Манекен

Страница: 3 из 3

карие глаза Дениса.

«Кто этот мальчик? Чего от него ожидать? Симпатичный, зараза...», — тут я осознал, что это впервые, когда на меня нахлынули эмоции в трезвом состоянии. Я хотел поиграть с ним, и не сомневался, что он будет моим. Возможно, он сам еще этого не осознал, но мой «выстрел» поразил его мозг. «Отличный экспонат в мою коллекцию. Интересно, сколько он сможет продержаться, чтобы не влюбиться? А может быть это и мой шанс, возможно и мне удастся полюбить»?

— Оставишь телефон? — попросил Денис.

— Запоминай, — я дважды продиктовал свой номер.

«Если не позвонит, то и нафиг его, из сердца вон»! — подумал я.

Денис позвонил, и вечер мы провели в одном из баров. Мне нужно было «прощупать его», чтобы иметь полное представление о нем. Для себя я сделал такие выводы: Денис явно не привык пресмыкаться, но и не доминант. Это было хорошо. Во-первых, мальчишка, хоть и способен влюбиться, но слюни пускать по любому поводу не будет. Во-вторых, его не трудно подчинить своей воле, и он не воспримет это в обиду, да и не в моих правилах обижать людей. Нет, в случае с Гришкой то совершенно другое — мы с ним слишком разные, «разнополюсные», причем, на максимальном удалении. С Денькой — я так его стал называть — у меня может что-нибудь и получится.

— Витал, как ты смотришь, если бы мы собрались у Гриши дома?

— Негативно, — уверенно заявил я. — Оно тебе надо? Я не желаю, чтобы мне снова строили козни.

Я уже успел рассказать Деньке о наших совместно проведенных годах.

— Я думаю, он рад будет тебя увидеть, — не унимался мой новый друг.

— Ты не шпиён, часом? — улыбнулся я. — Может, это по просьбе Гришки ты меня тут «охмуряешь»?

— Ты чего? — искренне обиделся Деня, — честно, ты мне просто понравился.

— Я шутил, не бери в голову. Если так хочешь, то я согласен. Только пеняй потом на себя.

В субботу мы с Денькой пришли на тусовку. Гришка действительно был рад меня видеть, дико рад — прижал к стенке прямо на пороге и стал осыпать поцелуями. Пацаны уже успели до нашего прихода пропустить грамм по 200, и сейчас в окосевших голубых глазах я уловил скрытую угрозу — быть скандалу.

За столом Гришка выперся ко мне на колени и мешал общаться с остальными, не говоря уже о Денисе, с которым я пришел. Как ни пытался я убедить Гришу смириться и принять реальность, все оказалось тщетным — никакие доводы не принимались. Гаденыш завел «старую пластинку» про любовь, густо пересыпая оскорблениями в мой адрес — у меня уже болело ухо от его злобного шипения.

Я не поддавался на провокации, тогда Гришка принялся за Дениса — полез к нему обниматься и целоваться. Денька беспомощно посмотрел на меня, но я дал понять, что не нужно сопротивляться — предупреждал ведь, что не к добру эта затея. И тут ко мне «приклеился» Алекс — так он представился — с этим парнем мне ни разу не доводилось встречаться ранее. Так как я уже был «свободен» на этот вечер, то ничто не мешало мне флиртовать с мальчишкой.

Если вы полагаете, что геи не нажираются до синих соплей, значит, вы о них ничего не знаете. К полуночи контроль был утрачен полностью, и парни чуть ли не за столом устраивали свою «личную жизнь». Честно сказать, я не сторонник «групповухи», поэтому хотел забрать Дениса и уйти, но это проще предполагать, чем осуществить. Сейчас мой Денька нифига не соображал, так как нажрался «под завязку», да и Гришка, похоже, принялся за него всерьез, намеренно стараясь задеть за живое, причинить мне боль. Я до сих пор не могу понять, почему так долго терпел его выходки!

Во мне проснулась дикая ревность — я ревновал Деньку, и это впервые за свои двадцать пять лет жизни. Раньше я никогда не ревновал своих мальчишек, но эта зараза — ревность — по-видимому, передалась мне через поцелуи Гришки. Словом, я был в гневе.

6. День гнева

— Алекс, — обратился я к парню, с которым познакомился на этой тусовке, — пошли ко мне, или тебе по-приколу в этом гадюшнике?

Алекс был по возрасту такой же, как и мой Денька, но он оказался не таким бухим, как все остальные, по крайней мере, мне не пришлось бы его тащить через весь город. У меня, в принципе, не было особой необходимости в сексуальных утехах, просто я нуждался в ком-то, кто будет рядом — эта канитель так разозлила меня. Если бы Алекс отказался, то я бы сам ушел, но он согласился.

— Пойдем, мне тоже тут не очень.

Ко мне мы добрались часа в три ночи — транспорт уже не ходил, и по дороге не попадались такси. Свежий воздух отрезвил мою голову, и я уже жалел, что потащил за собой этого Алекса, который всю дорогу болтал, что меня начинало раздражать. Когда мы вошли в мою квартиру, я уже ненавидел этого Алекса, хотя он ни в чем и не виноват — просто меня никак не отпускал гнев, и на душе было паскудно. Впрочем, когда мы уже улеглись в кровать, я смягчился — возможно, из-за ухаживаний мальчишки мое сердце оттаяло.

— Пошли, примем душ, — предложил я.

После пьяной вечеринки нужно было смыть всю мерзость с наших тел.

Дальше все было банально и пресно — Алекс сделал минет, хотя я его предупредил, что не собираюсь с ним заниматься сексом. Это было его решение, я и не принуждал, но и не запрещал. Особого удовольствия это мне не доставило — я был «далеко» и меня заботили мысли не об Алексе. Еще я его предупредил, чтобы не скулил о всякой там любви и все такое, иначе сейчас же отправится домой.

Проснулись мы около шести утра, и я сказал, что Алексу пора сваливать — не хочу, чтобы его увидели соседи. Покидая тусовку, пацан не захватил куртку, и у меня появился дикий восторг, когда я представил, как этот щенок дрожит на утреннем холоде, прочем, когда я смотрел ему в след из окна, то на минуту даже пожалел. Сейчас я с горечью вспоминаю тот поступок — я фактически прогнал ни в чем не повинного мальчишку в холодное утро, наслаждался пониманием того, что ему не очень комфортно в рубашке с коротким рукавом. И это еще не последняя подлость на моей совести...

Примерно в десять часов позвонил Денька.

— Ты где, — злобно спросил я, — можешь и не появляться!

— Ветал, извини, я нажрался, как свинья. Ну прости, — умолял Денис.

«Простить? Я тебе устрою»! — подумал я со злорадством и взглянул в зеркало — на меня смотрел «демон с зелеными глазами», но даже в сравнительно тускло освещенной прихожей, его зрачки были похожи на точки — центр, в которых сконцентрирована злоба и ненависть. «Я прощу, навсегда запомнишь»!

— Давай, дуй ко мне. И не вздумай там похмеляться!

Я с большей долей уверенности мог сказать, что он уже успел похмелиться, так что мое предупреждение, это скорее угроза, чем дружеский совет. Также я не сомневался, что Денис обязательно приедет, причем очень быстро. За эту неделю, что мы знакомы, я узнал его досконально.

Денис позвонил в дверь примерно через час.

— Привет! — Денька протянул руку, но я проигнорировал его рукопожатие.

— Я предупреждал не бухать?

— Ветал, ну мы еще раньше похмелились, извини.

Я притянул его за подбородок, криво улыбнулся, а затем схватил за шею, надавив вниз. Денис все понял без слов и опустился на колени. Этот минет доставил мне небывалый кайф — сейчас я унижал своего мальчика, и балдел от этого.

— Достаточно! — я грубо оттолкнул Дениса. — Проходи в комнату.

Денька поплелся в комнату, понуро опустив голову. Не знаю, что он чувствовал тогда... Бедный малыш, зачем я так с ним поступал?

— Ветал...

— На стол ложись.

Я буквально «слетел с катушек» — так жестко я никогда не истязал человека. С каждым толчком я старался причинить Денису боль — он с трудом сдерживался, чтобы не кричать, только стонал, и это меня бесило еще больше.

Приступ ярости прошел так же внезапно, как и вспыхнул. Я смотрел на моего Деньку и мысленно истязал себя за такую жестокость. Тогда я помог ему встать и притянул к себе. Я целовал мальчишку и с трудом сдерживал слезы.

— Иди ко мне.

Я уложил Деньку на диван и сам прилег рядом. «Что сейчас чувствует мой мальчик? Сможет ли он простить меня»? — эти, и не только эти мысли разрывали мой мозг. Я чувствовал себя полным ничтожеством. «Какой кретин»!

Опустив голову на грудь Дениса, я зарыдал.

— Эй, ты чего?

— Я тварь, я самая последняя тварь! Прости, малыш...

Я поднял голову и посмотрел в его глаза. «Какие же они прекрасные! И что со мной произошло? Я влюбился, что противоречит моей сущности, вот почему мной овладел приступ безумной ярости. Кому нужна такая любовь, если она причинят страдания»?

— Насчет твари, я не был бы настолько категоричен. Дурак — это да. — Денис улыбался.

— Ты меня простишь?

— А я и не обижался, хотя немного испугался — ты бы видел свои глаза с широко раскрытыми зрачками. Дикий зверь, только без клыков.

— Подходящее сравнение, вполне.

— Это была ревность? — поинтересовался Денис.

— Это сбылись мои предсказания по поводу той вечеринки. Хотя... Наверное... Думаю...

— Что любишь? — продолжил вместо меня Денис.

— Уверен!

— Тогда ты больше мне не запрещаешь говорить тебе, что я тебя тоже люблю?

Я поцеловал своего мальчика прямо в глаза.

— Я хочу, чтобы ты это говорил всегда.

— У тебя есть выпить? — вдруг спросил Денька.

— «За Любовь» найдется, погнали на кухню, у холодильника спросим.

С Денькой мы расстались через год, нормально, без «крови». Он оказался тоже «би», а не гей, как сам думал. На втором курсе познакомился с девчонкой, поэтому мы оба приняли правильное решение.

Станет он перекати-полем,
Чтоб в груди огонь надежды стих,
Чтоб одну стеклянную неволю
Разменять на тысячу других.
Чтобы было сладко,
Чтобы было больно,
Чтобы каяться потом,
Вот и плачет манекен бесполый —
Кукла с человеческим лицом.
Пикник «Кукла с человеческим лицом»

Часто по дороге на работу я останавливаюсь у магазина одежды, и минут десять смотрю сквозь толстое стекло внутрь — на манекен. Я все еще надеюсь, что услышу за спиной его голос, и он скажет, «резиновые бабы» в другом магазине продаются.
© 2015 muira-puama (samael)

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх