Beautiful Christmas

Страница: 3 из 15

пижама. Полностью красная с большим количеством нарисованных шариков. Мама мне подарила ее в том году на Рождество, и я обещал ей, что зимой буду спать именно в ней. Если честно, какая разница, в чем ты ходишь дома и в чем спишь, если этого никто не видит, но каким надо быть дураком, чтобы забыть про нее и впустить в дом едва знакомого парня, показываясь в таком прикиде. Мое лицо залилось краской, а Дэн, не стесняясь, оглядывал меня с ног до головы. А с ног до головы я был в этой ужасной пижаме.

— Пойду переоденусь.

— Да брось, тебе идет, — он успел схватить меня за руку, до того как я развернулся, чтобы пойти переодеваться.

— Тогда не прикалывайся надо мной, это ночная пижама, я в ней сплю. Так теплее.

— А мне казалось, утром на тебе ее не было, — и он подавил еле слышный смешок. — Прости, прости.

— Ну да, иногда я хожу в ней по дому. Чего прикопался?

Дэн улыбался, но ничего больше не сказал. Видеть его улыбающимся было немного странно, но это согревало, у него были всегда такие грустные глаза, что мне казалось, будто он вовсе никогда не улыбается и не смеется. Хотя откуда мне знать, я знаком с ним второй день.

— Хочешь что-нибудь поесть или попить?

— Чай, если можно, но я сам могу сделать, если только ты покажешь, где что находится.

И я сделал ему маленькую экскурсию по кухне. Дэн приготовил нам обоим чай, а я нашел в холодильнике забытую вчерашнюю шоколадку.

Видя своего нового друга в хорошем настроении, мне стало как-то спокойнее. Видно было, что парень он хороший, просто не повезло с родителями. Такое бывает сплошь и рядом. И то, что он успевает учиться и сам себя содержать, говорит о многом. На секунду я даже задумался, смог бы я, закончив школу, и учиться, и работать, но эта мысль показалось мне какой-то не из приятных. Наверное, я просто еще не готов ко взрослой жизни.

Так мы просидели часа полтора на кухне, разговаривая на разные темы, шутили и узнавали друг друга все больше и больше. На удивление, у нас было очень много общего, начиная с музыки и заканчивая ненавистью ко всей этой шумихи вокруг празднования Нового года, со всеми этими елками и прочими украшениями.

— Могу я перед сном принять душ? Я два дня уже не мылся и, кажется, начинаю сходить с ума.

— Конечно, пойдем, я дам полотенце, остальное найдешь в ванной.

Парень принимал душ минут тридцать. Я определенно успел заскучать, но беспокоить его не стал, а когда хлопнула дверь, тут же повернулся на звук, и в гостиную зашел Он. Весь мокрый, обмотанный ниже пояса моим полотенцем, с легкой улыбкой на лице, держа в руке свою одежду.

— Прости, у меня нет с собой сменного чистого белья, — парень виновато положил уличную одежду на край дивана.

— Я принесу тебе сейчас штаны, — и, исчезнув в своей комнате на полминуты, вернулся обратно, держа в руке синие спортивные штаны Adidas с тремя белыми полосками по бокам. — Вот держи.

Дэн был выше меня, поэтому штаны по длине будут, скорей всего, малы, но больше предложить было нечего. Парень взял у меня одежду и тут же сбросил с себя полотенце, сел на диван и начал натягивать штаны. От вида полной наготы я автоматически отвернулся в сторону, краснея уже оттого, что бегло успел взглянуть на его пах.

— Ты бы хоть предупреждал, когда переодеваешься.

— Прости, — Дэн встал с дивана, повернувшись ко мне спиной, и натянул штаны до пояса.

— Что, черт возьми, у тебя со спиной?

Я просто не мог отвести взгляд от огромного синяка в полспины. Это было жуткое зрелище.

— Да ничего страшного.

— Ты шутишь? Выглядит ужасно. Это твой отец сегодня сделал?

— Нет... не сегодня...

Парень развернулся ко мне грудью, надеясь, что я прекращу говорить об этом, не видя всей картины в целом, но меня это явно не устраивало. Я подошел к нему вплотную и развернул за плечо обратно к себе спиной. Ушиб был реально огромный, темно-бордового цвета, и от одного только вида мне стало нехорошо.

— Ты показывался врачу?

— Слушай, да все нормально, неделя почти прошла. Заживет.

— Но ты его хоть мажешь чем?

— Чем-то мажу, — он снова повернулся ко мне лицом, я по глазам прочитал, что он врет. — Все нормально.

— Я сейчас приду, — и, оставив парня в комнате, вышел на кухню в поисках аптечки.

Какого хрена он не обратился к врачу? Пришлось облазить все тюбики в поисках мази от ушибов.

— Не уверен, что это быстродействующее лекарство, но помочь должно, — я протянул крем парню, он взял его и неуверенно покрутил в руке. — Ложись, я тебе сам намажу, — и обратно забрал у него тюбик.

Я больше думал о том, в каких же условиях живет бедный парень, а не о том, как он вообще может сам себе обработать спину.

Дэн лег на диван животом вниз, повернув голову набок, смотря, как я наношу крем на свою ладонь.

— Сильно болит? — я сел на край рядом с ним, прикасаться к ушибу было немного страшно, а еще страшнее было причинить по неосторожности боль.

— Да нормально все. Совсем не болит.

Но и это была ложь. Такой ушиб не может не болеть. И от еле заметного прикосновения моей руки к этому месту парень вздрогнул. Может быть, это реакция на холодный крем, но в моей голове сразу зародился худший вариант из возможных, поэтому я очень осторожно втирал мазь в спину, боясь лишний раз надавливать. Дэн стойко терпел, не подавая вида, но в его глазах читалась боль. У меня сердце просто разрывалось на части. В этот момент я уже испытывал чувство вины, что не уберег его от всего этого раньше, позволив судьбе так жестоко надругаться над бедным парнем, и в моем горле возник ком.

— Тебе стоит наносить его минимум раза три в день, и, пока ты здесь, я тебе в этом помогу.

— Спасибо.

— Уже поздно. Я сейчас принесу тебе одеяло.

Дэн ничего не сказал и продолжал лежать на животе вплоть до тех пор, пока я не накрыл его одеялом, только тогда он очень осторожно перевернулся на другой, здоровый бок. Видимо, ему было очень больно.

Я ушел чистить зубы, а когда вернулся, парень уже спал.

30 декабря

Проснулся я рано. Практически с рассветом. Всю ночь в голову лезли всякие мысли, мешая нормально поспать. День еще не начался, а я уже был разбит.

Сегодня я точно не буду ходить в этой дурацкой пижаме, стянув ее с себя, швырнул в корзину с грязным бельем. Достал из шкафа любимые рваные джинсы, приталенную рубашку в клетку и коричневую футболку. Одевшись, вышел из комнаты, чтобы умыться, причесаться, почистить зубы, а после приготовить завтрак, но вместо этого остановился на полпути, увидев, как Дэн спит.

Он так же лежал на боку, повернувшись к стене, одеяло чуть сползло, оголяя обнаженную спину, и я снова увидел этот ужасный синяк на полспины. Мне снова стало не по себе, как будто били именно меня и я стою сейчас и смотрю на себя со стороны.

Парень мирно спал, и я осторожно приблизился к нему, едва позволяя себе дышать, аккуратно сел на край дивана. Дэн не проснулся. Я протянул руку и, не касаясь его кожи, провел кончиками пальцев по воздуху в миллиметре от ушибленного места. Я не знаю, зачем это сделал, но мне хотелось, чтобы вся его боль испарилась и всего этого не было, но, к сожалению, я не волшебник. Рука сделала полукруг по воздуху и вернулась к начальной точке. На этот раз я еле-еле прикоснулся к коже. За что он его так? Кем надо быть, чтобы избить собственного сына? Дэн шелохнулся, и я тут же убрал свою руку.

— Жуткое зрелище, да? Я первый день даже к зеркалу боялся подходить, — парень все так же лежал лицом к стене. — Помажешь мне?

Я ничего не ответил, просто взял со стола тюбик, нанес мазь на ладонь и осторожно стал втирать в кожу парня.

— А что с твоей матерью? — я сам не поверил, что спрашиваю об этом. Это было так неприлично с моей стороны. — Извини, если не хочешь, можешь не отвечать.

— Да все нормально. Она бросила нас, когда мне было восемь. Отец уже тогда начал жутко ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх