Амстердам. Три дня Содома. День первый

  1. Амстердам. Три дня Содома. Пролог
  2. Амстердам. Три дня Содома. День первый
  3. Амстердам. Три дня Содома. День второй
  4. Амстердам. Три дня Содома. День третий. Квартал «Красных фонарей»
  5. Амстердам. Три дня Содома. День третий. Оргия в кинотеатре

Страница: 4 из 7

Лариса, и нервно взглянула на часы, — где болтается этот охламон?!

— По-моему, Денис еще девственник, — предположила Ольга, быстро сменив тему, и бросив на мужа уничтожающий взгляд, — он в аэропорту так пялился на твою грудь...

— Твой муж тоже постоянно пялится на мою грудь, — парировала Лариса, приосанившись, — однако он такой же девственник, как... А-а-а, вот и наш знаток голландского языка!

Лариса, не договорив фразы, посмотрела наверх: по лестнице спускался Денис, облаченный в серый костюм-тройку, белую рубашку и галстук в тон пиджака. Его волосы были зачесаны назад и так густо намазаны гелем, что его голова блестела в свете искусственного освещения отеля как яйца у кота.

— А вот и наша светлая голова, — сказала Лариса, с неодобрением осматривая прическу Дениса, — пора ехать на встречу. Иди, милый, вперед и освещай нам путь...

...

Вот уже битый час они сидели в маленьком офисе, затерявшемся на втором этаже старинного особняка с красной черепичной крышей. Переговоры затягивались, и Андрей уже триста раз пожалел, что поехал вместе со всеми. У него был шанс официально отхилять от международного симпозиума по вопросам относительно честного отъема денег у граждан скандинавских стран, но после обеда был запланирован поход в бар, где подавали марихуану на блюдечке с голубой каемочкой, и Андрей боялся пропустить это знаменательное событие: был риск, что все накурятся без него.

Лариса что-то убедительно втирала Хуго ван Рейну — полноватому лысому дядьке неопределенного возраста сильно за пятьдесят, с серьгой в ухе, и со странной татуировкой на жирной шее в виде темно-синей колючей проволоки, «разорванной» в трех местах. Когда чудаковатый бизнесмен в пылу полемики снял пиджак, Андрей обратил внимание на странные бугорки под его рубашкой на месте сосков: они были продолговатой формы и размером с сигаретный фильтр.
На это образование под одеждой обратила внимание и Ольга: она, нет-нет, да и с интересом посматривала на этот экзотический экземпляр с берегов Северного моря и окрестностей.

Похоже, что Лариса уже выбилась из сил: в процессе диалога, который слово в слово переводил набриолиненый девственник, Лариса расстегивала по одной пуговице на своей кофточке, постепенно обнажая знаменитую грудь, пытаясь отвлечь его (или убедить) в правильности своих аргументов. Дядька, судя по тому, что снял пиджак и все равно продолжал усиленно потеть, был правильной ориентации, но Ларисе явно не хватало аргументации и убедительности в своей очередной афере: он никак не желал расставаться с деньгами.

Уже и Денис стал нервно поглядывать на свою хозяйку, переводя одни и те же аргументы по третьему кругу, уже и грудь авантюристки была почти полностью обнажена и выставлена на продажу, сверкая безупречным кружевным бельем, и у Андрея уже челюсть от скуки стала выскакивать из уключин, рискуя вывихнуться окончательно. Только Ольга сидела невозмутимо, иногда одаривая лысого упрямца милой улыбкой: она ждала своего часа и не понимала в происходящем абсолютно ничего.

Лариса продолжала вяло отстаивать свою позицию, когда Хуго взял тайм-аут и вышел из кабинета — видимо, поссать. Она тут же наклонилась к Ольге, и горячо зашептала:

— Давай, родная, твой выход! Не знаю, как, но убеди его сотрудничать с нами. Этот старый говнюк любит баб, но просто смотреть на сиськи ему, видимо, уже недостаточно, — продолжила Лариса, застегивая свои перси, не пригодившиеся в этом раунде переговоров.

— А что я могу сделать? — Удивленно спросила Ольга, косясь на Андрея.

— Не знаю, — сухо отрезала Лариса, — делай, что хочешь, но мы должны уйти отсюда с подписанным контрактом. Поездку надо отрабатывать, милая моя, а не просто ебстись на каждом углу в свое удовольствие!

Ольга покраснела и промолчала, испуганно посмотрев на мужа. «Сейчас начнется что-то интересное», подумал Андрей, надеясь получить достойное зрелище в качестве вознаграждения за бестолково проведенное время в душном кабинете.

Они сидели за узким длинным столом, с одной стороны которого была делегация повстанцев, а с другой восседал мерзкий Джабба Хат, отлучившийся отлить по местному голландскому обычаю. Наконец он вернулся, и занял место напротив Ольги по другую сторону стола, улыбнувшись ей ослепительной улыбкой всеми своими шестнадцатью зубами. рассказы о сексе Лариса сделала Ольге страшные глаза и опять завела свою шарманку, в которой рефреном звучали слова: «Какое небо голубое — мы не сторонники разбоя».

Ольга нервно кусала губы, боясь гнева Лариски, и не желая лишиться обещанного бонуса, но ей ничего не приходило на ум. Не трахнуть же его во время переговоров, в самом деле — еще неправильно поймет. Да и, трахнувшись, тем более не подпишет ничего, заранее получив желаемое.

Ольга сняла туфли, чтобы отдохнули ноги пока она сидит за столом, и вытянула их вперед, слегка потянувшись и разминая затекшие мышцы. И задела ногой бизнесмена, сидящего напротив: стол был столь узок, что можно было незаметно пнуть собеседника, если, например, выражаешь некоторое несогласие с его позицией. Хуго ван Рейн опять улыбнулся Ольге, и тут ее осенило.

Она сползла со стула вперед и осторожно протянула ногу. И сразу же наткнулась на бедро ван Рейна. Старая калоша даже виду не подал, что почувствовал манёвр миловидной блондинки, а просто молча взял ее ногу и положил себе на член. Воодушевлённая своей маленькой победой, Ольга, вцепившись двумя руками в сидение стула, протянула вторую ногу, которую с недюжинной грацией подхватил речной капиталист. Ольга стала осторожно гладить его промежность своими ступнями, учась премудростями фут-фетиша на ходу: раньше ей не приходилось пинать хуи ногами.

Амстердамский пенсионер оказался прост, как три рубля: он тупо расстегнул ширинку и извлек оттуда видавший виды обрубок, украшенный пирсингом в самых интересных местах: уздечка была пробита толстым стальным кольцом, а мошонка — подковообразной загогулиной, торчащей наружу маленькими рожками из отвисших яиц.

Конечно Ольга всего этого не видела, но пальчиками ног ощутила некоторые странности на мужском члене, и, грешным делом подумала, что голландский хуй устроен иначе, чем отечественный продукт для размножения и ебли. Хуго ван Рейн, привычным движением обхватил Олиными ступнями своего ветерана, украшенного боевыми наградами за взятие пёзд всех калибров и мастей, и стал медленно дрочить, повернув к Ларисе заинтересованное лицо.

Ольга не ожидала столь быстрого развития событий и с трудом удерживала равновесие: ее руки затекли, и она готова была рухнуть под стол в любую минуту. Андрею показалось странным поза жены, и он, заглянув под стол, обомлел: она ступнями дрочила нечто, увенчанное кольцами и перстами, как у заправского рокера: за член это принять можно было лишь с большой натяжкой.

Видя плачевное положение своей благоверной, верный супруг пришел ей на помощь: временно оттащив старательную Ольгу от нового развлечения, он пересел на ее место, и посадил жену к себе на колени. Она посмотрела на него с благодарностью, и тут же съехала под стол, ухватив старикана ступнями за причинное место, а то он уже стал подавать признаки недовольства. Ее платье задралось, обнажив красивые бедра, и тут уже речь Дениса стала сбивчивой и невнятной: едва придя в себя после сисястого стриптиза своей хозяйки, он с изумлением уставился на голые Олины ноги.

К счастью, дело сдвинулось с мертвой точки, и приближалось к счастливой развязке: Хуго стал одобрительно кивать, не выпуская женские ноги из рук. Лариса на всякий случай опять расстегнула свою кофту до пупа — хуже не будет! — и никак не могла нарадоваться на подругу. Она молила небо только об одном: чтобы старый хрен не кончил раньше времени, пока не подпишет контракт. Лариса сделала Ольге знак, чтобы та остановилась: лицо Хуго ван Рейна к этому времени налилось кровью, и он уже не слушал бормочущих Ларису и Дениса, который ...  Читать дальше →

Показать комментарии (42)

Последние рассказы автора

наверх