День сурка. Части 1 и 2

  1. День сурка. Части 1 и 2
  2. День сурка. Часть 3
  3. День сурка. Часть 4
  4. День сурка. Часть 5

Страница: 3 из 4

способ разрыва петли. Возможно, есть и другие, но я о них ничего не знаю.

Люба была в шоке. Она прекрасно понимала, что означает этот способ по отношению к их семье. рассказы эротика Но он был настолько неприемлем, что женщина даже думать об этом не хотела. Поэтому, после ухода эксперта, они решили выбрать для начала более рискованный путь...

4 день

По пути из больницы Люба гнала свою машину так, как никогда. Несколько раз они были на волосок от аварии, но весь риск оказался зря. Позже дома они показывали папе фотографии, сопровождая это многочисленными уточняющими вопросами типа «А вот эту женщину помнишь? Кто она?», однако память так и не вернулась. Ни единого проблеска. Тогда Костя предложил:

— А если завтра реально врезаться в кого-нибудь? Ну пострадаем может быть, но по идее послезавтра опять будем живыми и здоровыми?

Проконсультировались с экспертом, для чего его опять нужно была вызвать и проиграть диктофонную запись, но тот решительно отговорил их.

— Это возможно и разорвет петлю, но тогда вы послезавтра попадете в новый день! Вместе со всеми своими травмами после аварии. Это в лучшем случае. А в худшем — вы и погибнуть можете!

В итоге после долгого обсуждения был выбран план «Б»...

5 день

Отец на кровати пошевелился и открыл глаза.

— Вы... Вы кто?, — спросил он, поднявшись на локтях...

— Любимый, очнулся?! Ну наконец-то! Ты не представляешь, как я волновалась!, — Лера наклонилась к папе и нежно поцеловала его в щеку

Он смотрел на нее, не узнавая.

— Пашенька, ты чего?! Я же Лера, твоя жена! Ты меня пугаешь!

— Жена? Я... Я Вас не знаю!

— Ты шутишь? Паш, не надо!

— Но я правда не знаю!... Не помню...

— Прекрати! Ты и Любу не помнишь? Свою сестру?

Незнакомая женщина подошла к Виктору и с беспокойством заглянула ему в глаза

— Сестру? У меня есть сестра?

— Ну конечно есть! Младшая. Паша, ты правда нас не помнишь?!

Лера упала на грудь отцу и довольно натурально заплакала.

— Я за доктором!, — воскликнула Люба и спешно вышла из палаты.

Лера же принялась осыпать лицо отца поцелуями, тараторя разные нежные слова и причитая. Ее мать вернулась только минут через 15. Девушка знала, что маме, в соответствии с планом, нужно было еще убедить врача подыграть им. И судя по всему, все прошло удачно. Следом за Любой в палату вошел пожилой мужчина в белом халате.

— Пришел в себя, больной?, — неожиданно высоким бодрым голосом спросил доктор, — Э-э... сестра Ваша сказала, что ничего не помните? Ну-ка, супруга, уступите мне место, посмотрим...

Осмотр, выписка и путь домой заняли столько же времени, как обычно. В прихожей Павла встречал Костя.

— Дядь Паш, выписали уже? Как дела?, — он протянул отцу руку.

Тот механически пожал ее и вопросительно посмотрел на Любу.

— Это Костя. Твой племянник. Мой сын.

— Ясно, — буркнул отец и оглянулся, — А это ваша... наша квартира?

— Да. Ты переехал с Лерой к нам после развода. Свою квартиру старой жене оставил.

— Любимый, давай это все на потом отложим, — вступила Лера, взяла отца за руку и повела к спальне, — Тебе отдохнуть надо, доктор сказал. И вообще лежать побольше. Сейчас поспишь, а потом мы все тебе расскажем.

Она уложила отца в постель и раздела его. Сама тоже сняла все, оставив только трусики и лифчик. Легла рядом, прижалась к папе и начала ластиться к нему:

— Ты все вспомнишь любимый. Доктор сказал, это на 2—3 дня. Все пройдет. Главное сам жив-здоров, голова в порядке, внутренних повреждений тоже нет. Слава богу! Не представляю, как бы я без тебя!

Павел, хоть ему и нравилась красивая молодая девушка, лежащая рядом, чувствовал себя неловко. А как еще, если он увидел ее впервые в жизни только сегодня утром? Лера заметила его отстраненность и попыталась исправить:

— Любимый, ну обними меня пожалуйста! Я не могу так! Ты словно не родной!

— Прости, — тихо ответил Павел, — Я... верю, что ты моя жена, но... Я так не могу. Прости. Я тебя не помню...

Девушка отвернулась и сконцентрировалась на том, чтобы заплакать. Раньше у нее такой трюк получался, но не сегодня. Тогда она решила продолжить без слез. Но как ни пыталась растормошить отца, какие ласковые слова ему ни говорила, все было без толку! Папа лежал, тупо уставившись в потолок.

Первые настоящие эмоции у него проявились гораздо позже, когда домочадцы раскрыли ему всю правду, кто он, и кто они. А также рассказали о причинах, которые толкнули их на этот спектакль. Павел был возмущен, что стал жертвой такого психологического эксперимента, но и сильно смущен от осознания, что он 2 часа лежал в постели в обнимку с полуголой дочкой. Впрочем, возвращению памяти это никак не помогло...

6 день

— Мам, вставай! Мы проспали!

— Что? Как проспали?!, — Люба посмотрела на часы, которые показывали 7: 25

Протерла глаза, чуть подумала и вдруг радостно воскликнула:

— Лера, что-то произошло, ты понимаешь это?!?!

— Что произошло?, — не сразу врубилась девушка

— То и произошло! Мы всегда просыпались в 7: 12, а сейчас 7: 25! Надо... надо... Срочно звони этому уфологу, он должен знать! И дуй к нему на встречу. Домой за диктофоном только заедь. С отцом я сама разберусь. Пока не соображу, что делать, но на всякий случай опять его сестрой представлюсь.

Ираклий Аркадьевич, после того, как Лера посвятила его в очередной раз в детали приключившейся с ними напасти и поделилась новыми подробностями, был воодушевлен.

— Не знаю (и знать не хочу), что вы вчера с ним проделали, но очевидно одно: петля распускается! Главное — вы идете в правильном направлении, но нужен еще больший шок!

В приподнятом настроении Лера вернулась домой. Однако, мама ее радости не разделила:

— Ты же понимаешь, доченька, что тебе придется зайти дальше, чем вчера? Гораздо дальше! Может быть даже... раздеться совсем! Ты готова к этому?

— Но это же все ради папы! Я готова, мам. Не волнуйся, все будет хорошо. И папа нас поймет, когда мы ему все объясним. Где он?

— Спит. Мы сказали, что ты на консультацию к другому доктору уехала.

— Тогда... я пойду к нему. Пожелай мне удачи.

— Удачи, дочка... , — вздохнула мама и смахнула слезу.

Она вошла в спальню и решительно разделась до белья. Затем постояла немного, скинула с себя лифчик и, пока не передумала, нырнула к папе под одеяло. Там она прижалась к нему всем телом и положила руку на широкую, покрытую жесткими редкими волосами грудь. Павел заворочался, просыпаясь, и дочка прильнула к нему еще теснее.

— Тише, Пашенька, спи. Это я

— Лера?, — спросил он спросонья

— Ты вспомнил?!

— Нет... Люба сказала.

— Ты не против, если я с тобой полежу? Я так перепугалась за тебя! Но все врачи говорят, что все будет хорошо. Надо только подождать немного... Обними меня.

— Прости, — тихо ответил Павел, — Я... верю, что ты моя жена, но... Я так не могу. Прости. Я тебя не помню...

— Ты вспомнишь. Как нам было хорошо друг с другом. И как сильно я тебя люблю! Обязательно вспомнишь! Помнишь, как тебе нравилось, когда я делала так?

Она подняла голову и прихватила губами мочку его уха.

— Щекотно! Не надо. Может потом?

— А так?, — не слушая его, Лера поцеловала папу в шею

— Лера, пойми, я...

Она не дала ему договорить и закрыла его губы поцелуем, навалившись обнаженной грудью на его торс. И это сработало! Папа не только ответил на поцелуй, но и обнял стан девушки, положив ладонь на ее упругую попку. Лерино бедро упиралось в мужское достоинство отца, и она быстро ощутила, как оно крепнет под ней.

— О! Твой дружок, кажется, меня узнал?, — проворковала Лера, скатилась с папы и, не дав тому опомниться, сунула ручку ему в трусы.

И тут случилось странное. Стоило ей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх