Настя и Мелисса. Часть 2

  1. Настя и Мелисса. Часть 1
  2. Настя и Мелисса. Часть 2
  3. Настя и Мелисса. Часть 3
  4. Настя и Мелисса. Часть 4
  5. Настя и Мелисса. Часть 5

Страница: 1 из 2

Прополоскав рот с мылом и кое-как приведя себя в порядок, Настя выскочила из здания и побежала к автомобильной стоянке. К счастью, кампус, предоставленный ей администрацией колледжа находился недалеко — иначе расстроенная, плачущая от боли и унижения Настя неизбежно попала в аварию или, как минимум обратила на себя внимание копов. Захлопнув за собой дверь, русская красавица рухнула ничком на кровать и разрыдалась в голос, вновь и вновь переживая происшедшее.

Весь уик-энд она провела дома, сказавшись больной, она отменила все встречи и больше не отвечала на звонки. В голове лихорадочно скакали мысли — пожаловаться на Мелиссу в администрацию колледжа, обратиться в полицию, перевестись в другой колледж, в другом городе, а лучше штате, плюнуть, наконец, на эту Америку и уехать в Россию.

Однако Настю тревожили мысли об огласке, что неизбежно последуют за этими действиями — что будет с ее педагогическим авторитетом, если студенты и преподаватели узнают, что ее поимела какая-то черная хулиганка? Даже если все это и не выйдет наружу — ее репутация все равно окажется испорченной. А если о ее позоре узнают в России — представив лица родных и друзей, Насте стало дурно. К тому же Мелисса наверняка будет все отрицать, упирая на то, что русская училка дискриминировала ее по расовому признаку — причем ей даже не придется врать. Всегда честная сама с собой, Настя не могла не признать, что заигралась, наплевав на местные правила игры и черная студентка поступила, по — справедливости, поставив ее на место. И — странное дело — сама мысль о том, что ее «опустили» за дело приводила Настю в постыдное, но сладостное возбуждение. Она часами стояла под горячим душем, до красноты отдирая губкой задницу и влагалище, пытаясь вымыть малейшие следы чужого проникновения; перепробовала все освежители для рта, чтобы избавиться от солоноватого привкуса. Но тщетно — стоило ей лечь в кровать, как она вновь и вновь вспоминала ощущение упругих черных бедер, сжавших ее голову влажных половых губ, прикасавшихся к ее губам, побои и ругательства, которыми награждала ее черная спортсменка. И, вопреки всему, это заставляло лоно Насти увлажняться, ее тонкие пальцы невольно проскальзывали между ног, лаская клитор. Сладострастные стоны вперемешку с жалобными всхлипами, срывались с искусанных губ, пока сгорающая от стыда Настя ласкала себя, запуская пальцы в течную дырку, раз за разом орошавшую простыню любовными соками.

Так и не решившись ни на что, запутавшаяся Настя в понедельник утром села за руль и поехала в колледж, чтобы успеть к первой паре. Припарковавшись, она открыла дверь своей машины и хотела выйти, когда на лицо ей упала чья-то тень.

— Привет, — белые зубы сверкнули на черном лице, — я ждала тебя. Я присяду?

Не дожидаясь разрешения, Мелисса плюхнулась на сидение, оттеснив забившуюся в угол Настю. Сильные черные пальцы, преодолевая слабое сопротивление, скользнули за ворот блузки. Глаза Мелиссы гневно сузились, она сердито посмотрела на съежившуюся учительницу.

— Ты в лифчике?! Дрянь! — звонкая пощечина вышибла звезды из глаз Насти, — ты что думала, с тобой шутят, шлюха?! Ну-ка, задери юбку.

— Мелисса, это зашло слишком далеко, — попыталась возразить Настя, — я буду...

— Быстро сука! — очередная пощечина обожгла лицо русской красавицы. Со слезами на глазах Настя приподняла юбку, открывая белые кружевные трусики.

— Значит, так, да? — черная ладонь сильно хлопнула по нежному холмику, — решила, что меня можно игнорировать? — Настя взвизгнула, когда ее ущипнули за промежность.

— Мелисса, я...

— Молчать, дрянь, — что-то щелкнуло в руках черной девушки и Настя с ужасом увидела блеск лезвия. Она дернулась, когда холодная сталь коснулась ее щеки.

— Тихо дура, — зло сказала Мелисса, проводя лезвием по нежной коже. Настя невольно сглотнула, когда нож коснулся ее шеи. Второй рукой негритянка расстегивала пуговицы на блузке. Вот она поддела лезвием бретельку лифчика и разрезала ее.

— Так намного лучше, — улыбнулась она, срезая вторую бретельку и высвобождая полные груди. Улыбнувшись испуганной девушке, афроамериканка потянулась вперед и затянула губами нежный сосок. Настя затрепетала, чувствуя, как полные губы и жадный язык играют с ее сосками и ощущая, что тело в очередной раз предает ее. Пальцы Мелиссы скользнули ей между ног, отгибая резинку трусов и проникая внутрь.

— Да ты мокрая, сучка, — воскликнула Мелисса, отстранившись от грудей Насти,. — я так и думала, что тебе это нравится.

Он поднесла мокрые пальцы к губам русской девушки и заставила ее облизать их.

— Вообще, я предвидела, что у тебя не хватит ума отнестись к моим словам серьезно, — продолжала Мелисса, — и поэтому прихватила одну вещичку для вправления мозгов.

Она порылась в сумочке и, на глазах изумленной Насти, достала оттуда большое яйцо.

— Я достала это из гнезда аллигатора, — улыбнулась Мелисса оторопевшей девушке, — по моим подсчетам он должен вылупиться на днях, может даже сегодня. Главное — чтобы было тепло и влажно.

Похотливо улыбаясь Мелисса приспустила трусики Насти до колен.

— Ноги раздвинь, сучка! Живо! — Мелисса с силой хлопнула учительницу по внутренней стороне бедра.

— Пож... пожалуйста, — хныкнула Настя, раздвигая ноги и косясь на находящийся рядом с ее лицом нож. Тихо всхлипывая, она смотрела, как чернокожая мучительница медленно проталкивает внутрь нее яйцо. Смазанные стеночки влагалища хлюпнули, принимая внутрь твёрдое тело, легшее как влитое. Когда половые губки сомкнулись над чужеродным предметом Мелисса убрала руку и натянула на Настю трусики.

— А теперь выходи, — Мелисса слегка кольнула в бок Настю острием ножа и та поспешно начала выбираться из машины, — да помедленнее, не раздави его. Они вылупляются уже с зубами. И уже голодные, — добавила Мелисса, весело глядя на готовую грохнуться в обморок Настю.

Когда они вышли из машины, черная девушка встала рядом с русской учительницей и зашептала ей на ухо.

— Не вздумай вынимать яйцо — даже если тебе и удастся запихнуть его обратно, я запомнила, как оно лежало. Увижу, что ты это сделала — изобью до полусмерти. И жаловаться не вздумай — я скажу, что ты врешь, потому что ненавидишь черных — и у меня полным-полно свидетелей, что это так. А потом я тебя распишу — Мелисса покрутила ножиком перед лицом Насти, — так, что тебе придется всю оставшуюся жизнь скрывать лицо. Так что без глупостей, — Мелисса хлопнула Настю по попке и та невольно вздрогнула, чувствуя как тяжело шевельнулась тяжесть в паху.

— Мелисса, — всхлипнула Настя, в последней попытке договориться, — не надо...

— Все мисс Ковалефф, — очередной шлепок по заднице подтвердил, что разговор окончен, — нам обеим пора на пары. Вечером приходи в раздевалку в спортзале — если будешь хорошо себя вести, я может и решу не оставлять тебя наседкой на ночь.

Мелисса развернулась спиной и поспешила к входу. Вслед за ней, слегка расставив ноги и стараясь не делать резких движений, ковыляла плачущая Настя.

Весь учебный день для Насти прошел как в кошмарном сне. Ей казалось, что все смотрят на нее отмечая ее нелепую, замедленную походу «враскоряку». На парах она сидела, откинувшись на спину стула, слегка раздвинув ноги и стараясь лишний раз не шевелиться. Ее ученики вполголоса удивленно переговаривались, в то время как русская девушка обливалась холодным потом, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. Каждый случайный треск заставлял замирать сердце в ее груди, каждую минуту она ждала, что яйцо расколется и попавшая в ловушку ее влажной плоти тварь вцепится зубами в ее нежные складочки, прогрызая путь наружу. Не забывала Настя и об угрозах Мелиссы — ей постоянно казалось, что яйцо натягивает ткань ее трусиков и вот-вот вывалиться наружу. То и дело Настя, заливаясь краской, незаметно от класса запускала руку между ног, чтобы осторожно запихнуть назад чужеродный предмет.

Самым суровым испытанием для нее оказался урок русского языка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх