Тридевятое Царство. Части 11—12

  1. Ведьмина травка. Часть 1
  2. Ведьмина травка. Часть 2
  3. Ведьмина травка. Часть 3
  4. Тридевятое Царство. Часть 1
  5. Тридевятое Царство. Часть 2: Склад артефактов
  6. Тридевятое Царство. Части 3—4: Заморский принц. Дозор
  7. Тридевятое Царство. Часть 5: Совет в Тронном Зале
  8. Тридевятое Царство. Части 6—8
  9. Тридевятое Царство. Части 9—10
  10. Тридевятое Царство. Части 11—12
  11. Тридевятое Царство. Часть 13: Василиса или стрельба из лука
  12. Тридевятое Царство. Часть 14: Второй совет в Тронном Зале
  13. Тридевятое Царство. Часть 15: Последний день в Тридевятом Царстве
  14. Тридевятое Царство. Часть 16: В Тридесятое Государство. Забава

Страница: 1 из 2

Часть 11. Вода Живая и Мёртвая

День закончился баней: Наташка меня помыла и напарила. Мы погуляли, постояли за воротами, уже заблестела первая звезда на небосводе — Интересно, где здесь восток и где запад? Хотя, что интересного? — я говорил сам с собой, Наташка, молча, слушала — восток на востоке, запад на западе.
— Идём — потянула она меня — страже пора ворота закрывать.
У крыльца стояла Марья — Я пришла служить тебе, мой государь — она склонила голову.
— Сегодня отдыхай, Марьюшка, а завтра послужишь
— Дозволь мне провести ночь у дверей опочивальни?

Наташка не подавала никаких знаков, и я разрешил — Только зачем же у дверей, Марьюшка? Будешь спать со мной.
Мы поднялись на крыльцо, стража расступилась, и мы вошли во дворец.
Во дворце на стенах были зажжены светильники и причудливые тени, отбрасываемые нами, напомнили детство, когда отключалось электричество и мать зажигала керосиновую лампу. Ещё я любил зимой, на кухне, выключать свет, когда растоплена печь, когда пощёлкивают сосновые дрова и смотреть через щели дверцы топки на ярко-жёлтое пламя и от света, даваемого пламенем, на стене вытягивалась тень до потолка..
У двери стояли два стража и Наташка приказала им, чтобы ночью охраняли окна опочивальни с улицы. Они ушли.
Я разделся и ходил голый по спальне, потом лёг в кровать: — Принеси чай!
Я сказал, ни к кому не обращаясь, но Марья тут же ушла.

Она принесла самовар и кружки и варенье с мёдом, и я сидел в кровати, а она поила меня чаем.
Она прислуживала мне, и похотливые желания овладевали мною — Достань горшок!
Она отнесла на столик чай и, вернувшись, опустилась на колени и, пошарив рукой, достала горшок.
Я встал — Хочу на горшок — опять, ни к кому напрямую, не обращаясь
— Ну? — сказала Наташка
— Нет, не ссать.
— Ну, и? — опять Наташка
— При вас?
— Интересно! — снова Наташка — Ты трахал нас в жопу и не стеснялся, а здесь прям застеснялся?
— Но, ты же сказала, удобства на улице
— Не ночью же идти за удобствами. Иди на горшок!
— Как скажешь — и я сел на горшок

Закончив, спросил — И чем же подтереться?
— Трусами
Я подтёрся — А горшок, здесь будет стоять?
— Я вынесу и состирну — Марья взяла горшок и трусы, и вышла
— А если б не Марья — спросил я у Наташки — ты бы тоже пошла стирать мои трусы и выносить горшок?
— Куда б я делась, мой государь? — усмехнулась она
— Наташ, ты тоже можешь это делать в моём присутствии..
— Я делаю это утром, в удобствах на улице — ответила она.

Пришла Марья.
Мы закрыли дверь и легли в кровать. Я лежал на спине, а они, положив свои головки на мои плечи, гладили меня, и я не заметил, как заснул.
Проснувшись утром, я не нашёл женщин рядом с собой и лежал, ожидая их, зевая и потягиваясь.
Они зашли вместе.
— Ты хотел посмотреть источник Живой и Мёртвой Воды?
— Да — я сел в кровати.
— Тогда одевайся, позавтракаешь и поедем
— С тобой вдвоём?
— Нет — ответила Наташка — с нами поедут Настасья и Марья. Принеси ему завтрак — приказала она Марье.
Марья ушла, я встал и оделся и, потянувшись за кроссовками, вспомнил — Да, Наташ, есть какая-нибудь обувь, а то потеют ноги в кроссовках?

Она открыла шкаф и достала лапти из берёзового лыка — Примерь.
Я обулся в лапти, прошёлся и попрыгал — Лёгкие и удобные. Спасибо, дорогая!
Свои кроссовки я сунул в шкаф.
...
Мы выехали за ворота, когда солнце уже начинало припекать. У меня под седлом был мой старый друг, Серко, который фыркнул, когда его подвели и мне показалось, что он вспомнил мой конфуз накануне.
Женщины были одеты почти одинаково: на всех троих были исподки из некрашеного холста, доходящие до щиколоток, перевязанные шнурком по поясу, а поверх рубах, запоны из толстины, подпоясанные кожаными ремнями: у Настасьи красного цвета, у Натальи — зелёного, а у Марьи чёрного. Настасья была обута в поршни (подобие лаптей, но вместо лыка цельнотянутая сыромятная кожа), Наталья и Марья были обуты в скорни (подобие полусапожек) тоже из цельнотянутой сыромятной кожи. У Натальи к седлу была приторочена кожаная сумка.

От ворот мы поехали не в сторону дозора и рубежей, а в обратную. Дорога была натоптана, но ездили по ней не часто.
— Как долго до Источника? —
— Пол дня — ответила Наташка.
— Мы там заночуем?
— Нет! — сегодня Наташка была неразговорчива.
Настасья ехала впереди, рядом со мной Наташка, за нами рассказы эротические Марья. Настя была вооружена мечом и палицей, а у Марьи лук, с колчаном стрел. У нас с Наташкой оружия не было. Не было на нас и кольчуги, и я решил, что на пути к Источнику нас не ожидают приключения.
— Ты как? — я дотронулся до живота Наташки.
— Пока всё хорошо — она улыбнулась — пока не беспокоит.

Когда за спиной у нас исчезли башенки Наташкиного дворца, на горизонте, тёмной полосой, выступил лес.
— Дремучий лес? — усмехнулся я.
— Тёмный — покачала головой Наташка и, поддёрнув поводья — Нноо! — пустила своего жеребца рысью.
Лес действительно был тёмный. Как только мы углубились в него, стало сумрачно и прохладно. Первой ехала Настасья, уверенно находя дорогу. Сколько я ни присматривался, никаких следов и никаких тропок не смог обнаружить. Часа через полтора езды лесом, остановились у ручья и, напоив коней, напились сами и ополоснули лица. Вода была холодной и на вкус сладковатой.
Женщины сходили в кусты, я ссать не хотел.
— Немного осталось — сказала Наташка — отдыхать не будем.

Всё чаще, вместо пихты и берёзы, встречались осинки и, наконец, мы выехали на обширную поляну залитую солнечным светом. Посреди поляны стоял шалаш, сложенный из стеблей осоки и рогоза, обложенный поверху пихтовыми лапами. На краю поляны паслись стреноженные кони; Алёшки с Микулой видно не было. Но, как только мы тронулись к шалашу, перед нами, словно из под земли, вырос Алёшка, а позади, вышел из лесу Микула.

Мы спешились, приветствуя друг друга, а Микула с Настей обнялись.
— Зачем пожаловали? — спросил Микула.
— Наталья достала из сумки две скляницы — За водой. Думаю, скоро понадобится.
— Где же источник? — удивлённо осматривался я.
— На источник наложено заклятие и он невидим — за всех ответила Марья.
— И я его не увижу?
— Увидишь. Идём — Марья взяла из рук Наташки скляницы и пошла к лесу. Я шёл за нею. Мы прошли через плотный ряд осин, стоящих почти вплотную и перед нами простёрлось болото: вязкое, мрачное, холодное.

Марья поставила скляницы в траву и, сцепив руки и, закрыв глаза — застыла. Я видел только, как шевелились её губы, как потемнело и закаменело её лицо. Она вскинула руки, словно птица и, опуская их, наклонилась, коснувшись ладонями травы.
Сначала я услышал журчание, а потом и увидел их: в двух шагах от меня появились два источника, обложенные камнями. Я заглянул в один, второй — вода! Но разная. В первом хрустально-чистая, неподвижная и лишь сочится из под камней. Во втором — тёмная, с водорослями, множеством чёрных, крупных, похожих на кремний, камней, движется по кругу и с весёлым журчанием вытекает, образуя ручеёк.

— Догадался, где Мёртвая, а где Живая? — улыбалась Марья.
— Эта Живая — указал я на второй, весело журчащий источник.
Марья взяла скляницы и набрала в них воды из источников. Плотно закрыла пробки, поставила в траву и, выпрямившись, застыла — шевеля губами. Источники исчезли и стало тихо, мрачно, и холодно.
Мы посидели в шалаше у дозорных, отдохнули и засобирались в обратный путь.

Алёшка всё взглядывал на Настасью, но она игнорировала его и даже не улыбнулась ему и не обмолвилась с ним словечком.
Мы уже были верхом, когда Наташка спросила — Всё тихо? Ничего подозрительного не замечали?
Ответил Микула — Как будто кто-то похаживал вокруг: шуршала трава, но следов не было, потрескивал валежник, но никого ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх