Падальщик. Глава 4

  1. Падальщик. Глава 1
  2. Падальщик. Глава 2
  3. Падальщик. Глава 3
  4. Падальщик. Глава 4
  5. Падальщик. Глава 5
  6. Падальщик. Главы 6—7, эпилог

Страница: 2 из 2

она сжимала мою руку, по тому, как она сама взялась вести в танце, искала сплетения всех пальцев с моими. Эти жесты ни с чем не спутаешь. Я поменял руку и обнял её освободившейся правой рукой. Она прильнула ко мне, моё лицо погрузилось в дурманящий объём её волос. Дрожа от возбуждения, я вдыхал в себя её запах, зарывался носом в глубину волос, искал ещё большей близости. Она неподвижно следила за экраном, хотя вряд ли понимала, что там происходит. Неожиданно мои губы уткнулись в шершавую поверхность папье-маше, и она вздрогнула, напряглась, её рука замерла, обмякла. Мои губы в ужасе онемели. Моё прерывистое дыхание через нос показалось мне неожиданно громким. Так мы сидели неподвижно целую вечность, и я постепенно привыкал к новому неизведанному рельефу, успокаивался, продолжая нежно целовать одно и то же место на её щеке, изучая вулканическую породу, пока она вновь не растаяла под моими поцелуями, как пористый шоколад, чтобы с новой силой схватить меня за руку и начать вытворять с ней безумства. Теперь я слышал её дыхание, она была возбуждена не меньше моего. Её головка искала моих поцелуев, отклоняясь в сторону и возвращаясь на место. Я исследовал каждый сантиметр маски. Я составил карту, по которой безошибочно находил дорогу домой. Бугорок, ложбинка, ребристость, потухший вулкан. Но оставался ещё один неизведанный участок — пещера сокровищ, охраняемая горячей девой в ярком алом платье.

— Не надо, — Юля отстранилась от меня и забрала руку.

Мы продолжили смотреть фильм, каждый думая о своём. Я молчал, переваривая случившееся. У меня больше не было желания приставать к ней. Она нервничала, это было заметно по тому, как она теребила сумочку. Её рука, потеряв со мной связь, искала источник любви и не находила его. Как быстро мы привыкаем к хорошему. О, это пагубной привыкание! Она ждала меня. Две минуты, три, пять, десять. Наконец, не выдержала и положила руку на подлокотник между нами. Я сидел неподвижно, забыв про неё, не обращая внимание на это скромное приглашение поиграть. Прошло ещё немного времени. Она всё ждала. Я тоже.

— Ты не обиделся?

— Нет, — я накрыл её руку сверху, по-дружески потеребил её пальчики и снова убрал руку.

Сеанс закончился, мы вышли на морозный воздух и пошли пешком через центр города по направлению к её дому. Ночной Минск в декабре завораживает мягким сиянием неоновых огней, красочным убранством ёлок на центральных площадях, подсветкой на домах. Пошёл густой снег, стих ветер, всё вокруг стало похожим на сказку. Мы шли тихими улочками через старый город, и Юля настойчиво вытягивала меня на флирт, который у нас был до этого. Но я ловко уходил от обязанностей ухажёра. Оставался вежливо учтивым, в меру разговорчивым, абсолютно таинственным.

Игра очень простая: ты делаешь два шага вперёд, один назад и ждёшь, пока партнёр сделает шаг навстречу. Так вы и сближаетесь.

Возле подъезда я снова сделал шаг назад, когда даже не попробовал обнять её на прощание. Она и так волновалась, пока мы шли. Нервничала, боялась, наверное, что всё кончено. Говорила сбивчиво, невпопад. Сама шутила и сама же смеялась со своих шуток. Нервным смехом.

— Может, зайдёшь чаю попить? — неожиданно предложила она, когда я уже собрался уходить.

— Можно, — безразлично ответил я.

Мы поднялись к ней наверх и сели пить чай. Она суетилась возле плиты, постоянно поглядывая на меня, пока я сидел за столом и рассматривал её фигурку. Она специально поворачивалась ко мне спиной и переминалась с ноги на ногу. От этого её попка напрягалась, перекатываясь упругими полушариями. Юля изящно выгибала спину, наклоняясь к нижнему шкафчику, затем становилась на носочки, вытягиваясь, как кошка, к верхнему — где же этот сахар?, но я знал, что все эти соблазнительные движения были рассчитаны только на то, что я не выдержу, встану и снова начну к ней приставать. Тогда она сможет с полной уверенностью сделать два шага назад и назначить мне новое рандеву. Но это не входило в мои планы.

Она спешила: она знала, что если сейчас я попью чаю, так и не сделав этот шаг вперёд, и пойду домой, то каждый шаг, удаляющий нас друг от друга, будет приравнен к тем невидимым шагам, возникшим между нами. Поэтому она спешила.

Мы попили чай, и я вернулся в прихожую, чтобы начать обуваться. Застегнул первый ботинок, второй. Поднялся и хотел уже взять куртку. Эта автоматичность, безразличие к происходящему добили её. Она сделала последний шаг и обняла меня, прильнув головкой к моей груди. Так мы стояли минуты две-три в обнимку. Мои руки вяло лежали у неё на спине. Я ждал большего.

Дева в ярком алом платье обманула меня сегодня и должна быть наказана, думал я.

Постепенно наши щёки встретились, и я снова нащупал губами знакомую территорию. Юля начала таять под моими руками, которые опустились на её попу и полностью охватили её. Наконец, я приблизился к пещере сокровищ и провёл кончиком языка по неровному шероховатому краю. Это было неземное блаженство. Проскользнуть в щель между двумя дольками апельсина и встретиться с огненной девой. Она была жгуче горяча, извивалась в танце живота, билась в экстазе любви, жаждала быть укрощённой. Я властно обвил её мокрое тело, подчинил своему ритму, и она жадно последовала за мной.

Моя рука скользнула дальше, вперёд, пуговка, пуговка, ещё, Юленька не возражала. Тонкая ткань трусиков, слегка колючая полоска хвойной иглицы — и вот оно, первое сокровище — нежная перламутровая жемчужина, почивающая в горячем лоне сочной ракушки.

Юлин первый томный стон, она выгибается и поворачивается ко мне попкой, прижимаясь и насаживаясь на меня. Тащит меня за собой в комнату, не включая свет, стягивает с меня всю одежду, я помогаю ей и себе, пока мы не остаёмся абсолютно голыми.

Она снова ищет что-то. Я угадываю её намерения, презерватив у меня в кармане джинсов. Она благодарно шепчет что-то. Урчит, как кошка. Снова поворачивается ко мне спиной, но я так не хочу. Мне нужно чувствовать её лицо. Я хочу ласкать его. Мы боремся, теперь за право на свободу выбора. Она уступает. Она сдаётся и отдаётся мне полностью. По всем фронтам.

Я вхожу в неё, придавливая к дивану. Она обвивает меня ногами, жадно прижимаясь ко мне всем телом. Я снова нахожу ротовую щель. Как же Юля стесняется, избегает моих прикосновений к лицу. Но я знаю, что эта зона — самая интимная часть её тела. Если не покорить эту вершину сейчас, то потом Юля создаст ритуалы, нарушать которые — табу.

Я покрываю её лицо мокрыми поцелуями, мой язык уже всё изучил, дева снова хочет потанцевать с ним. Она любопытно выглядывает из апельсинки. Ей придётся сегодня, наконец, выйти из палат и сходить в гости. Но пока я заигрываю с ней, приглашая наружу.

Юля не выдерживает первая и бурно кончает подо мной. Через минуту, слегка разогнавшись, я следую за ней. Юля изображает второй оргазм одновременно со мной, чтобы доставить мне удовольствие.

Она, как плющ, обвила моё тело руками и ногами, не отпускает меня ни на сантиметр. Через минуту мы лежим в крепких объятиях друг друга, напряжение в члене постепенно спадает, но он всё ещё глубоко в ней.

— Как долго я тебя искала, — едва слышно шепчет Юля. — Это ведь ты?

— Что? — я делаю вид, что в полной отключке и ничего не понимаю.

— Нет, это я так. Спи, — она гладит меня по голове.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

7 комментариев
  • Anonymous
    barli (гость)
    3 января 2016 2:32

    ... очень классно написано, чувственно... скорее бы продолжение

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    badTh1nk (гость)
    3 января 2016 3:54

    продолжение...
    если это реальные истории. то автор... много плохих слов хочется сказать

    если выдумка, то сама идея кощунственная:
    разве можно израненных людей бить в больное место?

    разве это классно написано?
    эй, ужас, плодись и размножайся!
    я в шоке от дурдома в головах некоторых...

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Maxime
    3 января 2016 11:06

    Уважаемый Читатели! Спешу вас успокоить, всё написанное — выдуманная история.
    Почти... Эти девочки действительно существуют, они действительно ведут себя так, как описано. Особи мужского пола действительно иногда пользуются ими.
    Вы спрашиваете зачем я пишу про это?
    Зачем Достоевский написал Раскольникова, Зюскинд Парфюмера, Фаулз Коллекционера, зачем существует жанр «ужасы, маньяки»?
    Я думаю, чтобы люди прежде всего задумались, стали добрее, поменялись.
    И в конце всё зло будет наказано, обещаю.
    Потому что в жизни так и бывает: человек не может быть счастливым с таким мировоззрением.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    badTh1nk (гость)
    3 января 2016 17:05

    Уважаемый/мая Maxime!
    Я читал Ваши рассказы.
    Вы умеете мастерски писать.
    Взять хотя-бы рассказ «Последнее желание».

    Поэтому, я завопил...
    Рассказ «Падальщик» не на грани фола...
    И это не иезуитское исследование.
    Поднятая тема — табу.

    Девушки с изувеченными лицами несчастны.
    И над ними глумиться...
    В любой ипостаси, неправильно.

    Одно дело почитать/возбудиться/подрочить — кому что.
    Другое — зло писать.

    Многие графоманы три слова свести в 1 предложение не могут.
    Или какой-нибудь примитив выдадут — не хочу тему развивать даже.

    Но Вы же умеете писать — потому и спрос больше.
    Вы умеете четко, хара'ктерно, емко описывать картинку.

    И несете в свет свои творения.
    Пусть они будут хорошими, плиз.

    Дерьма хватает и так.

    Вы можете созидать.
    Действительно, созидать.

    У вас есть талант писать.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Maxime
    3 января 2016 19:32

    badTh1nk, спасибо за похвалу и развёрнутый ответ. Может быть, вы где-то и правы.
    Вам кажется, я смакую сцены издевательств? Вы не правы... Я исследую глубину человеческой души и восторгаюсь этими девочками. На проза. ру и Самиздате читают мало. Мне не стыдно выйти из пустого концертного зала и стоять в переходе. Поэтому эротические сцены мне нужны постольку-поскольку.
    Читатель должен отделиться от главного героя. Посмотрите, как написан «Посторонний» Камю. Падальщик мне нужен в качестве стамески для обработки детали. Иначе, как мне добраться до этих девочек?
    Я подписалась копаться в этом говне, чтобы вызвать у читателя самые сильные и противоречивые чувства. Я пишу про то, что мне самой очень дорого.
    Кто-то будет дрочить под это? Дрочер всегда найдёт под что дрочить...
    Я хочу, чтобы читатель (любой дрочер), встретив такую девочку в следующий раз, вспомнил, что в ней природой и временем заложено любви и милосердия в тысячу раз больше, чем в каждом из нас, а не о том, что над ней можно поиздеваться и это сойдёт с рук.
    Эта тема — табу? В литературе, как и любом виде искусства, не должно быть табу.
    Дерьма хватает? Ничего не могу с собой поделать. Душа болит. Не могу писать про сытые хари.
    «Груз 200» — ужасный фильм. Очень не хочу, чтобы «Падальщик» вызывал такое же чувство. Хочу, чтобы читатель, прочитав роман, задумался: «Под уродливой оболочкой скрывается золотое сердце, под блестящим фантиком — ничтожество».
    Скоро в повествовании начнут появляться просветы. Я уже готовлю для этого почву. Пока написано 40 тысяч знаков. Жалкая 1/10 того, что планируется.

    Ответить

    • Рейтинг: -2
  • Anonymous
    badTh1nk (гость)
    4 января 2016 14:59

    Здравствуйте еще раз, Maxime!
    Поздравляю с Новым Годом Вас!
    Желаю Всех благ и здоровья!

    По поводу рассказа...
    Вы его пишете от имени «падальщика».
    Поэтому, картинку, я, т. е. читатель, вижу с его позиции.

    Другой не вижу.
    Какой мне можно было сделать вывод до сих пор?
    Мне не кажется, что Вы смакуете сцены издевательств,
    Просто до сих пор вижу только позицию «утонченного садиста».

    Первые 4 части Вашего рассказа только его позиция.
    Не было «луча света в темном царстве», пока еще.
    В этом Ваша ошибка, я так думаю:
    В сегодняшнем ПРОБЛЕМНОМ информационном поле
    Вы, первые 4 части, были на стороне зла.
    Написали это. И кто-то хвалит эти 4 части...
    Извините, Вы «потянули меня за язык».
    И мне было больно за девушку.

    Безусловно, израненные люди,
    часто гораздо лучше, красивее и богаче внутренне
    обычных людей.
    Если они имеют силы жить с ладу с этим,
    преодолевать тяготы.

    Мой взгляд — взгляд со стороны,
    после прочитанного.

    Ваш взгляд шире,
    тк Вы создаете картинку,
    Но дайте нам вовремя увидеть
    и хорошую сторону.

    Еще раз, с праздником!
    Пусть год будет хорошим в этом безумном мире.
    Пусть у Вас будут хорошие рассказы!
    Это хороший путь высказаться
    и созидать.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Maxime
    4 января 2016 22:33

    Спасибо, и Вас поздравляю с Новым годом. Я, наверное, выбрала для подражания следующие шедевры мир. худ. лит-ры: «Посторонний» Камю, «Американская трагедия» Драйзер, «Парфюмер» Зюскинд. Идея такая: главный герой — злодей, у него хитрое мировоззрение, которое он пытается навязать читателю. В результате у читателя возникают противоречивые чувства. То, о чём вы говорите: вначале хочется переживать за главного героя, а потом уже нет... И тогда читатель меняет отношение к главному герою. И читает до конца, ожидая возмездия. Так что, с вашей реакцией всё в порядке. Всё идёт по плану к читательскому катарсису.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх