Бэтгерл против Сиськомэна

Страница: 5 из 19

одел хирургические перчатки, достав большой тюбик крема. Она легла спиной на маленькую койку, а профессор выдавил большую порцию крема на свои пальцы. Барбара снова задрожала, когда гель оказался на её груди. Медленно и чувственно, он начал массировать её сиськи, полностью покрывая полные, упругие шары блестящим кремом. Очередная порция геля, и снова он помял её сиськи, пока крем не растворился в коже, потом процесс повторился. Его опытные пальцы уделили особое внимание соскам. Он крутил их до тех пор, пока крем не впитывался в темные ареолы и жестко вставшие соски. Ему потребовался почти целый час, чтобы использовать весь гель из тюбика. У Барбары побелели костяшки пальцев, которыми она плотно сжала простынь. Бедра она держала плотно сведёнными вместе, словно пыталась ими потереть свою киску, и даже небольшая испарина покрыла её лоб и верхнюю губу.

— На сегодня все, милочка. Все в порядке?

— Да... да... спасибо, профессор, — задыхаясь сказала она, проигнорировав лифчик, и сразу набросив на себя рубашку.

— Завтра, в то же время, — сказал он ей вслед.

Дверь кабинки женского туалета резко захлопнулась, и Барбара опустила крышку унитаза и уселась на неё. Отведя в сторону трусики, она начала мастурбировать с такой яростью, с какой не мастурбировала никогда в жизни. Ей не понадобилось и пятнадцати секунд, чтобы разжечь оргазм в своих чреслах. Пальцы мелькали над клитором так, словно от этого зависела её жизнь. Никогда в жизни Барбара не была так сильно возбуждена.

На следующее утро она проснулась в своей постели. Поднявшись, Барбара сразу же ощутила разницу под ночной рубашкой. Следуя в ванную, она почувствовала утяжеление в груди, как будто на неё что-то повесили.

Раздевшись, Бэтгерл зачарованно посмотрела на себя в зеркало. У неё были сиськи. Большие сиськи. Они увеличились где-то на три дюйма, и на один размер. Её пальцы дрожали, когда она нежно обхватила их. Муки радости пронзили грудь, вызвав чувственный отклик в нижних частях тела. Чем больше она их сжимала, тем жарче ей становилось. Застонав, девушка едва не кончила.

Следующие несколько дней превратились, своего рода, в рутину. Она приходила в кабинет, профессор одаривал её комплиментами по поводу её новых доек и нежно осматривал их. Потом она ложилась, и он втирал в её грудь тюбик крема. Профессор, казалось, получал истинное удовольствие от своей работы. Барбара сжимала простыни и терла друг об друга бедра, потом, когда все заканчивалось, выбегала из кабинета, неслась в дамскую комнату, и яростно мастурбировала, доводя себя до умопомрачительного оргазма.

Наконец, наступил последний день терапии. Грудь Бэтгерл в обхвате теперь достигала 44 дюйма, а дойки достигли монументального шестого размера. Она чувствовала эти изменения на всем пути в Старр Лэбс. Вся её грудь вздрагивала при каждом шаге, и Барбара ощущала, как взгляды всех мужчин, проходящих мимо, устремляются на неё. Неужели так себя ощущают все грудастые женщины? Неужели все они не могут избежать похотливых взглядов самцов, которые не в силах отвести глаз от большой груди? Их это бесит, или некоторые упиваются своей властью, над безвольными мужиками?

В офисе она застенчиво сняла рубашку и бюстгальтер под пристальным взглядом старого профессора. Почему она стеснялась, оставалось тайной, так как он массировал её сиськи последние четыре дня. Может быть, это было вызвано её чувствами к профессору, которые за эти дни изменились. Большинство времени с ним, её либидо было подвержено максимальной нагрузке, и несмотря на возраст профессора, он все равно был мужчиной. Несколько раз, Барбара едва сдержалась, чтобы не притянуть его к себе.

Сиськи под его чутким руководством разрослись в две огромные насыпи мягкой, округлой, податливой плоти, вместе с ареолами и сосками, которые выросли в равной пропорции. Темная окружность вокруг сосков разрослась на три дюйма. А в центре соски стали толстыми и невероятно чувствительными и отзывчивыми. Малейшего трения было достаточно, чтобы они завелись.

Когда Барбара легла на спину, её новая грудь слегка отвисла в сторону, и это было для неё в диковинку, так как её натуральные сиськи были твердыми и стоячими, гордо восседая на грудной клетке. Выдавив на перчатку одиночную порцию крема, профессор Кавендиш обхватил обеими руками её левую сиську, теперь ему необходимо было использовать обе руки для каждой, так как сиськи стали очень большими. Он продолжил медленно втирать крем в мягкую, теплую плоть.

Бэтгерл немедленно почувствовала удовольствие, которое начали излучать сиськи, когда старик стал месить их своими костлявыми пальцами, погружая их в мягкие, податливые насыпи. Он сменил грудь, и одарил такой же тёплой заботой.

Впервые используя этот крем для увеличения женской груди, он все больше начал осознавать, сенсибилизирующий эффект, который его волшебные пальцы оказывали на либидо девушки. Он ощущал напряжение её тела, пока массировал сиськи, и как она все сильнее и сильнее возбуждается под таким воздействием. Конечно, Барбара была пациенткой, испытывающей побочный эффект, но вся эта процедура оказывала просто разрушительный эффект и на него. У профессора не был выработан иммунитет к её сексуальности и восхитительному телу. Он должен быть профессионалом, но для мужчины это было слишком. Она красива и полуобнажена, и в действительности, сама потребовала, чтобы он ласкал её тело. Ему всегда удавалось скрыть эрекцию, и по завершении процедур, он снимал напряжение, удаляясь из кабинета, но сегодня, профессор наделся, что все будет иначе.

У него созрел план, коварный план.

Глаза Барбары были закрыты, она наслаждалась чувственным удовольствием, наполнившим её груди, когда Кавендиш прошептал ей на ушко:

— Я получил дополнительную порцию крема, дорогая. Можно мне использовать её на тебе?

В трансе, напоминающим эротический сон, Барабара могла только кивнуть и пробормотать что-то нечленораздельное, в знак согласия. Одна рука продолжила ласкать её сиськи. Другой, профессор медленно приподнял подол её юбки, пока не оголил пах. Как он и ожидал, на ней не было трусиков; таким образом она могла быстрее добраться до своей киски в уборной. Двумя пальцами профессор развел в стороны её половые губы, и пальцем, покрытым гелем на другой руке, размазал крем прямо по её клитору.

Бэтгерл застыла от первого прикосновения пальца. Глаза распахнулись, и эротичный вздох вырвался из её широко открытого рта. Палец профессора наяривал круги вокруг её затвердевшего комочка, нанося крем. Барбара инстинктивно схватилась за его запястье, чтобы убрать руку, но не сделала этого. Она не смогла. Она не хотела, чтобы эти ощущения прекратились. Палец профессора начал давить сильнее, посылая электрическую стимуляцию в самое чувствительно место девушки. Кавендиш наклонился, и его губы едва не коснулись губ Барбары.

— Хочешь, чтобы я остановился?

— Боже, нет! — выдохнула она, притянув профессора за голову, и их губы слились.

Кавендишу показалось, что он борется с аллигатором, когда Бэтгерл схватила его и всосалась ему в рот. Он знал, что она близка к оргазму, поэтому сжал клитор между большим и указательным пальцами.

Барбару сотряс невероятный, умопомрачительный оргазм. Тело напряглось и растянулось, как у зевающей кошки, теперь только её каблуки и голова касались кровати. Кавендиш все это время теребил клитор. Волны нарастающего экстаза накрывали тело девушки, волна за волной. Старик использовал весь свой нажитый за сорок лет сексуальный опыт, стимулируя беспомощную, молодую женщину, и делая все возможное, чтобы продлить её кульминацию. Оргазм Барабары длился почти минуту.

Постепенно, Барбара расслабилась и разлеглась на кровати, на лбу выступил пот, и она слабо вздрагивала каждые несколько секунд. Кавендиш быстро разделся и лег рядом с ней. Положив ладонь на её грудь, он осторожно начал гладить огромный курган, играя с эрегированным соском. Медленно, профессор повернул к себе голову Барбары и мягко ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх