Бесстыдный шоппинг

Страница: 1 из 7

Я люблю своего мужа. И он мне отвечает взаимностью — я это чувствую постоянно. У нас счастливая семья, хотя это редкость в наше время. Конечно, у нас бывают разногласия — у кого их нет! — но мы никогда не опускались до оскорблений и взаимного унижения. Не было вопросов, по которым мы не могли бы договориться. Но больше всего мы боялись пройти «точку невозврата» — измену. Предательство казалось нам страшным грехом, способным разрушить наши отношения. До сегодняшнего дня...

Вкусный запах разливался по комнате гостиничного номера. Я сладко потянулась в постели, и открыла глаза. В спальне перед кроватью стоял мой муж Сергей с подносом: на нем стояли несколько накрытых крышками тарелок, и дымилась чашка ароматного кофе. Он поставил поднос мне на колени и поднял крышки: под ними оказались канапе с сыром, вазочка с вишневым джемом и французская булка с хрустящей корочкой. Я восхищенно улыбнулась.

— Это мне, милый? — спросила я, несмотря на очевидность ситуации.

— Тебе, Вика, — Сергей присел рядом на краешек кровати, — с добрым утром, любимая!

— Тогда покорми меня, — я «капризно» надула губки, и, подняв руки, поправила волосы.

Одеяло тут же съехало вниз, обнажив груди — я сделала вид, что этого не заметила. Заведя руки за спину и прогнувшись вперед, я передернула плечами, и лукаво посмотрела на Сергея. Груди заколыхались, и Сергей уставился на них — он всегда любовался их красотой и внушительными размерами. Муж отломил кусочек булочки и, обмакнув в джем, поднес «вкусняшку» к моему рту. Я откусила кусочек, и запила глотком обжигающего напитка — кофе действительно был восхитительным. Немного джема капнуло мне на грудь, и он стал стекать вниз, оставляя сладкую дорожку. Я посмотрела на мужа, и он понял меня без слов.

Отодвинув поднос в сторону, он наклонился и стал слизывать сладкие следы, неудержимо приближаясь к вершинам выпуклостей. У меня очень чувствительные соски, и он знал это. Я успела только поставить чашку с горячим кофе на прикроватную тумбочку, как почувствовала жаркую волну между ног: Сережа уже сосал и нежно покусывал мои соски. Я случайно бросила взгляд на поднос, на котором вперемешку лежали канапе и куски французской булки: под тарелкой лежал какой-то конверт.

— Что это? — дыхание мое сбивалось, и я старалась справиться с нахлынувшими ощущениями и не потерять сознание от удовольствия.

Я была сильно возбуждена, и мне стало жарко. Я откинула одеяло и перед моим супругом открылась непристойная картина: мои ноги, согнутые в коленях, были раздвинуты, и между ними блестела моя влажная киска. Сергей придвинулся к раскрытым бедрам, и показал мне язык, которым он, дразня, игриво затрепетал в воздухе.

— Это мой подарок тебе на нашу годовщину, — сказал он и погрузил лицо в мою промежность.

— Я думала, что поездка в Москву, вчерашний ужин в дорогом ресторане, и чудесная ночь в этом фешенебельном «Хилтоне» и есть твой подарок, — прошептала я, уже плохо соображая, что происходит вокруг: мое желание заняться любовью становилось нестерпимым.

Рукою я нечаянно опрокинула вазочку с джемом, и она перевернулась. Пока я извивалась под ласками любимого, я вся перемазалась в десерте: вишенки стекали по моим бедрам и лобку, и Сергей ловил их губами, играя ягодками на клиторе и на моих влажных губках.

— Фредерик Бегбедер писал, что любовь живет три года, — муж оторвался на мгновение от испепеляющих ласк и посмотрел мне в глаза, — вчера, как ты помнишь, мы отмечали трехлетие нашей совместной жизни.

Он нежно ввел два пальца в мое лоно, и надавил на внутреннюю стенку лобка. Я задохнулась от наслаждения и стала непроизвольно двигать бедрами, насаживаясь на его пальцы.

— Я не хочу, чтобы он оказался прав в нашем случае, и с сегодняшнего дня начинается новый этап наших отношений, — с этими словами Сергей нагнулся и стал быстро двигать по набухшему клитору кончиком языка, не вынимая пальцы из моей вагины, — вчера был первый день «новой эры», сказал он, на мгновение оторвавшись от потрясающей ласки, — в этом конверте — продолжение.

Он стал всасывать клитор, то быстро лаская языком его головку, то глубоко засовывая язык во влагалище — пальцы уже переместились к этому времени в мою попку, растягивая пульсирующую от наслаждения дырочку. Я схватила его голову и вдавила между ног, не задумываясь о том, есть ли у него там возможность дышать. В пароксизме наслаждения я билась своим лобком об его лицо, чувствуя, как иногда помимо языка в меня проваливался его греческий нос.

Я начала кричать, забыв о конверте, о новом продолжении нашей жизни, обо всем на свете: меня накрыл такой мощный оргазм, что я испугалась, как бы ни захлебнулся в выделениях мой благоверный. Но, слава Богу, все обошлось: я судорожно кончала ему в рот, а он пил меня и улыбался...

— Что там? — спросила я, вертя конверт в руке, слегка испачканный вишневым джемом. Я уже пришла в себя и расслабленно лежала на боку, ласково глядя на супруга, и перебирая его напряженное достоинство пальчиками: он так и не разрядился.

— Деньги, — сказал он.

— Деньги? — удивленно переспросила я, перестав на мгновение дрочить его, — какие деньги?

— Тебе. На твои милые глупости, — сказал он, сжал мою руку, и продолжил двигать ею по члену, — после завтрака пойдем по магазинам.

— Шоппинг! — взвизгнула я, не помня себя от радости, и лихорадочно стала прощупывать конверт: он был подозрительно тощим. — Сколько здесь? — деловито спросила я, опять забыв о своей любимой «игрушке».

— Пятнадцать тысяч, — ответил Сергей, и передвинул мою руку к себе на мошонку.

«Да... Этих денег действительно хватит только на «милые глупости», не больше», я немного расстроилась.

— А куда мы пойдем? — я старалась не подавать вида, что не так представляла себе «праздничный шоппинг», и возобновила ласки: в конце концов, он тоже должен получить удовольствие, несмотря на его скромный вклад в «милые глупости».

— В какой-нибудь большой торговый центр, — муж устроился поудобнее у меня в руке, — я хочу, чтобы ты купила себе самые лучшие шмотки.

— На пятнадцать тысяч?! — не удержавшись, воскликнула я.

Сергей непонимающе уставился на меня, потом взгляд его стал сочувствующим: так обычно смотрят на круглых идиоток. Он взял у меня конверт, открыл его, и достал оттуда красивый листок, похожий на акцию или на облигацию.

— Здесь Сертификат на пятнадцать тысяч евро, — пояснил Сергей, — это... Больше миллиона рублей. Этого разве недостаточно?

Я непроизвольно сжала его яйца так, что он вскрикнул и обиженно посмотрел на меня. Затем торопливо наклонилась к нему и молча вставила его головку себе в рот. Я стала сосать его член с таким благодарным остервенением, что удивленный супруг кончил в рекордно короткие сроки. Я продолжала лизать, сосать, целовать его гениталии до тех пор, пока он испуганно не отстранился. Я опять поползла к нему, хищно улыбаясь: у меня перед глазами стоял миллион, который я могу потратить на «нехилые глупости», и я готова была затрахать его до смерти.

— Дорогой, я тоже хочу, чтобы для тебя с сегодняшнего дня наступил новый этап наших отношений, — я целовала его везде, куда могла дотянуться пока он шарахался от меня по всей кровати, — что ты хочешь?

— Давай ты пойдешь по магазинам без трусов, — тут же выпалил он, как будто это мысль давно не давала ему покоя.

— Хорошо, любимый, как скажешь, — сказала я и подумала: «Боже, какой он еще ребенок — это всего делов-то?».

— И давать мне будешь везде, где я захочу, — быстро добавил он.

— Везде. Где ты захочешь, — эхом отозвалась я, и потерлась лицом об его грудь.

В дверь постучали: это пришла горничная убирать номер. Миловидная девушка, увидев нас, собралась уходить, пообещав зайти попозже. Сергей жестом остановил ее, предложив остаться, и горничная стала приводить номер в порядок, не обращая на нас никакого внимания. После нашей безумной ночи и не менее бурного утра,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх