунул туда и кончил от первого движения. Сперма вылетала и попадала на пол, становилась слабее и теперь текла по ее ноге. Рома застонал и всем телом выгнулся лодочкой, затем прерывисто, будто пробежал пару километров, задышал в ее затылок, разводя ее волнистые волосы.

Когда он отошел от такого оргазма, который не ощутить от мастурбации, потому что это невероятно, когда член касается об что-то чужое, но гладкое до приятности, тут же осознал, что натворил. В его голове проснулись тысячу мыслей о том, что делать дальше. Больше ему не хотелось, поэтому теперь нужно думать, как убрать улики. Прежде нужно было убрать сперму с ее ног. Рома перелез через нее, сбегал в туалет, взяв оттуда кусочек туалетной бумаги, прибежал обратно и стал тихонько, не будя Таню, вытирать сперму, похожую на белую слюну. Он посмотрел на ее лицо, и увидел что она не спит. Она лежала все это время в бодрствовании, понимала, что делает Рома, но ничего не предприняла, просто лежала и ждала, пока он, дроча член ее ногами, кончит. Его охватил страх, он даже упал назад и пополз к столу, ожидая, что сейчас она разбудит весь дом, но нет. Он заметил на ее лице улыбку, что стерло его некоторые сомнения, но все же он оставался в растерянности. Таня положила руку под голову и продолжала пялиться счастливыми, непонятно от чего, глазами.

— Ну что? Понравилось? — спросила она, но не услышала ответа. — Эй, ну ты чего. Все нормально, я никому ничего не расскажу, успокойся. Тебе ведь понравилось?
Рома немного кивнул.
— Ну тогда иди ко мне. Себе ты уже доставил удовольствие, а теперь надо бы и мне это сделать. Сначала полижи мне.
Она перевернулась на спину и раздвинула ноги, продолжая смотреть на Рому, который все никак не мог отойти от ступора.
— Ну давай, чего сидишь! — немного прокричала она, и Рома тут же оживился. Он сел перед ее киской, которая уже увлажнилась, и немного лизнул этот разрез. Таня застонала.

— У меня лет шесть не было секса, поэтому сегодняшний будет для тебя особенным. Выложись на полную, мальчик мой, — страстно произнесла она. Рому такие слова возбудили, и он впился в ее киску, просунув язык внутрь. Таня стала извиваться, сжимать простыню. Ее волосы разложились вокруг ее головы, словно грива, и она вертела с закрытыми глазами голову в разные стороны, а когда почувствовала сладкий прилив оргзазма, от которого вибрации пробежали по всему телу, ноги стремились прижаться друг другу; она вдруг застонала так громко, что Рома резко прикрыл ей рот. Она оказалась ровно под ним, но ничего не видела, потому что в ее голова все никак не могла отойти от такого бешенного оргазма, который раньше она доставляла себе только пальчиками и вибратором. Головка члена оказалась точно между ее половых губок, и когда Рома вонзился в нее, она глубоко вдохнула, что достала затвердевшими сосками до его груди, затем расслабилась и легла обратно.

Рома аккуратно, плавно скользил по ее телу вперед и назад, то входя, то выходя из нее. Его член наполнял всю Таню изнутри, чего она совсем не ожидала, но была очарована, и обняла его за спину, также скрестив ноги над ним. Их лица были очень близко друг к другу, они смотрели друг на друга замершими влюбленными глазами. Рома поцеловал ее в мягкие губки, язык проник ей внутрь и стал повсюду там ползать, нашел язык Тани и стал обниматься с ней. Также он взялся за ее округлую, мягкую грудь, сжал ее изо всех сил, чтоб запомнить это прикосновение навсегда. Их любовный акт подходил к концу, и Таня прошептала нежно-нежно:
— Рома, я кончаю.
— Я тоже, — ответил он и стал двигаться быстрее. Они оба закрыли глаза, сконцентрировались на приближающемся оргазме и оба застонали. Сперма наполняла все изнутри Тани, словно теплая жидкость утеплило ее холодное тело.
Рома лег на нее, голову положил у ее плеча, не выходя из нее, и уснул. Счастливая Таня прикасалась своей шекой к его, гладила его волосы, затем с трудом переложила от себя и с приятным зудом между ног уснула.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх