Сюрприз для Деда Мороза

Страница: 2 из 3

он Васю, — даром что маленькая, а как прыгает.

Он опять застонал и закрыл глаза.

— Ну что, очухался? — услышал насмешливый Васин голос.

Потом почувствовал, как её пальцы приподняли его веко.

— Ты жив, значит? — над горе-Морозом замаячила улыбающаяся мордашка Василины: маленький аккуратный носик в окружении россыпи конопушек, пухлый рот и миндалевидные зелёные гразищи. Два пышных хвостика, спускавшиеся с головы, делали её похожей на школьницу.

— Вот, давай лёд приложу, — она приподняла его голову и подсунула под затылок пакет со льдом.

— Аааа, — застонал Макс.

Он хотел пошевелиться и вдруг понял, что не может: руки и ноги были прочно привязаны верёвками к углам спинок кровати. Недавний Дед Мороз лежал в позе Витрувианского человека.

— Васька! Ты что творишь?! — у Макса сразу пробился голос. — Отвяжи меня немедленно!

— Ха! Ну уж нет, Морозко! Ты же пришёл выполнять мою мечту, ну так и приступим, — хихикнула девушка и провела пальцем по его губам. — Ты как предпочитаешь? Удовлетворимся одним шибари или попробуем флагелляцию? — спросила с издевкой и чем-то прохладным провела по бедру Макса.

И тут только до того дошло, что на нём нет брюк. Вернее — Макс едва не задохнулся — на нём нет ничего. Он лежал перед девушкой совершенно голый.

— Вась, ну ты чего? — настороженно спросил Максим.

— Я — чего? — тонкая тёмная бровь удивлённо приподнялась, пухлые губы изогнулись в усмешке. — Я-то — ничего, это ты ко мне заявился вот с этим, — возле лица связанного Мороза промелькнул стек.

Коснувшись его щеки самым кончиком изящного орудия, Василина медленно провела по шее, скользнула на грудь и, обрисовав могучий торс своего пленника, задержала кожаный язычок стека на яйцах Максима. Тот из-под полуопущенных ресниц наблюдал за ней. Щёки румяные, глаза искрятся, как у кошки, и устремив взгляд на его хозяйство, застывают в изумлении.

— Ооо, — протянула Вася, выпячивая губы трубочкой, — а ты, оказывается, богатырь и в этом месте, — девушка засмеялась, обнажая ровные зубки.

От такого зрелища Максим вдруг понял, что оживает. Да, оживает в самом прямом смысле: его член начинает пухнуть и приподниматься, а в голове вдруг мелькает мысль, как славно было бы, если бы этот пухленький шаловливый ротик...

Но нет, Василина возвращает бедного Мороза к действительности. Осторожно хлестнув его стеком по бедру, она произносит всё тем же насмешливым издевательским тоном:

— Хочешь? Могу отстегать.

— Вась, ну чё ты? — говорит Макс. — Ну, я же шутил... Просто новогодний розыгрыш...

— Аааа? — тянет девушка, удивлённо округляя глаза. — Пошутил? А я поверила, — хихикнула с издёвкой. — Вот поверила и всё тут! — и вдруг прикрикнула приказным тоном, сделав строгое лицо: — Поэтому — молчать! И закрой глаза!

Максим, улыбнувшись, решил подыграть ей, исполнить приказ строгой госпожи. Эта картина начинала не на шутку забавлять и заводить его.

— Пусть делает, что хочет, — решил он. — Даже интересно, что она придумает.

Лёжа с закрытыми глазами, он понял, что его госпожа ушла, и почти сразу вернулась. Опять опустилась на кровать между его разведённых ног. Что-то прохладное скользнуло по его бёдрам, а потом тонкие пальчики Василины бережно охватили его член и принялись... Не выдержав, Макс открыл глаза и буквально онемел.

Придерживая его член, Вася медленно обматывала его алой атласной ленточкой. При этом лукавая улыбка танцевала на её губах, а всё лицо светилось неподдельным удовольствием. Наконец, закончив эти манипуляции, от которых Макс едва не застонал, Василина завязала под побагровевшей головкой изящный красивый бантик. А потом осторожно захватила яйца и сжала их. Бедный Мороз всё-таки издал стон и поспешил закрыть глаза, наблюдая за своей мучительницей из-под ресниц.

— Неужели не нравится? — с насмешкой спросила Вася.

При этом она смотрела не на своего пленника, а на его член и её вопрос словно бы адресовался этой, уже значительно возбуждённой, детали несчастного Морозки.

— Ну, вот, — продолжала Василина беседу с членом, — теперь ты у нас нарядный. Знаешь, тебе, оказывается, очень идёт галстук-бабочка. О, я вижу, ты доволен, — девушка улыбнулась так невинно и непосредственно, точно действительно заметила что-то забавное.

Её палец осторожно снял капельку смазки с вершинки члена и немедленно отправился в рот.

— Мммнн, ты вкусный, — констатировала Вася с самым невинным видом, облизывая губы кончиком своего язычка.

От этих её слов Макс едва не взвыл, но продолжал стоически сносить происходящее, ленточка же прилегала всё плотнее. Сжав зубы, самозванный Дед Мороз пытался не издать ни звука и не пошевелиться, пытаясь не реагировать на манипуляции коварной госпожи. И вдруг Макса осенило! Решение было внезапным и обдумывать он его не стал. Дёрнувшись, словно его прошило током, он застонал и обмяк. Правда, его член проявил упрямство, продолжая торчать, будто стойкий оловянный солдатик.

— Э, ты чего? — встревоженно спросила Василина и осторожно потрогала пленника за ногу.

Тот не подавал признаков жизни.

— Эй! Макс! — девушка уже заволновалась не на шутку и осторожно потрясла Морозко.

Торчащий член, украшенный бантиком, колыхнулся, а его хозяин продолжал изображать труп. Если бы Василина была внимательнее и чуть менее чуткой особой, она бы, конечно, поняла, что стояк говорит о прекрасном здоровье Деда Мороза. Но сейчас здравомыслие изменило ей. Девушка испугалась. Действительно, выходит, она пытала незадачливого кавалера и довела его до потери сознания. А что, если он вообще умер?! Всё-таки треснуть по башке битой — это не шутки.

Испуганная Василина осторожно склонилась над лицом страдальца и потрогала его лоб.

— Макс, — прошептала со слезами в голосе, — Максим, ты... ты умираешь что ли?

***

— Лейтенант Пушкинцов. Вызывали? — участковый выжидательно уставился на женщину, вызвавшую его за час sexytales.org до боя курантов.

— Да, да, — старушка, Божий одуван, в длинном чёрном бархатном платье с накинутой на плечи пуховой шалью изучающе смотрела поверх очков. — Позвольте ваш документ, господин лейтенант.

— Пожалуйста, — Пушкинцов протянул ей удостоверение.

Внимательно изучив документ, старушка оживилась.

— Александр Сергеевич, в соседней квартире творится нечто странное, — глаза престарелой дамы округлились и едва не выпрыгнули из оправы очков.

— Странное? Что вы имеете в виду, Виталина... э-э-э? — лейтенант мысленно придумал ей нелестное отчество.

Ну что за работа?! Через час все нормальные люди поднимут бокалы, встречая Новый Год, а он, как последний идиот припёрся по вызову этой особы, вообразившей себя мисс Марпл и Пуаро в одном лице.

— Виталина Сталининовна, — старушенция кокетливо улыбнулась и заговорщическим тоном продолжала: — Вы знаете, весь вечер оттуда доносятся крики о помощи, явные звуки борьбы и стоны...

— Стоны? Вы уверены? — лейтенант мысленно заржал.

— Вы что, полагаете, я стала бы тревожить полицию, если бы не была абсолютно уверена, что там творится беззаконие? — Виталина Сталининовна поджала накрашенные лиловой помадой губки. — Я знаете ли, привыкла доверять нашим органам и мне бы не хотелось обращаться к вашему начальству...

— Так, — перебил её страж порядка, — давайте конкретно. Почему вы в этом уверены?

— Хозяева уехали несколько дней назад, — всё тем же тоном заговорщика сообщила мадам, — но осталась их взрослая дочь, — старушка сделала многозначительную паузу, сверля лейтенанта глазами.

— Ну, вот, взрослая же... — усмехнулся тот.

— Вот именно! — Виталина Сталининовна не скрывала возмущения. — На девушку напали! Буквально около часа назад я видела, как к ней вошёл Дед Мороз. А обратно он не выходил. При этом он был неправильным Дедом Морозом.

— То есть? — Пушкинцов удивлённо уставился ...  Читать дальше →

Показать комментарии (23)
наверх