Сексот

Страница: 2 из 2

штаны как от него требовалось и встал в позу, нагнувшись.

Она размахнулась и хлестнула Андрея Николаевича по заднице. Это надо было видеть.

— Аааай — Андрей Николаевич из согнутого вперёд, резко выгнулся назад, голова его тоже запрокинулась назад от удара а руки схватились машинально за попу. Потом он запрыгал на месте. Потом остановился но стал быстро-быстро приседать от невыносимой боли.

— Ну как, Андрей Николаевич? — томным голосом спросила Анна

— Вы меня хорошо поняли, что будет если я буду вами разочарована и решу вас высечь по полной программе? —

— Да-да-да. — Андрей ещё не отошёл от удара.

— А сейчас можете одеться. Завтра встретимся. Яблоки можете взять с собой. И запомните, одно слово лжи и сотня розог вам обеспечена. Я проверю кстати, что вы мне сегодня рассказали и тогда пеняйте на себя, если что. Кстати, если розги не помогут, то плеть тут есть одна, рассекает кожу сразу, насколько я её рассмотрела. —

— Конвойный — позвала она вертухая — отведите в камеру 47 прим. Яблоки пусть с собой заберёт.

Анна Михайловна Зотова, рано потеряла отца и одиннадцати лет мать. Отец погиб на фронте за красных, а мать умерла от холеры. Переболела холерой и Анна, но чудом выжила и попала в дет дом. Вот там то она и хлебнула. Это вам не республика ШКИД. Там пороли и секли за всё. Особенно ей помнился случай, когда девчонка, соседка по палате стибрила в столовке хлеб, а Анне в постель спящей крошки насыпала. Ой как её пороли. А потом, когда открылось, что это не она, а та самая девчонка, выпороли и её и пороть доверили Анне. Та её и засекла до обморочного состояния. После этого случая, ей стали доверять пороть и других детей. После выпуска она так и осталась работать в этом же дет доме, воспитателем. Она проявляла инициативу. И это не её конечно изобретение, но её нововведение в этом конкретном учебно — воспитательном учреждении ввести новый порядок, коллективную ответственность за нарушение дисциплины и неуспеваемость, а также разбить учащихся детей на звенья. sexytales Где за проступок одного, расплачивалось всё звено. Это было очень действенно. Уже потом, по комсомольской путёвке она попала на работу в органы. Подходило и поведение и происхождение.

На следующий день Анна снова с утра вызвала на допрос Подвойского. Но начала не с допроса. А со слов:

— Андрей Николаевич, как вы себя чувствуете? Я с вами переусердствовала вчера с яблоками, не надо было столько и сразу давать. Вы уж извините пожалуйста. Мне конвойный сказал, что вы всё время в туалет бегали. Ну ничего, снимайте штаны, я вам сейчас клизму с марганцовкой поставлю-

— Анна Михайловна, да я сам взрослый человек и сам виноват. Уже всё в порядке, не надо клизму. —

— Значит так Андрей Николаевич, я больше повторять не буду или клизму или розги, идите на топчан и ложитесь, нет, сначала подмойтесь. —

Он подошёл к умывальнику, хоть и смущаясь, но сняв штаны и намылив себе задницу, стал смывать мыло, потом подошел и лёг на топчан. Анна растворив марганцовку в банке и набрав из неё в грушу воды подошла к нему.

— Ну вот и молодец, будете делать всё как я говорю и вам и мне легче будет. Ой, а рубец от розги вчерашней какой хороший краснеет, очевидно, что вам на пользу пошёл, раздвиньте ягодицы ладошками. —

Говорила она, тем временем вставляя ему кончик клизмы в проход. — Ой-не удержался от возгласа он почувствовав как внутрь пошла вода.

— Ничего, ничего, не больно ведь. — Сказала она закачивая ему остатки клизмы.

— Сейчас ещё наберу и хватит-

— Да и так хватит Анна Михална, я вообще долго не вытерплю. —

— А вот потерпеть придётся, Андрей Николаевич-, сказала Анна, подходя к нему с новой порцией воды.

— Раздвигайте — он повиновался, Анна нажала на грушу.

Он полежал на животе ещё минуты две после процедуры и стал проситься в туалет. Анна его удерживала до последнего, но понимая, что от него зависит не многое, в конце концов отпустила. Он стремглав на очко. И издавая характерные звуки стал опорожняться, попросив её выйти или хотя бы отвернуться. На что она ответила отказом с интересом глядя на него... Вытершивсь и подмывшись он был готов к допросу. Анна спрашивала его изменял ли он жене, он поморшившись сказал, что да.

— А с кем? —

— С гувернанткой-

— Жене известно? —

— Да-

— Как она узнала? —

— — Её не должно было дома быть, но она приехала, вошла в дом, мы не слышали, а она вошла в спальню и увидела-

— Развод взяла?

— Хотела сначала, но потом простила. —

— Вот так и простила просто? —

— Нет. Ну ругалась сначала, а потом простила-

— И всё? — Анна испытывающе смотрела на него.

— И всё, ну вспоминает иногда до сих пор, когда сердится-

— Знаете Андрей Николаевич идите ка сюда, — она встала и подошла к одному из приспособлений.

— Зачем? —

— Высеку розгами, чтобы правду говорили и ничего скрывали от меня. Видимо вчера мало было одного раза. Я с вами по честному а вы со мной никак не хотите откровенным быть-

— Не надо Анна Михайловна, ну да уходила она от меня, полгода не жила со мной, потом всё таки я её уговорил-

— Андрей Николаевич, правду надо говорить сразу, а не под угрозой розог-

— Анна Михайловна, клянусь не буду больше-

— Андрей Николаевич, вам конвойных позвать? Так. Сто розог. —

— Анна Михайловна!!?

— Сто десять-

Андрей вскочил и мигом подбежал к указанному месту.

— Раздевайтесь догола-

Приспособление для порки было не лежачим, а по форме пианино. На него надо было встать коленями, а животом лечь на подобие лавочки, через которое откидывалась крышка с замком. Он лёг, она захлопнула крышку и закрыла на затвор, такая же крышка была и на ногах. Она закрыла обе крышки, в результате руки у него оставались свободными, но попу ими он всё равно прикрыть не мог, мешали крылья на крышке под мышками. Приспособление было сколочено таким образом, что коленки были чуть отставлены назад и поэтому по ляжкам тоже было бить удобно.

Анна пошла задвинула щеколду на входной двери. Опустила антишумовую завесу типа жалюзи, чтобы до минимума были сведены звуки из пыточной. Пошла выбрала несколько розог из чана и положив рядом с ним стала снимать с себя куртку, блузку и лифчик, и собрав волосы сзади хвостом, одела на них резинку, чтобы не мешали.

— Ну как я тебе, Андрюшечка? — спросила она вроде как издеваясь. — Как тебе моя грудь? —

— Нравится, только не надо Анечка Михайловна. —

— Сейчас тебе всё ещё больше понравится. — Она взяла розгу и подошла к нему сзади.

— Ну что поехали? —

И она стеганула его по заднице, розга взвигнула.

— Ой больнооооо-

— Нет Андрей Николаевич, наверное не больно, раз ты правду мне не говоришь. Два-

— Ой не надо, не буду больше, ой как больно-

Он задёргался в своих оковах, но всё было бесполезно

— Не правда, это ещё не больно, больно будет после десяти, посде двадцати ещё больнее и так далее. Три.

Андрей уже выл. А Анна била не торопясь. Делая интервалы между ударами секунд по 7—10. Она очевдно наслаждалась его болью и своей властью. Задница вся была покрыта рубцами, из которых сочилась кровь. После тридцатого удара он уже хрипел, а после пятидесятого только стонал, вздрагивая, после семидесятого затих, потеряв сознание.

Она прекратила, ибо бревно бить бесполезно и не доставляет удовольствия. Она набрала воды в стакан и опрокинула на голову Андрея, он пошевелился и застонал. Анна стояла перед ним и мяла себе грудь иногда задирая юбку и лазя в промежность.

Он открыл глаза.

— Андрюша, всего семьдесят три, ещё сорок семь за тобой. Ну что продолжим? —

— Не надо продолжать-еле внятно пробормотал Андрей.

— Ну я же не могу оставить невыполненным обещание в сто десять, а то ты и в следующий раз мне соврёшь-.

— Не совру-Андрей начал чуть-чуть приходить в себя.

— Нет, так нельзя, тогда надо хоть как то отработать-

— Как отработать? —

— Какой ты непонятливый, перед тобой женщина, молодая, и пылкая, а ты не знаешь как отработать, вот сейчас тебя отведу опять не в ту камеру, там тебя самого отработают-

До Андрея начало доходить. Честно говоря, она ему очень нравилась и одновременно он её боялся как огня и на такое даже рассчитывать не мог.

— Я сейчас не в состоянии-

Она открыла замки и подняла крышки, он со стонами, но встал.

— Пойдём на топчан — сказала Анна. После порки у него не стоял, а лежать на спине не мог по понятным причинам. Анне пришлось поднимать ему его стоя, а она опустилась рядом с ним на колени и минетила его не хуже той самой Сироты.

Потом поцелуи и своим язычком губы ему быстро-быстро ласкала язычком. Он прямо на глазах оживал. И тут она не выдержав уже дальше легла на топчан, и его повлекла за собой не отпуская. Они слились в одно целое и он сам уже ласкал её, покусывая грудь, не забывая про другие места, кончали бурно. Когда всё было кончено и они оделись, она подошла к нему и серьёзно сказала.

— Андрей, мне поручено, чтобы ты стал сексотом и выполнял наши поручения. У тебя есть выбор. Ты можешь вернуться в расстрельную команду или выполнять наши приказы и иногда встречаться со мной. Ты согласен?

Он сказал-Да — И они слились в поцелуе.

Через месяц, Анна доложила особисту, что агент готов выполнять любые поручения.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

15 комментариев
  • Anonymous
    Серж- (гость)
    4 января 2016 1:43

    В целом неплохо. Есть нюансы. Расстрельная команда, например, это та, которая расстрелы приводит в исполнение, а не группа лиц, в отношении которых принимается эта высшая мера социальной защиты.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Горе лковое
    4 января 2016 1:53

    Спасибо Серж за положительный отзыв. Я знаю, что такое расстрельная команда. Наверное просто недостаточно ясно выразил свою мысль в рассказе. Он был написан за 4 часа и заканчивал его вчера уже под утро.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • сакс
    4 января 2016 17:45

    Отлично. Продолжение

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    4 января 2016 18:42

    Оригинальный рассказ в духе bdsm понравилось!
    Но единственное его так не понял что такое сeксoт сокр. от секретный сотрудник (а то не все знакомы с специфической терминологией)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Горе лковое
    4 января 2016 20:12

    Спасибо Алекс и Сакс, отвечу сразу обоим. Продолжения не будет, так как нет идей для этого. Сексот, именно секретный сотрудник, термин не выдуман мною, достаточно погуглить, чтобы убедиться в этом. А сподвигло меня написать рассказ, то что уже давно где то читал, что к заключённым-интеллигенции во время репрессий, применялась порка. Представьте себе какого нибудь профессора отодранного как сидорова коза, конечно это влияло на его психику. Все персонажи в рассказе вымышленные естественно, за исключением фамилии Петерс. Был такой НКВДешник в окружении Дзержинского.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Guest (гость)
    5 января 2016 3:35

    Прошу меня извинить за нелестный отзыв. Одно слово — бред, за исключением того, что был такой товарищ Петерс, расстрелянный в 1937. Есть множество воспоминаний о сталинском периоде (Надежда Мандельштам, Антонов-Овсеенко, Берберова...). Если нет желания, то просто пойдите на «Мемориал». Я прекрасно понимаю, что Вы хотели написать что-то в духе БДСМ с советским фоном. К сожалению, у Вас получилось что-то вроде пошлой клюквы. Есть вещи, над которыми стебаться кощунственно. Возможно, Вы выросли после развала совка, а потому то, что тогда происходило, для Вас что-то вроде Куликовской битвы. Еще раз прошу извинить, если обидел.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Guest (гость)
    5 января 2016 3:39

    А насчет синяков, это детский лепет. Бывало, что на допросах ломали пальцы рук, защемляя о дверной косяк.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Серж- (гость)
    5 января 2016 15:41

    Хм. Бывало намного жестче, чем перелом пальцев. Допросы маршала Тухачевского если найдете, почитаете. Описывать не буду.
    И кощунственно об этом забывать, многие забывать начали что такое сексот, про преступления советского режима. История имеет склонность к повторению. Подумайте над этим на досуге.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Guest (гость)
    5 января 2016 18:03

    Я не о том. Я о весьма «своебразном» методе вербовки. Я читал не только о Тухачевском. Что касается человека с перебитыми пальцами, то его видел в реале. Именно пэтому это первое, что приходит в голову. Что касается сексотов, то эту мерзость, как раз, забывать нельзя. Причем, в сексоты шли не только под угрозой, скажем там, создания проблем, но и просто добровольно, не из идейных, а карьерных соображений.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Серж- (гость)
    5 января 2016 18:22

    Такой метод тоже имел место быть. О нем подробно и писалось, и снималось. Ну и что? Я знаю человека, который сам себе руку отрезал, а потом ее съели 5 человек и он в т. ч. Голод не тетка.
    Что касается сексотов, то я и про нынешние реалии писал. История повторяет. Половина пути уже пройдена.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Горе лковое
    5 января 2016 10:29

    Чем же Вы меня обидели? Вы сами себя обижаете. Пытаетесь сделать из БДСМного рассказа кощунственный. Я же написал, что не отсебятину выдаю про порку, а то что читал об этом. Может Вы и Довлатова в кощунники запишите после знаменитой его фразы: — Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов? — Или Шаламова, когда он писал в колымских рассказах, что заключённые на зоне подбирали и глотали замёрзшие на снегу харкотины больных туберкулёзом, чтобы самим заболеть и лечь в больничку, чтобы избежать тягот и издевательств лагерной жизни. Или гуляющие в интернете рисунки одного японца чудом выжившего в Гулаге и среди них рисунок женщины посаженной вертухаями на ведро, в котором сидела крыса, а дно ведра подогревалось огнём и можно себе представить как она рвала эту бедолагу. Вы извините, но я так и не понял в чём моё кощунство. Или почитайте хотя бы Габышева_ «Одлян или воздух свободы», там о детской преступности и что подростки ещё более жестоки, чем взрослые и порка там, кстати тоже присутствует. Так и не понял я в чём бред в моём рассказе, так как это могло происходить на самом деле. Хотя и понимаю, что это был бы редкий случай, но если бы был обыденный, то о нём и писать бы не стоило.
    Но это ладно, меня удивляет другое. Оценки. Кто то пишет ждём продолжения, кто то что бред, это я тоже понимаю, что рассказ кого то зацепил, а кого то нет. Но когда двое ставят оценки, что читается легко, а трое что тяжело, этого я понять не могу и считаю, что это предвзятость.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Guest (гость)
    5 января 2016 18:20

    За исключением «Одлян», я читал все, а Шаламова я считаю просто гением, перед которым Солженицын рядом не стоял. Более того, я вырос на воспоминаинях Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь», когда те вещи, о которых мы с Вами говорим, были под запретом, а за чтение самиздата можно было огреть по самое нехочу. Бредом я считаю другое. Идею в том, что она выпорола, а затем сделала минет, вот он и тепленький. Бредом я считаю описанный Вами метод вербовки. Именно поэтому я вообще не дал никакой оценки. Что касается Довлатова, то не помню, кто это сказал о том, что мы жили в стране, где половина сидела, а половина стучала. Впрочем, это к делу не относится, но на досуге я с удовольствием перечитываю Александра Галича (слушать его занудный голос под гитару не могу, а читаю с наслаждением). Вот это и есть живая эпоха с ее нравами и так называемой советской моралью, по которой, к моему удивлению, сохранился ностальгеж у определенной категории двуногих. Впрочем, я читал когда-то, что Галич изменил свое мировоззрение под влиянием Варлама Шаламова.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Горе лковое
    5 января 2016 21:02

    Так как Габышев имя малоизвестное, авторство Одляна пытались приписать к А. Битову, так как он имел отношение к изданию произведения. Однако если к описанному периоду у нас отношение одинаковое, то непонятно другое. Почему Вы считаете кощунством моё отношение к этому отнюдь непростому времени, которое по степени скотства имело место быть и даже не такое? А если бы я написал о фашизме, как тогда? Кстати, сейчас не помню названия, но в советские времена, был фильм, когда женщина следователь влюбилась в обвиняемого, ну и что, а ей было дано распоряжение любыми средствами сделать сексотом? Тут ведь обращение к теме не только в порке и минету, но и к расстрелу, бросанию в камеру к женщинам, клизме и т. д. и т. п. На мой взгляд, нельзя так категорично относиться к тому, что я написал. Главное, что такое могло быть в натуре, а период времени, выбранного мной, особого значения не играет, а только помог мне в написании, ну согласен, что не совсем литературного произведения, к чему я собственно говоря и не особо стремился., по понятным естественно мотивам..

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Guest (гость)
    6 января 2016 2:47

    Постараюсь ответить. Абсолютно согласен, что по уровню скотства сталинскому времени нет равных. То там, то тут проскальзывают воспоминания о «боевых подругах», а по сути то, что сегодня называют «sexual harassment». Нет ничего удивительного, что следователи могли склонять к сексу заключенных, если сам Лаврентий Палыч показывал пример (не помню сейчас фамилию актрисы, которая отказала, так ее затравили). Булганин приставал к Галине Виошневской до тех пор, пока она не вышла замуж за Растроповича. Короче всякая мразь, которая дали хоть какую-нибудь властишку, обращалась к подчиненным, как к холопам. И, если бы Вы с такой точки зрения раскрыли тему, у меня бы не было внутреннего протеста. Да, известен случай, когда следователь (в брежневские времена) воспылала страстью к подследственному зэку и способствовала его побегу. Не знаю (конкретных фактов мне не попадалось), не удивлюсь, если вертухаи в лагерях принуждали женщин-заключенных к сексу. Но вот, чтобы инициатива в БСДМ исходила от женщины, а в нижних был интеллигент, не верю. Слишком это общество было зажато. Зажато до того, что певца Вадима Козина за гомосексуализм отправили в Магадан. Я не верю в страсть между жещиной-следователем (а женщины, которые шли в следователи, были еще большими человеконенавистниками, чем мужчины) и подследственным. В пытки верю. В издевательства и грубый садизм верю (а кто, кроме, как со скрытыми желаниями маньяка на этой работе мог задерживаться?). Ведь они, по сути, получали удовольствие в том, что они издевались и калечили беззащитных людей. Простите, о какой в этой ситуации можно говорить любви или страсти? Просто наслаждение садиста от того, что он мучает жертву. Я уже не говорю о том, как могли вызвать члена семьи в соседнюю комнату и предупредить, что переломают руки-ноги, если откажется сотрудничать. Не у всех хватало сил отказать нет. Вот и шли — он получал 10 лет без права переписки, а она 5 лет лагерей, как ЧСИР (член семьи изменника Родины), а детей — в детдом. Если уж Вы пишите об этом, то даже если не расписываете детали (это выглядело бы, как смакование подробностей), то здесь, извините, нужен особый такт к жертвам и эмоциональное отвращение к палачам. Вот почему я, может, высказался слишком резко, назвав это кощунством. Впрочем, давно читал на форуме у Марка Десадова, реальное насилие куда более страшно и неинтересно, чем придуманное. Когда же Вы описываете эту эпоху, очень легко скатиться или к чему-то слащавенькому, или смакованию садистских удовольствий (как в некоторых вещах на Десадовском сайте), или к абсолютизации зла. Вы, прошу прощения, скатились в иную крайность...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Горе лковое
    6 января 2016 7:28

    Понимаете, когда я писал рассказ, я не думал о том, чтобы изобличить в подлости сталинское время, так как и сегодняшнее по подлости немногим ему уступает. В жестокости дело другое, но ещё не вечер. Я совершенно не хотел выставить персонажей, как Анну, беспощадной к врагам революции, а Андрея, бессовестным негодяем, склонным к предательству. Я хотел описать женщину немножко садистку, которая возбудилась во время процесса наказания. Всё остальное ширма, позволяющая ей показать свою власть. Я не пишу, что она подлая, но инсценировка расстрела показывает, что и добренькой она не была. Намекнул об этом я лишь одним словом, когда написал, что начальник расстрельной команды, не стал хорошенько рассматривать бумагу, об освобождения узника от расстрела, так как был осведомлён о спектакле. Мне показалось этого достаточным. И в том, что сунула Андрея не в ту камеру, я сам ещё для себя не решил, ошиблась она или нет, предоставив делать умозаключения читателям. Кстати, сделав упор в рассказе на жестокую порку, я уже не первый раз убеждаюсь, что даже в БДСМе не всем это нравится. Даже в такой узкой на первый взгляд теме, очень много расхождений с другими. Интересно то, что я ставил у Десадова свой первый рассказ, его можно там найти по моему нику, на второй странице. Я его давал и сюда, но он очевидно не прошёл модерацию из-за сценки секса с подростком. А сам Десадов написал мне, что рассказ ему понравился, но маловато давления на психику и он скорее всего прав, так как лично меня в теме, это мало интересует. Поэтому осознаю, что пишу на весьма ограниченную аудиторию, но зато то, что интересно мне.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх