Бэтгерл против Сиськомэна

Страница: 8 из 19

режиссера, который разговаривал с каким-то парнем, стоящему к ней спиной. Увидев Барбару, режиссер представил её. Парень повернулся и заулыбался.

— Бабс, это Рамон, ты будешь сегодня с ним работать.

— Эээ... привет, — пролепетала она, протянув руку.

Он не обратил на это внимания, и крепко обнял её, поцеловав в обе щеки.

— Холла Хермоза Дама.

Барбара засмущалась, и тогда режиссер перевёл:

— Привет, красивая леди. Рамон разговаривает только по-испански, но он немного понимает английский.

— О! Спасибо, — ответила Барбара, раскрасневшись, и почувствовав, что снова оказалась на своем выпускном балу.

Рамон был таким же высоким, как Барбара на десятисантиметровых каблуках, и загорелым до бронзового оттенка. У него были темные, длинные волосы до плеч, и симпатичное лицо. Идеальные, белые зубы сияли на фоне темного лица. Он был одет в простую белую рубашку, которая была наполовину расстегнута, и Барбара разглядела его торс с хорошо развитой мускулатурой. Руки у него были крепкими и сильными с длинными пальцами. Талия была тонкой, типичная для испанских официантов, которых можно встретить чуть ли не по всему миру, и стройные ноги. Задница казалась упругой. Она ощутила, какое у него жесткое и ладное тело, когда он обнял её, и почти физически ощутила мужественность, которую он излучал.

Барбара не могла сдержаться. Её взгляд упал на его штаны, где выделялся значительный бугор.

Она быстро отвернулась, но Рамон успел увидеть, куда она посмотрела. Он лукаво подмигнул ей, и улыбнулся ещё шире, отчего Барбара покраснела ещё сильнее.

— О. К. народ, — закричал режиссер, — все приготовились. Бабс и Рамон. У нас нет никакой истории в этом видео. Вы просто вместе входите через дверь и сразу приступаете к делу, как будто вы только что вернулись из бара или клуба, и вы хотите завершить вечер в своей обычной манере. О. К?

Они кивнули.

— Я буду направлять вас, а звук мы наложим позже, так что об этом не беспокойтесь, и шумите сколько хотите. Мы постараемся сделать как можно меньше дублей, но если мне потребуется, чтобы вы сделали что-то по-другому, или возникнут какие-то технические проблемы, тогда я крикну «стоп», и мы все исправляем. Бабс, твоя задача состоит в том, чтобы Рамон не потерял эрекцию в перерывах, поняла?

— Ээ... — замялась она.

Он пояснил:

— Само видео будет длиться не больше часа, но съемки могут занять часа три. И для нас очень большая проблема, чтобы за это время актер оставался в возбужденном состоянии. Только ты можешь поддерживать его эрекцию между дублей.

Она смущенно кивнула, и её первоначальные эротические чувства стали превращаться в нечто более грязное с приближением первых в её жизни настоящих съёмок в порно. Например, Барбару поразило число людей, присутствующих в студии. Помимо неё и Рамона, здесь был режиссер, его ассистент, два оператора с камерами в разных углах комнаты, осветитель, звукорежиссер, который должен был записывать звук, чтобы потом вставить в видео как можно больше их натуральных звуков. Гримерша присутствовала на тот случай, если понадобится что-то поправить, и как минимум пара мальчиков на побегушках, которые выполняли всякие поручения: сбегать за сигаретами или подать воду. Было ещё несколько человек, которые, казалось, ничем не были заняты, и пришли только ради того, чтобы взглянуть на первые съемки новой звезды.

Барбара подсчитала, что скоро её будут трахать на глазах у пятнадцати человек.

Один человек выделялся среди всех. Это была атлетично-сложенная блондинка с короткой стрижкой, которая, впрочем, в этом месте выглядела вполне уместно, она спокойно могла сниматься в порно, не говоря уже о том, чтобы только наблюдать за съёмками со стороны. Она что-то бормотала себе под нос, и по какой-то причине выглядела рассерженной.

За дверью Рамон взял Барбару за руку. Нет никаких сомнений, он ощущал её нервозность. На ломаном английском он сказал:

— Леди, не беспокоиться, Рамон ебать хорошо. — Он произнес это с милой улыбкой, но нервозность Барбары только усилилась, и узелок напряжения в её животе размотался.

Узел на самом деле просто взорвался, когда режиссер крикнул: «Мотор». Рамон открыл дверь и вывел Барбару на хорошо освещённую сцену. Декорации представляли собой обычную гостиницу: стул, стол и большой белый диван. Рамон притянул ее к себе и поцеловал.

Несколько секунд Барбара стояла, как застывшая мумия, пока режиссер не крикнул: «Стоп».

— О. К. народ. Попробуем ещё раз. Бабс, расслабься, детка. Будь с ним понежнее. Может, тебе налить выпить, чтобы расслабиться, или немного кокса?

— Нет, все нормально. В следующий раз я все сделаю как надо, — ответила она, ужаснувшись, как непринужденно ей предложили запрещённый наркотик.

Съемки возобновились, и на этот раз Барбара ответила на поцелуй Рамона. Ей пришлось признать, что он знал толк в том, что делал, и пока они целовались, Барбара чувствовала, как растет его страсть. Большая рука Рамона легла ей на задницу, а другой рукой он поддерживал её затылок.

— Больше страсти, больше, — кричал режиссер, — Больше слюны, и языка тоже.

Рамон откликнулся на этот призыв, и его язык проскользнул ей в губы. Барбара засосала его. Звуковое оборудование зафиксировало мокрый, прихлебывающий звук, когда они начали лизаться, как сумасшедшие. Дыхание Барбары участилось, потому что его мужественность разбудила в ней сексуальное желание. Рука Рамона гладила ее ягодицы сквозь тонкую ткань платья.

Режиссер позволил им целоваться ещё минут пять, передвигая камеры вокруг них, и фиксируя крупным планом беспрерывное чмоканье. Барабра чувствовала, что все сильнее возбуждается, обмениваясь слюной с мачо-латиносом.

— О. К. Рамон, переходи к сиськам.

Рамон медленно спустил лямку платья по её плечу, и та повисла в воздухе, однако грудь все ещё была прикрыта лифом. Он уткнулся в верхний склон мягкой груди и медленно спустил лиф вниз, наконец, обнажив левую грудь Барбары, и предоставив её пристальному взгляду камеры. Даже те, кто давно привык к съемкам порно, почувствовали прилив эмоций, когда обнажилась её идеальная сиська. Ею восхитились все, кроме одной блондинки, которая все больше и больше казалась раздраженной.

Барбара ощутила тот же прилив чувств, когда Рамон обнажил ей грудь, но эти чувства были смешаны в той же степени с отвращением, по той простой причине, что ей приходилось заниматься сексом перед таким большим количеством людей, и весь их половой акт будет записан для удовлетворения грязных извращенцев, которые, глядя на неё, будут истекать слюной.

Широкая ладонь схватила голую грудь и поднесла к его рту. Барбара застонала, когда губыРамона обхватили и без того уже затвердевший сосок. Камера выхватила крупным планом, как он сосет её сосок. Нежно, Рамон спустил другую лямку платья с её плеча, и платье упало на талию Барбары, полностью обнажив верхнюю часть её тела. Когда грудь Барбары предстала в полной красе, многие в студии облизали губи и поправили брюки, хотя аудитория тут собралась весьма закаленная к порнографии.

Обеими руками Рамон сжал её груди, потом начал использовать язык, облизывая то один то другой сосок. Все, что нужно было делать Барбаре — просто стоять и позволять ему наслаждаться её великолепными курганами. Режиссер позволил Рамону насколько минут ласкать такую роскошную грудь, потом крикнул «Снято».

— Рамон, Рамон, больше страсти, больше мачо, мачо, страсть, больше О. К.?

— Си, — ответил испанский порно-актер.

Барбара заметила, что во время разговора он продолжал держать руки на её грудях, небрежно лаская их, и теребя пальцами соски.

Когда они снова приступили к съемкам, Рамон продемонстрировал, что более чем серьёзно отнесся к указаниям режиссера. Он практически накинулся на сиськи Барбары, схватив их обеими руками, и глубоко массируя мягкие сиськи. Рот опустился, накрыв опухшие ареолы, и невероятно возбужденные соски, и ритмично ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх