Падальщик. Главы 6—7, эпилог

  1. Падальщик. Глава 1
  2. Падальщик. Глава 2
  3. Падальщик. Глава 3
  4. Падальщик. Глава 4
  5. Падальщик. Глава 5
  6. Падальщик. Главы 6—7, эпилог

Страница: 2 из 3

Мотивация у него была простая: бесплатно и относительно безопасно потрахаться без обязательств. Он до конца думал, что это развод. Что сейчас из зала выскочит толпа пьяных студентов, его бывших одногруппников, и начнут ржать с него. Поэтому раздеваться он упорно не хотел. Только снял куртку и разулся.

Я дал ему балаклаву. Он в нерешительности напялил её. Мы вошли в зал, Юленька сидела всё так же на диване, понурив голову, сложив ручки одна в одну. Её глаза блестели, но она почти не смотрела на нас. Я быстренько выключил свет, оставив включённым только торшер. Адель — любимая певица Юли — настраивала нас на любовный лад.

Наш мальчик стоял в растерянности, переминаясь с ноги на ногу. Рассматривал фигурку и волосы Юли, приходил к выводу, что я не соврал, что личико у неё тоже обалденно красивое, ведь сама она по моим описаниям была бывшая моделька, страдающая нимфоманией. Очень стеснительная, но страстно мечтающая, чтобы её оттрахал абсолютно незнакомый мужчина.

Я взял мою девочку за руку и подтащил к парню.

— Раздевай его, — приказал я.

Она начала механически снимать с него одежду, пока он не остался в одних трусах.

— И трусы.

Юленька медленно потянула за резинку вниз, и трусы упали к ногам. Мальчик всё ещё стоял офигевший в нерешительности. Его член был похож на сардельку — с таким же хвостиком и такой же вялой формы. Я схватил Юлю за руку и заставил её взять член в руку.

— Начинай.

Она стала мять его член в руке, водить вперёд-назад. Движения у неё были такие неловкие, а ручка такая влажная от волнения, что парень быстро возбудился. Юля смотрела вниз на член, который быстро набирал размер и поднимался вверх. Она по инерции продолжала водить рукой.

Парень оживился: его руки нашли груди Юленьки и начали легонько пощипывать её соски. У неё шикарные упругие грудки, стройные ножки и животик, мягкие изгибы талии. Есть такой закон компенсации: мои будут искать красоту в том, что они ещё могут исправить.

Парень начал лапать Юлю за попу, и я понял — пора.

Быстро стянул с Юли стринги и повёл за собой на диван. Положил там на спину, сам сел за ней. Её голова удобно легла мне на колени так, что мой член упёрся через штаны ей в щёку. Я заставил её задрать ноги, а сам уцепился двумя руками за шпильки. Она лежала с широко разведёнными в стороны ногами, открытая для активного действия.

Её гладко выбритая киска с тонкой полоской иглицы гостеприимно открылась навстречу, предоставив на обозрение внутренние и внешние розовые губки.

Парень уже напялил чёрный презерватив — под цвет нижнего белья, моя задумка. Потом залез на диван, откинулся назад на пятки, прицелился — его сарделька стала похожей на небольшую палку сервелата — и вогнал в Юленьку всё своё мясо. Его яйца, похожие на два каштана в мохнатой кожуре, неровно подвешенные один над другим, воткнулись в Юленьку.

Она вздохнула и крепче схватила меня за руку. Парень начал трахать её, постепенно ускоряясь, тогда я отпустил шпильки, предоставив горячему жеребчику самому следить за ногами. Сам я занялся нежными сосочками Юленьки. Теребил их для поднятия настроения.

— Вот так, милая. Какая ты у меня красавица, — возбуждённо шептал я ей.

Собственно, ничего больше и не требовалось. Парень не хотел ударить в грязь лицом, боялся отстреляться слишком быстро. Поэтому делал небольшие паузы, растягивал удовольствие. Простора для манёвра у него не было: эта поза — всё, что я обещал ему на первых порах. В очередной раз ускорившись после небольшой паузы, он откинулся назад, вцепился в Юлины бёдра и, мощно орудуя руками и торсом, со стоном кончил, вогнав в неё свою колбасу до конца. Юля стискивала мою руку ещё сильнее, пока он кончал.

Потом парень ушёл, и я вернулся к Юленьке. Стянул с неё балаклаву. Она была вся зарёванная, лежала на диване, свернувшись в калачик.

Я целовал её лицо весь вечер, клялся в любви, снова приглашал на танец деву в красном платье, заигрывал с мандаринкой. Юля не сразу оттаяла. Только через пару дней она начала нормально реагировать на мои шутки.

***

Через неделю всё повторилось с той лишь разницей, что мне не нужно было больше говорить, что кому делать. Я уже не теребил сосочки, как в прошлый раз, и парень, не стесняясь, трахал Юленьку так, как ему нравится. Мы поменяли позу, и он взял её сзади. Так и кончил: вцепившись в её бёдра, подстёгивая Юлю звонкими шлепками, от которых она, по моим заверениям, была без ума.

Юленька оттаяла к концу вечера. Она научилась забывать. Ещё один важный навык в приручении. Но пока она не знала, что ей предстоит.

Поначалу наши встречи проходили раз в неделю. Но постепенно я добавил ещё одного жеребчика-любовника (про себя я называл их клиентами). Я уже не обсуждал с Юлей, хочет она этого или нет. Просто поставил её перед фактом: завтра у нас встреча в восемь.

И всё повторилось с другим мужчиной, только Юленька уже не стеснялась и делала всё то, чему научилась: раздевала мужчину, брала его за член, активно работала ручкой, пока член не становился каменным, параллельно мяла яички, потом вела мужчину за собой на диван, раздвигала перед ним ноги.

Стеснялся мужчина. Для него трахать чужую жену в балаклавах при муже было в диковинку. Но Юля отлично возбуждала своей внешностью, биографией фотомодели и странным фетишем — трахаться с незнакомцами в балаклавах.

Я поменял её образ, чтобы первый номер не заскучал. Теперь она была пушистым зайчиком в белом белье, белой балаклаве и меховыми браслетами на запястьях, щиколотках и шее. Второй номер только начинал знакомиться с чёрным лебедем.

Я уже не держал Юлину голову у себя на коленях и давал возможность клиенту самому решать, как он хочет трахать неудовлетворённую фотомодельку. Я только следил за чётким соблюдением правил, регламента и незаметно мастурбировал.

Со временем я добавил ещё одного клиента. И ещё двух. Только Юленька уже не различала их. С момента первого контакта прошло четыре месяца и не меньше тридцати встреч.

Временами Юленька противилась.

— Всё хватит, я устала, — говорила она в слезах.

— Да, конечно. Давай прекратим это, — и я уходил с концами. На звонки не отвечал. Через четыре дня она присылала мне слёзную смс-ку:

«Я хочу опять».

Мы возвращались к прежним играм. Иногда мы пропускали по два клиента за вечер. Иногда делали два-три дня отдых. Теперь периодически даже я уставал и только следил за временем. Когда Юля освобождалась, я вызывал следующего любовника. Они подходили к определённому времени и ждали моего звонка где-нибудь во дворе.

Это были здоровые накачанные молодые ребята, не обременённые отношениями, готовые прийти на помощь мужу-импотенту. Лентяи по женской части, мечтающие отведать фотомодельной любви. Они быстро учились. Уже со второго раза ничего не стеснялись. Кроме того, я начал делать заказы: «моя жена хочет сегодня пожёстче», или: «она хочет попробовать связанной на полу». Гормоны у них так и хлестали, они трахались как кони. Юля едва успевала перевести дыхание и попить водички между сеансами. Она не очень-то возбуждалась, и я заставил её начать использовать смазку.

Клиент требовал анала. Снова истерика. Снова «давай — до свидания». Снова неделя отпуска. Но потом опять заветная смс-ка.

И вот она: нежная дырочка готова к эксплуатации. Я сам её разрабатывал: сначала кончиком фломастера, потом маркером, потом свечкой, закончили большим зелёным огурцом. Перед запуском в производство я трахнул Юленьку в попку, и она совсем не испытала боли. С течением времени, она вообще перестала чувствовать боль, не вздрагивала как раньше от шлепков. Делала всё молча, на автомате так, что клиент даже начал жаловаться: «Лежит, как полено!»

Но что я мог поделать? Она стала менее чувствительной даже со мной. Её уже не возбуждали приглашения потанцевать с девой в красном. Кончала она вяло или совсем не кончала, постоянно жаловалась на боли в спине, головные боли.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх