День сурка. Часть 5

  1. День сурка. Части 1 и 2
  2. День сурка. Часть 3
  3. День сурка. Часть 4
  4. День сурка. Часть 5

Страница: 2 из 3

Вышел из истекающего соками лона дочери, приподнял свою дубинку и приставил конец к анусу Леры. Визг девушки, когда толстая головка вошла в нее целиком, разбудил, наверное, весь дом. Костя с ужасом смотрел на перекошенное болью и одновременно экстазом лицо сестры. Потом он наклонился в сторону и увидел в дверях перепуганную маму. Что удивительно, она была совсем голой. Сын не знал, что женщина уже минут 5 подслушивала под дверью и яростно мастурбировала. И лишь услышав вопль дочери, решила раскрыть себя. Юноша перевел взгляд на Леру. Той, похоже, было хорошо. Даже очень. Посмотрел на папу. Тот стоял с блаженной и слегка безумной улыбкой на лице, с закрытыми глазами удерживал Леру за бедра и методично насаживал ее на свой агрегат. Взгляд на маму. Выражение испуга на ее лице прошло и сменилось отрешенным спокойствием, а рука уже была между ног. И тут он понял, что хочет ее. Прямо сейчас! И так же, как сестру — раком. Костя бросил молодое тело вперед и соскочил с кровати. В два прыжка добрался до мамы, схватил ее за руку и потянул за собой. Она покорно позволила поставить себя раком рядом с дочерью, и радостным возгласом встретила вошедший в нее член сына...

11 день

Четыре обнаженных тела в сложном переплетении лежали на одной кровати. Полоска солнечного света, неторопливо ползшая по стене, добралась до лица Любы. Это разбудило женщину. Она с трудом высвободила затекшие члены и села, свесив ноги на пол. Посмотрела на крепко спящих в обнимку детей, на помятое лицо мужа, на его вялый натруженный член, зажатый в маленькой ручке дочери. Да уж. Вчера была жаркая ночка... Вчера?! Люба вскочила и, прихрамывая, рванулась к лежащему на столе телефону Леры. Взяла дрожащими руками, коснулась экрана, посмотрела и... рассмеялась.

— 13-е! 13-е!! Вставайте сони! У нас получилось!!!

— А? Что?, — проснулся первым Костя

Следом очнулась Лера и села на кровати, протирая руками глаза.

— Получилось! Получилось!!, — радостно повторяла мама, пританцовывая на месте с телефоном в руках

— Что получилось?, — подал голос ее муж

— Мы разорвали петлю! 13 сентября!

— Какую петлю?, — заторможено переспросил Паша

Дети и жена с тревогой посмотрели на него. Неужели он ничего не помнит? Папа обвел взглядом напряженные лица домочадцев и внезапно рассмеялся.

— Да шучу я! Не пропала у меня память, не бойтесь. Все я пом... , — тут он споткнулся на полуслове и просиял: — Черт! Я правда все помню!!! Все!!! Номер машины своей хотите скажу? B244УН! И номер телефона своего! И аварию, и то, что до нее было! И все, что было вчера! Блин! Я все вчерашние дни помню! Сколько их было?...

Он задумался на миг, шевеля губами, а потом торжественно провозгласил:

— 10! 10 дней! Да?

Лера бросилась на шею отца

— Папочка! Ты правда все вспомнил?!

— Во всех подробностях! Хотя есть вещи, о которых лучше бы забыть.

Дочка испуганно посмотрела на отца и чуть отстранилась, но тот сверлил глазами сына:

— Костя, мне не понравилось, как ты обращался со своей мамой. Я чтоб больше таких слов от тебя не слышал! Ты понимаешь, о чем я?

Юноша сжался под строгим взглядом отца и инстинктивно потянул на себя одеяло, чтобы прикрыться.

— П-понимаю... Прости... И ты, мам, но...

— Не нужно ничего объяснять.

После этого выговора, Лере тоже стало неуютно от своей наготы. Она отодвинулась от папы и смущенно прикрыла свои грудки ладошками. Радость от разрыва петли мгновенно сошла на нет, уступив место переживаниям. Как они теперь будут жить после всего, что с ними случилось? Люба в свою очередь тоже почувствовала, как от ее уверенности в том, что получится «забыть все, как страшный сон», не осталось и следа. Следом накрыл стыд от того, что она стоит перед сыном посреди комнаты совсем голая. Люба начала озираться в поисках того, чем бы прикрыться. Как назло рядом ничего подходящего не было. Но тут женщина вспомнила о своем халате, который оставила накануне за дверью, метнулась туда и чрез несколько секунд появилась уже одетая. Лера за это время успела забраться к брату под одеяло, сидя, впрочем, на расстоянии от него.

— Пойдем милый, — обратилась Люба к мужу, — пусть дети оденутся. И, чтобы не откладывать, предлагаю прямо сейчас, минут через 5, поговорить обо всем. Надо решить, как дальше жить.

Родители вышли, закрыв за собой дверь.

— Лер, давай ты первая. Я отвернусь.

Девушка вылезла из-под одеяла и торопливо оделась. Потом собрала по полу и кинула Косте его одежду. Одевшись, он вместе с сестрой направился в гостиную, где уже на диване уже ждали родители. Дети сели в кресла и молча начали изучать ламинат на полу. Первым заговорить решился Павел.

— Ладно, вижу ни у кого смелости не хватает, поэтому я начну. Значит, первое и главное: я никого из вас не осуждаю. И даже свое замечание тебе, сын, назад забираю. Допускаю, что в тот момент по-другому нельзя было. Не знаю, как бы я сам себя повел на твоем месте. С этим разобрались? Никто ни в чем не виноват! Цель оправдывала средства.

Дети и жена кивнули.

— Теперь второе: как нам это все забыть? Я лично не смогу. Смогу только притвориться.

— Да уж, такое не забыть, — вздохнула Люба

Костя и Лера снова согласно кивнули

— Поэтому, — продолжал рассуждать папа, — может... и не нужно забывать? Я к тому, что в эти дни мы все пережили очень волнующее приключение. И кто, положа руку на сердце, скажет, что не получил удовольствия от этого? И есть ли смысл добровольно отказываться от этого удовольствия и делать вид, что ничего не было? Ведь было же!

— Ты на что намекаешь?, — изумленно проговорила жена

— Вы все меня поняли. Уверен.

— Поняли, чего ты хочешь! Но с чего ты взял, что остальные тоже хотят?

— Я и не взял. Вы сами все поняли насчет моих истинных тайных желаний. Глупо отрицать, раз мы из петли выскочили. Так что за себя могу точно сказать. Но что-то мне подсказывает, что и вы этого разврата хотели не меньше. Поэтому предлагаю сейчас разойтись и хорошенько подумать: хотите вы продолжить наши отношения, или хотите потом всю жизнь мучиться, пытаясь забыть то, что забыть невозможно, и врать самим себе, отрицая очевидное.

— Ты давишь на нас!, — упрекнула мужа Люба

— Согласен. Извините. Решайте сами. Расходимся, а вечером соберемся здесь, и каждый выскажется, что надумал.

— Но я настаиваю, чтобы любое решение принималось единогласно!, — добавила мама

— Справедливо, — согласился Павел

Костя же с удивлением посмотрел на маму. Он-то ожидал, что папино предложение вызовет у нее взрыв праведного гнева, а она тут правила голосования уточняет. Значит у нее нет категоричного отрицания этой безумной идеи! А у него самого? Он ушел в свою комнату и упал на нерасправленную кровать. Жаркой дискуссии в его сознании не получилось. Всем нутром юноша хотел, чтобы его интимные отношения с сестрой и мамой сегодня не закончились. Ему вновь хотелось оказаться в тесной вагине Леры, хотелось сжимать руками ее упругую попку, хотелось зарыться лицом промеж мягких и теплых маминых грудей, хотелось, чтобы они обе, как накануне ночью, ласкали своими язычками его твердый член. Хотелось снова увидеть перекошенное от экстаза лицо сестры, когда папа прямо перед ним берет ее сзади... Ждать до вечера не пришлось. Уже через 5 минут Костя был твердо уверен, что скажет на семейном совете «да». И гораздо больше переживал по поводу того, что мама или сестра (отец свое слово уже сказал) откажутся. Это пережить будет труднее. Поэтому юноша, вспомнив о принципе «лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть», решил попытаться повлиять на своих любимых женщин.

Самым слабым звеном в их квартете он посчитал сестру, поэтому в первую очередь заглянул в ее комнату. И сразу отпрянул за косяк, пока его не заметили. То, что он увидел — обнадеживало. Папа, очевидно, тоже решил оказать влияние на исход голосования. И тоже выбрал в качестве первой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх