Beautiful Christmas

Страница: 9 из 15

этого недоумка, вцепившись ему в шею, и мы оба начали падать на снег.

— Мальчики, вы опять за старое? Ну сколько можно? — мама одной рукой оттолкнула Леху в сторону, а второй схватила меня за ухо, поднимая на ноги. — Я просила вести себя нормально.

— Мам, но он первый начал! — от маминого прикосновения ухо просто пылало.

— И слушать ничего не хочу! Никаких драк, ссор и сквернословия, а иначе запру тебя под домашний арест. Дай мне хоть один день побыть с любимыми родственниками.

Она отряхнула со своего племянника снег и, взъерошив его кудрявые волосы, пошла в сторону дома. Этот гад показал мне язык и пошел за моей мамой.

— Макс, а ты занесешь наши вещи в дом и смотри не помни подарки.

Я еле сдерживался от злости, чтобы не швырнуть им в след какую-нибудь гадость, которой тут и так было навалом, но Дэн меня немного охладил.

— Что, не ладишь с ним?

— Как видишь.

— Хочешь, могу поговорить с ним?

— Да не надо. Справлюсь. Помоги лучше вещи донести.

Парень взял все самое тяжелое, что только было в багажнике, оставив мне пару легких коробок и один пакетик. Я еще больше стал чувствовать себя беспомощным, но ничего ему не сказал. Хуже уже все равно не станет.

— Максимка, как вырос.

Бабушка начала дергать меня за щечки, отчего мои губы то и дело разжимались. Позади нее стоял Леха и показывал что-то вроде отсоса, держа оттопыренный большой палец руки на уровне рта, а языком толкая внутреннюю часть щеки. Потом начал беззвучно ржать. Я старался не обращать на него никакого внимания, но у меня это всегда выходит очень плохо.

За бабушкой подоспел и дед, а за ним и моя тетя. Мне даже трудно было представить, как у такой хорошей женщины мог появиться такой засранец, но долго думать об этом не пришлось.

Прямо с порога нас пригласили за шикарный стол, находившийся в большой комнате этого дома. Там же стояла огромная живая елка, украшенная разнообразными игрушками, на вид им было лет сто, но выглядели они все равно очень красиво.

Денис как обычно сел рядом со мной, поэтому Леше пришлось сесть рядом с ним и у него больше не получилось меня доставать. Хорошо, что он хоть не знает, что мы спим на одной кровати. Грязи бы развел. Не отмоешься.

Как мне всегда казалось, еда сближает людей. Все стали плотно налегать на мясо и салатики, беседовать на разные темы, смеяться и непринужденно проводить время. Один я как в воду опущенный сидел, молча тыкая вилкой в тарелке. Даже Денис успел обмолвиться парой фраз с моим двоюродным братом.

День медленно тянулся к вечеру. Все наелись. Дарили друг другу подарки. Даже мне перепала какая-то жутко колючая вязаная кофта, которую я вряд ли буду носить, но улыбку натянул. Еще чуть-чуть, Макс, и ты поедешь домой. Но все эти прощания, пожелания в дорогу, беготня в туалеты...

Выехали мы поздно и, так же как и сюда, обратно добирались очень медленно. Всю дорогу пришлось слушать в одно ухо музыку на телефоне, так как Дэн, не спрашивая, забрал один наушник себе, к тому же то и дело заставлял меня перематывать треки, которые ему не особо нравились. Это подбешивало, но не так сильно, чтобы злиться или ругаться.

К своему дому подъехали часам к одиннадцати, сразу заподозрив что-то неладное. На улице было очень много людей, а у соседнего дома стояли две пожарные машины и одна скорая помощь. Денис выскочил из машины, не дав Игорю толком остановиться. Я посмотрел на встревоженное лицо мамы, тоже выбежал за ним следом.

Это горела его квартира.

Бедного парня не пустили ближе оцепленной территории, и ему пришлось остановиться рядом с красно-белой лентой. Он стоял, держа голову руками, наблюдая, как огонь валит из разбитых стекол. Пожарные как раз поднимались со шлангом по выдвижной лестнице.

Я еле протиснулся к Дэну через толпу зевак. Мне впервые стало страшно за чью-то жизнь, потому что если его отец находился в квартире, то он сейчас горел заживо. Все наблюдали за тем, как пожарные заливали воду в окно, из которого тут же повалил густой черный дым. Моя мама вместе с Игорем тоже уже подоспела к нам и, видя слезы на глазах Дениса, нежно его обняла сзади. Я смотрел на него, не зная, что сказать.

Через пару минут из подъезда вынесли носилки, и по тому, как один из медиков держал большой кислородный шар для ручной подачи воздуха, было ясно, что человек еще жив. Дэн попытался пройти за ограждение к скорой, но один из пожарных его не пустил, очень грубо дав понять, что он мешает их работе. Моя мама отвела Дениса в сторону, и я последовал за ними.

— Денис, давай ты вместе с Максом пойдешь к нам домой, а я узнаю, в какую больницу повезут твоего отца, а после решим, что делать дальше. Хорошо? Ни к чему вам здесь стоять.

Денис не хотел никуда уходить. Мне пришлось его обнять и силой отвести домой. Его всего трясло, и я, как только мог, пытался его приободрить, но любые слова в такие моменты мало что значат. Мама вместе с Игорем пришла домой минут через двадцать, и Дэн тут же полетел в коридор, чтобы узнать, как обстоят дела.

— С твоим отцом все в порядке, его успели вытащить, до того как огонь распространился по всей квартире. Его повезли в городскую клиническую больницу с диагнозом «отравление угарным газом» и ожогами второй степени. Он наглотался дыма, поэтому находится в бессознательном состоянии.

— И что теперь делать? Я должен сейчас поехать следом в больницу?

— Денис, даже если мы сейчас приедем в больницу, его все равно будут держать под кислородной машиной и никаких посетителей к нему не пустят. Думаю, всем надо поспать, а завтра утром съездим в больницу, и там все станет ясно. Хорошо?

— Да, наверное.

— Милый, все будет хорошо, — мама успокаивающе погладила его по голове. — Постарайся поспать.

Мы пошли с ним в свою комнату.

— Дэн, мне очень жаль, — только я успел закрыть за нами дверь, как тут же прильнул к парню и крепко обнял его. — Все будет хорошо. Мы не бросим тебя на улице. Я никогда тебя не брошу.

Парень тоже крепко обнял меня, и я чувствовал, как по его щекам текут слезы.

3 января

Спали мы этой ночью плохо. Проснулись рано, оба разбитые.

Позавтракав, мама позвонила в больницу, чтобы наверняка знать, куда ехать, а заодно разузнала, что состояние отца Дениса стабильное и он уже пришел в сознание.

— Денис, одевайся, я тебя отвезу.

— Я могу и на метро, чтобы вас не беспокоить.

— Не говори глупостей. Одевайся и спускайся на улицу, я подготовлю машину.

Дэн пошел в комнату одеваться, и я последовал за ним, так и не доев свой завтрак и не допив кофе.

— Я могу с тобой поехать?

— Если хочешь.

— Конечно хочу.

— Тогда пошли, не хочу, чтобы твоя мама нас три часа ждала.

Я накинул первое, что попалось под руку, захватил сумку, документы, кошелек. Дэн уже стоял в коридоре одетый, с расстегнутой курткой.

— Ты забыл свой шарф, — не давая парню ответить, я намотал ему шарф вокруг шеи.

Мама уже припарковалась у подъезда. Я сел на переднее сидение, Дэн — на заднее. Не знаю, почему я не сел рядом с ним, но было ощущение, что он хочет побыть один.

Всю дорогу мы молчали. До больницы доехали меньше чем за час, улицы в городе были почти пустые. Остановились на парковке почти рядом со входом. Мама уже вытащила ключи из замка зажигания, когда Дэн всех остановил:

— Вы не против, если я пойду один.

— Конечно, милый. Мы посидим в машине, — мама повернулась к Денису и одобряюще улыбнулась.

— Спасибо вам большое.

Дэн хлопнул дверью, и мы с мамой проводили его взглядами из машины до тех пор, пока парень не скрылся внутри здания.

— Что у тебя с этим мальчиком? — мама все так же смотрела на дверь больницы.

— Я не знаю, мам.

— Но что-то же ты знаешь, — она взглянула на меня, и я тут же поежился. — Если ты что-то к нему испытываешь, то лучше так ему об этом и скажи. А если нет, то и это скрывать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх