Слухи

  1. Слухи
  2. Секреты

Страница: 3 из 4

заказы с рынка. Опять же слухи — никто не мог ничего доказать, а как по мне — лучше иметь под рукой человека, который таскает тебе 9 из 10 прибыльных заказов, чем делает это для конкурентов.

Вообще слухи — страшная вещь. Слухи определяют наше отношение к человеку. Слухи регулируют наши планы на жизнь. Слухи решают, по какому курсу будет завтра торговаться нефть на мировой бирже.

Слухи.

Первые последствия злополучного контракта настигли меня во время обеда в недорогом ресторане, который разместился в здании нашего офиса. Заказанный стейк вызывал у меня приступы дурноты, а улучшению настроения нисколько не способствовало появление за моей спиной молодых девчушек из маркетингового отдела. С первых слов стало понятно, что слухи о том, как я выбил документы из Асии, каким-то образом уже добрались до наших. Переместившись за широкую колоннаду, я слушал быструю речь белокурой сучки, которая быстро пересказывала последние новости рыжеватой шатенке из бухгалтерии.

— Документы нам курьер подвез, сама я его не видела, но у меня даже сомнений нет, как они этот договор подписали. Я еще в том году слышала от Хакрасова, который к ней с подношениями от их директора ездил — нихуя у них не получилось. Я с ним тогда тесно общалась, он мне всё рассказал. Старая сука мужиков по жизни недосчиталась и теперь прыгает на каждого встречного. Ну как бы Ермаков заставил ее подписаться? У него ни харизмы, ни хуизмы, только член, как компас на пиздёнки смотрит — не брезгуя грязными словечками, Алёна (откуда я знаю, как ее зовут?) попала не просто в бровь — в глаз.

Я почувствовал, как к лицу прилила кровь. Вскочив на ноги, я дождался пока две сплетницы отойдут к раздаче и выбежал из зала.

«Да насрать кто что думает. Мне с этого контракта минимум миллион скинуть, минимум! Что мне за дело до этих овец на окладе?»

Я добежал до туалета и быстро ополоснул лицо холодной воды. Несколько капель улетело на брюки, но я не обратил на это никакого внимания. Несмотря на попытки убедить себя, что ничего страшного, в общем-то, не произошло, внизу живота возникло странное сосущее чувство, холодной волной поднимающееся вверх вдоль позвоночника, затягивая в себя внутренние органы и неприятной склизкой субстанцией покрывающее мою кожу.

***

Внезапно светомузыка куда-то исчезла и я увидел перед собой смутно знакомую девушку — вроде бы раньше видел ее в управлении, но кем она работала, а уж тем более как ее зовут, сейчас я вспомнить был категорически не в состоянии.

— Саш, ты чего тут сидишь? Пошли к нашим, ты сегодня герой дня! — красиво улыбнувшись, она взглянула на меня светлыми глазами, но от ее слов меня вновь бросило в холодный пот.

— Сашуль, ты в порядке? — с удивлением она провела рукой по моему лбу и кажется нахмурилась. — Ты под балдой что ли?

Отрицательно помотав головой, я собрал всю волю в кулак и, молча отстранив рукой Настю, — вспомнил! — медленно двинулся к выходу. Неожиданная горечь во рту и сильнейший приступ тошноты изменил мои планы и вынудил броситься к ближайшей двери прямо за баром. Не разбирая, мужской или женский это клозет, я вскочил в открытую кабинку и выблевал весь выпитый алкоголь. Медленно сполз вдоль стенки на пол — мои ноги категорически отказывались держать меня, а сердцебиение отдавало в виски, в кончики пальцев, в спину — еще немного и я весь превращусь к клубок кардиомиоцитов, сокращаясь в такт мощным басам 150 раз в минуту.

Сзади раздался шорох бумаги и кто-то заботливо протянул мне салфетки. Ничуть не смущаясь, Настя вошла в кабинку и спокойно наблюдала за мной, словно за интереснейшим экспонатом в зоопарке.

— А я-то удивилась, чего это тебя в женский туалет потянуло — шепотом протянула она, присаживаясь рядом на корточки. — Что-то произошло?

Я смотрел на нее, на закрытую дверцу из тонкой фанеры и старался обрубить все мыслительные процессы, желая лишь одного — оказаться дома под одеялом. Кажется, Настя угадала мои мысли, но женские голоса снаружи не дали бы нам осуществить побег незамеченными. Не без помощи девушки я таки сел на фаянсового друга и не возражал, когда она села на мои колени. Молча поглаживая по голове, она заставила мое сердце биться чуть тише, а я, повинуясь незримому влечению, положил голову на ее грудь, отчетливо ощущая биение сердца. В противовес прокуренному насквозь клубу от нее пахло чем-то медово-молочным и мне даже показалось, что я нахожусь где-то очень далеко отсюда, посреди цветочного поля в пик его цветения — ничего подобного современным жителям мегаполисов ощутить уже не удастся, если они не выберутся за МКАД на пару сотен километров.

Не помню, сколько мы так просидели — кажется, я провалился в спасительное забытие, а очнулся уже на заднем сиденье машины. Передо мной сидели мужчина и та самая Настя. Ощутив на себе мой взгляд, она повернулась и что-то спросила у меня. Я помотал головой, давая понять, что не готов вступать в контакт и вновь провалился в спасительную темноту.

***

Что-то больно резануло по глазам и я рефлекторно отвернул голову от источника беспокойства. Кое-как приоткрыв один глаз, я попытался зацепиться взглядом за окружающие предметы, но меня окружало сплошное белое марево. Только пару минут спустя я начал различать очертания предметов... Но вот странность: стены, потолок, небольшой шкаф, дверь — всё было абсолютно белого цвета, а главным раздражителем служило солнце, светящее через панорамное окно. Я лежал на широкой кровати, укрытый белым же одеялом. Это место определенно было мне незнакомо и я совершенно не мог понять, каким образом мне удалось сюда попасть. К вящему удивлению, из одежды на мне были лишь трусы. Голова не то, чтобы раскалывалась, но определенно была на меня обижена за вчерашние возлияния. Еще болел желудок и почему-то жгло горло. Привстал на локтях и попытался найти брюки или хотя бы рубашку, однако на рядом стоящем стуле обнаружилась лишь белая футболка и — внезапно — черные шорты. Медленно перебирая слабыми ногами, я попал в длинный широкий коридор и пошел на звуки посуды и потрясающие запахи еды. Настя нашлась за третьей по счету дверью: стоя спиной ко мне, она что-то готовила у плиты. Одетая в серые облегающие брючки и такую же, как у меня, футболку, она определенно вызвала бы у меня стойкий во всех смыслах интерес, если бы не ощущение помойки во рту и стойкое желание принять душ.

— За спиной дверь — коротко бросила она, не отрывая глаз от сковородки.

Вода магическим образом вернула меня к жизни, смыв все воспоминания о минувшей ночи. На широкой тумбе обнаружилась запечатанная зубная щетка, гель для бритья и одноразовая бритва. На кухню я вернулся вполне довольный жизнью и готовый съесть всё, что попадет в мои руки. Приняв немое приглашение присоединиться к уже завтракающей хозяйке квартиры, я провел следующие 10 минут в полном молчании.

Вскоре я бродил по гигантской двухэтажной квартире, отмечая явно немалые денежные вложения — один лишь стеклянный люк в потолке стоил, по моим прикидкам, не меньше миллиона. Настя застигла меня в комнате, переоборудованной под тренажерный зал. К моему удивлению, больше места тут отводилось свободным весам, нежели тренажерам — необычно для девушки.

— Не желаешь вздрочнуть мышцу? — с усмешкой осведомилась Настя, без особого напряга поднимая над головой 16-килограммовую гирю. Я опасливо покосился на девушку, свободно выполнявшую упражнения, название которых я бы не вспомнил даже под страхом смерти.

Посчитав импровизированную разминку завершенной, Настя взяла меня под руку и неспеша повела через всю квартиру в некое подобие массажного кабинета, но помимо специального стола в нем стояли мягкие пуфы и огороженная площадка в углу из мягкого покрытия. Настя легла на пол и похлопала рукой рядом, ожидая, когда я разделю с ней этот маленький дзен-буддистский ритуал. Делать нечего и вот мы уже лежим головами друг к другу. До сих пор я так и не понял, чего Настя от меня добивалась, однако первый же вопрос всё расставил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх