Развод по-белорусски

Страница: 1 из 3

(Я искал фотографию девушки, похожей на мою жену. Нашёл какую-то Denise Bidot. У моей жены попа и ляжки всё-таки поменьше, но в целом формы очень похожи. Волосы, руки, грудь — один к одному. Черты лица у Даши не такие модельные. Столько макияжа она тоже не использует. Мы как-то смеялись вместе с ней над тем, что в очках она похожа на порноактрису Ava Taylor. Очки у Даши есть такие же: большие, в толстой оправе.)

Как всё начиналось...

В конце прошлого года наши отношения с женой окончательно зашли в тупик, и других путей выхода из сложившейся ситуации, кроме развода, мы просто не видели. Конечно, всё началось гораздо раньше.

Конечно! Даже зёрна выглядят по-разному.

«Перед тем, как бросить семя в благотворную почву, внимательно посмотри на растение, от которого оно произошло», — если бы кто-нибудь дал мне такой совет лет этак десять назад.

Но я ошибся, купился на красивую оболочку и горько об этом пожалел. Нужно было тщательно изучить родителей своей суженой-ряженой перед тем, как сделать ей предложение. Особенно мамашу, будущую тёщу. Оказывается, дети идеально копируют своих родителей и их отношения между собой.

Моя будущая жена выросла в семье тирана-библиотекарши и подкаблучника-профессора, поэтому унаследовала сразу две полярности.

— Как это работает? — спросите вы.

Очень просто: в начале нашего знакомства моя будущая жена была подкаблучницей, потом в ней проснулся комплекс тирана. Именно комплекс — по-настоящему быть тираном она так и не научилась. Это было сплошное самодурство. Поэтому после приступа тирании она всегда чувствовала себя виноватой, пыталась исправить положение и снова уходила в подкаблучный запой. Первые звоночки прозвучали ещё в букетно-конфетный период, но я не обращал на них особо внимания. Всё-таки у человека в состоянии любовной эйфории отключается логическое мышление.

У моей жены шикарные формы: попа, грудь, талия. Пышные каштановые волосы, нежная смуглая кожа. Добавьте к этому изящный вкус в одежде, милое личико, карие глазки, желание посмеяться с моих шуток и желание быть ведомой (тогда я это так называл, потом переквалифицировал её в подкаблучницы-саботажницы), и вы получите идеального партнёра для создания семьи.

Поэтому думал я по большей части не головой, а... ну, вы понимаете.

Тем более, что она быстро сдалась, и секс у нас был самый лучший из того, что у меня было. Видимо, сказывалась её неопытность.

Во время ухаживаний вдруг выяснилось, что она девственница! Редчайший случай в нашем порочном обществе. Много лет назад у моей будущей жены был неудачный опыт, когда ей стало очень больно, она вся сжалась, и ничего там не получилось. А она после этого уверовала, что у неё психическое расстройство, такой условный рефлекс на боль, который не позволяет ей заниматься сексом! Вот до чего доводит учёба на детского психолога!

Клиническая картина: девственница-красавица, доцент психологии в университете, с одним большим тараканом в голове однажды запечаталась и много лет динамила пацанов, пока, наконец, доведённая до отчаяния, не созрела для чего-то большего, и тут я достаю — нет, не то, что вы подумали — обычный (!) указательный палец и медленно срываю пломбу. Всю ночь это длилось. Я заколупался, но это того стоило.

В следующий раз она вцепилась в меня руками и ногами, я тоже после трёх месяцев осады заскочил в крепость на полном ходу с саблей наголо.

— Что ты со мной делаешь? — она реально испугалась своих первых ощущений, когда я, не сдерживаясь, начал её трахать.

«Теперь уже, что хочу, то и делаю», — думал я, продолжая вгонять в неё член на старенькой односпальной кроватке. Она кусалась, царапалась, первое время стонала, как ненормальная. Соседи потом с любопытством на нас смотрели. Особенно на неё. Слышимость в панельных домах нездоровая. Я, например, слышал, как зевает сосед снизу, как какая-то баба ему постоянно спокойно так говорит «Алик!», как у них там часы каждый час бьют. А тут мы, трахаемся как кони. Ну ничего, пускай завидуют...

Так что я взвесил тогда, как мне казалось, все за и против, и сделал предложение. Особенно сильно меня растрогали два момента: её девственность естественно и тот факт, что даже когда я с ней официально расстался, она всё равно припёрлась ко мне в больницу и привезла супчик. И тогда я подумал: «А, чёрт с ним! Была — не была!»

Но уже в первую брачную ночь всё стало на свои места. Никакого дикого секса у нас не было, все были уставшие, злые и озабоченные тем, что делать с караваем, который никому нахрен не нужен был. Так что меня положили на пол на матрас, рядом на кровати спала тёща — милая женщина, как тогда казалось, и как это символично: тёща на кровати вверху, я — на полу внизу, а жена почему-то спала в другой комнате на той самой убитой односпальной кроватке. Вот так-то! Как брак встретишь, так супружество и проведёшь.

Дальше было только хуже. Жена забеременела и у неё мозг совсем переклинило. Все должны были поклоняться ей и бегать в присядку вокруг неё с бубнами. Особенно я — скотина неблагодарная, живущая на подселении в тёщиной квартире. Лучше всего приседать получалось у тестя, за годы тренировок коленные суставы у него атрофировались и ему ничего не стоило прогнуться. Это был пример для подражания, которому я почему то должен был следовать. Меня учили жизни-матушке, а я ломался, как необъезженный жеребец.

Момент рождения ребёнка — вообще мрак. Жена в роддоме. Тёща звонит мне и истерично орёт, почему я не под окнами с лестницей и цветами. Вся её семейка против меня ополчилась. Профессор-подкаблучник прыскал слюной, заезжая к нам в гости во время командировки (родители жены жили в другом городе). Он вообще не думал, тёща промыла ему мозг так, что он, как зомби, в точности повторял всё, что «одна баба сказала». Профессор физики, кстати.

Я был в их глазах злом, я чувствовал себя злом. Грязным, порочным, затевающим очередное злодейство (прийти попозже с работы, не вынести мусор, когда попросят). Мы ругались целыми днями, спорили о всякой ерунде, я не знал, куда деваться от этой пилы. Бросать женщину с грудным ребёнком мне тоже не хотелось. К тому же жена была ещё тем хитрым психологом. Каждый раз после «профилактического скандальчика» она приползала, виляя хвостиком, просить прощения. Делала это с толком: не «я виновата, прости», а «давай больше не будем ругаться». И, конечно, апогеем искупления её вины становился минет в одностороннем порядке. То есть с моей стороны никаких действий, я должен сидеть, обиженно дуться до наступления оргазма. Потом растаять, всё забыть, понять и просить.

Семь лет, семь долбанных лет, она дёргала меня, играя в холодно-горячо так, что в итоге мой член потерял всякую чувствительность во время этих минетов. Я реально не мог кончить. Так мне эта женщина стала противна. Я закрывал глаза и представлял какую-нибудь молоденькую дурочку-любовницу. Тогда быстро разряжался.

В итоге в конце прошлого года мы чуть не развелись. Сделали бы ещё одного ни в чём неповинного ребёнка безотцовщиной. Но случилось чудо. Мы нашли решение проблемы, причём абсолютно случайно.

Разговоры о сексе на стороне начались у нас где-то через год совместной жизни. Слово за слово. Она сравнивала меня с другими мужчинами, я тоже не промах, нашёл кучу интересных вариантов. Тогда она пошла дальше и начала рассказывать про разных мужчин, которые обращают на неё внимание. Кто-то колясочку поможет на лестницу поднять, кто-то в магазине пристанет. Всё это, конечно, она говорила во время ссоры, чтобы позлить меня. Но я понимал, что это не выдумка. Потом она прибегала и говорила «Ты — самый лучший!», но неприятный осадочек оставался. Тем более, что женщина жила до тридцати лет без секса и познала только одного мужчину. Как-то я выяснил, что в фантазиях она представляет себя с двумя мужчинами. Самая банальная фантазия: один ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх