Анальное Табу

Страница: 1 из 2

Меня зовут Борис, и мы с Яной женаты почти год. Мы любим друг друга, и у нас все хорошо. Ну, или почти все хорошо... Просто я никак не могу привести наши сексуальные отношения в устойчивое положение, чтобы я мог с уверенностью сказать, что у нас нет закрытых тем, и все что у нас происходит между нами в постели — меня устаивает. К сожалению, нет. Потому что у нас до сих пор ни разу не было анального секса. До сегодняшнего дня. И я не знаю теперь, радоваться мне, или плакать.

За год нашей бурной любви мы с Яной перепробовали, практически все: от традиционных отношений дома в постели, до публичного секса на людях. Нас всегда это заводило, и я радовался, как ребенок, сознавая, что мне досталась девушка без комплексов. Но один «пунктик», все-таки, у нее был: жена не давала трахать себя в попку. Аргумент был всегда один: это противоестественно, и ты унижаешь меня, как женщину.

Несмотря на эту, довольно спорную позицию, минет она делала отменно и с удовольствием. И это не казалось ей унизительным и противоестественным: она была уверена, что это самая интимная ласка, которая только возможна между любящими людьми (как и кунилингус, естественно), основанная на высоком взаимном доверии. Как она разграничивала эти два вида совокупления, для меня оставалось загадкой.

... В этот день я сидел с Яной в уютном кафе на окраине города. Кроме нас в зале никого не было. Мы любили сюда приезжать не потому, что здесь была изысканная кухня, или какие-то сногсшибательные напитки: все здесь было среднестатистическое. Но у этого заведения было два неоспоримых достоинства. Здесь почти не бывало посетителей (не понятно, за счет чего вообще это кафе держалось еще на плаву), и был удобный Chillout — отдельная комната, где мы с Яной, развалившись на больших диванах, частенько расслаблялись под хороший кальян и музыку Erotic Lounge. И занимались сексом, конечно: риск, что нас могут застукать (дверь в комнату отдыха никак не закрывалась), придавал нашим соитиям особую остроту.

У нас только что состоялся серьезный разговор, результатом которого (как я надеялся), будет разрешение со стороны жены лишить ее девственности со всех сторон — окончательно и бесповоротно.

— Таможня дает добро? — резюмировал я. Все аргументы у меня закончились, и я просто ждал решение жены.

— Нет, Борька... Не дает, — виновато ответила жена, и отвернулась в окно.

Я разозлился, и тоже уставился в окно — наш столик стоял как раз перед ним.

Мы сидели и молчали, потягивая каждый свои напитки: я безалкогольное пиво (мне еще предстояло садиться за руль), а Яна — текилу. Причем, судя по остаткам в бутылке, она уже основательно нагрузилась.

Входная дверь в кафе распахнулась, и в помещение вошли двое мужчин. «О, майн Готт!», подумал я, «только хачей нам не хватало!». Кавказцы сделали заказ бармену, стоящему за барной стойкой (кальян, фрукты, бутылка коньяка), и проследовали прямиком в Чиллаут, кивнув нам по дороге. Один из них задержал взгляд на моей жене, но она не видела его, неотрывно смотря в окно.

Мы пытались поговорить на другие темы, но разговор не клеился. Яну основательно развезло, и она сделала попытку даже поприставать ко мне, но у меня не было настроения ласкаться. И мы опять уставились в окно, думая каждый о своем. «Пора валить домой, больше тут нечего ловить», подумал я. Вдруг дверь Чиллаута распахнулась, и на пороге появился хач, который пялился на мою жену. Он молча прошел вглубь кафе (в туалет, догадался я), и через некоторое время вернулся, опять посмотрев на Яну долгим взглядом.

На этот раз моя жена заметила его, и улыбнулась. Кавказец тут же широко улыбнулся в ответ, и подошел к нашему столику.

— Можно к Вам присоединиться? — спросило у меня волосатое дитя гор.

— Конечно, садитесь! Мы не вместе, — Яна опередила мой ответ, и лукаво мне подмигнула.

«Что ты еще затеяла?!?», глазами спросил я у жены, а она еле заметно кивнула мне, «мол, погоди, сейчас все увидишь сам». Кавказец тут же подсел к ней, и протянул руку:

— Артур, — представился он.

— Кристина, — сказала моя жена, и пожала его руку.

Меня они сразу же выключили из своего поля зрения, и я с тревогой стал наблюдать, как какой-то левый мужик на моих глазах стал охмурять мою жену. Мы раньше играли с Яной в подобные игры: я — «незнакомец», случайно оказавшейся рядом с «неизвестной красоткой» (моей женой), она — «чисто случайно» сидела или проходила мимо. Мы от души забавлялись, как разные мужики пытались подкатывать к ней свои яйца, но Яна всегда держала дистанцию: дальше петтинга дело не доходило. И мы всегда согласовывали подобную игру — сейчас же она сама выступила инициатором подобного, даже не спросив у меня согласия на это.

Кавказец уже сидел, расслабившись, приобняв мою Янку за плечи, и что-то ей вполголоса оживленно «втирал», раздевая масляными глазами. Из комнаты отдыха появился второй хач, видимо, потеряв друга. Быстро оценив ситуацию, он подсел к моей жене с другой стороны, и тоже представился: его звали Геворг. Коротко взглянув на меня, он обратил все свое внимание на жену, иногда нервно поглядывая в мою сторону — мол, чего этот хмырь тут расселся. Я сидел, откинувшись, напротив них на диване, и тень от пальмы, стоящей рядом, частично скрывала меня от собеседников.

Геворг заказал еще бутылку текилы, и закуску, и когда ее принесли за наш столик, они быстро выпили за знакомство. Яна смеялась над шутками мужчин, ее лицо, и так раскрасневшееся от выпитого, еще больше запылало. Она почти не смотрела в мою сторону, старательно играя роль незнакомки до конца.

Я заметил, что первый ухажер, активно жестикулируя, потихоньку расстегивал пуговицы на черной блузке жены. Через довольно короткое время Яна оказалась полностью расстегнутой до пупа: то ли она не замечала в пылу горячего флирта с двумя кавказцами, что ее раздели по пояс, то ли делала вид, чтобы раззадорить меня. Чем занимался Геворг, я не видел — его руки скрывал стол, уставленный заказами двух друзей.

Яна не носила бюстгальтеры в принципе: ее крепкая молодая грудь не нуждалась в поддержке, и меня всегда заводили ее соски, которые «невинно» торчали через ткань. Сейчас же передо мной колыхались две крепкие женские груди, не прикрытые ничем, кроме откровенных взглядов трех мужчин.

Артур предложил выпить на брудершафт, и Яна, на удивление, быстро согласилась. Раньше ее никто (во всяком случае, при мне) не целовал. Они выпили, и кавказец присосался к губам моей благоверной, обхватив ее грудь. Она вцепилась в его руку, сжимающую ее, и попыталась оторвать от себя. Я напрягся, и хотел уже вмешаться, но вдруг жена сама отпустила руку кавказца, и со стоном обняла его за шею, отвечая на его совсем не дружеский поцелуй.

Я обалдел от такой реакции жены, неосторожно дернулся, и опрокинул пепельницу на пол. Она, к счастью, не разбилась, и я потянулся за ней. Бросив мимолетный взгляд под стол, я остолбенел: бедра моей жены были широко расставлены, и лежали на ногах кавказцев; Геворг, запустив руку в Янкину промежность, вовсю орудовал там. Ее трусы были сдвинуты на бок, и я недосчитался нескольких пальцев кавказца — они были внутри моей жены.

Несмотря на ревность, охватившую меня от этого зрелища, я почувствовал, что... Возбуждаюсь от вида своей развратной жены, которую пальцами трахает какой-то казбек. Так далеко наши игры еще не заходили никогда. эротические рассказы Я опустил руку на свою промежность, и непроизвольно стал мять ее — мой член в штанах буквально рос на глазах.

— А теперь со мной на брудершафт! — изъявил желание Геворг, и разлил текилу по стопкам одной рукой.

Яна с видимым сожалением оторвалась от губ Артура, и, переплетясь руками с Геворгом, выпила текилу залпом, не удосужившись ни посолить перед этим, не закусить лаймом после. На закуску ее ждал горячий поцелуй от Геворга, который выложился на все сто. Пока он насасывал ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (40)

Последние рассказы автора

наверх