Людмила Михайловна и ее Катя

Страница: 1 из 3

Людмила Михайловна давно приметила Катю среди других студенток. Катя была на год старше своих сокурсников, но выглядела младше них. Она была тихой и замкнутой, почти ни с кем не общалась. У нее были мягкие каштановые волосы, овальное невинное лицо и всегда грустные глаза. Она никогда не красилась и одевалась блекло. Многие ее сокурсники учились хуже нее. Катя училась хорошо, но в последнее время ее успехи стали падать.

Предмет Людмилы Михайловны сегодня был последним, и она задержала Катю после занятий. Катя сидела за второй партой и тупо разглядывала свои руки. Людмила Михайловна сидела за учительским столом и рассеянно смотрела в Катино личное дело. Девушка приехала из деревни и здесь, в городе, жила у тети. Женщина знала, что тетя ее не очень любит, и вообще имеет довольно неприятный характер.

Людмила Михайловна вся дрожала. Ей было за сорок. Все свое время она посвятила работе, и дослужилась до должности декана. С мужчинами у нее не сложилось, и в последнее время она стала ловить себя на мысли, что заглядывается на студенток. Девушки будоражили ее воображение, в сравнении с мужчинами они были чистые, опрятные и сексуальные. Наконец-то Людмила Михайловна решилась на что-то. Она знала, что назад пути не будет.

— Очень плохо — сказала она, наконец. Катя посмотрела на нее и тут же снова опустила взгляд. — Мне придется исключить тебя.

Катя вздрогнула и подняла на нее влажные глаза.

— Пожалуйста... не надо...

— Почему не надо? Ты этого вполне заслужила.

— Мне придется вернуться домой... — промямлила она. — Я вас очень прошу...

— Ладно, я подумаю. — Людмила Михайловна тяжело дышала от волнения. — Ты должна делать все, что я скажу, понятно?

Лицо Кати загорелось.

— Да... конечно!

— Иди сюда.

Она торопливо встала и подошла.

— Сядь.

Она села на стул возле учительского стола.

Людмила Михайловна встала и закрыла дверь в аудиторию на ключ. Потом она вернулась на свое место и сказала:

— Разденься.

— Что? — тихо ахнула Катя.

— Я сказала разденься! Я последний раз повторила дважды, понятно?

Катя побледнела как бумага. Она сняла через голову кофточку, потом сняла туфли и джинсы и аккуратно повесила одежду на спинку своего стула. Ее руки дрожали.

Людмила Михайловна возбудилась. Волнение и страх от того, что она делает, смешались в ней с этим неистовым возбуждением. Катя осталась в бежевом лифчике, широких трусах и носках.

— Все, все снимай.

Катя всхлипнула и сняла носки, потом лифчик, закрывая груди рукой, а другой рукой стянула трусы, уронив все это на пол. Второй ладонью она закрыла промежность. Босые ноги встали на пол.

— Убери руки.

Катя убрала. У девушки была красивая фигура, небольшие округлые груди и немного широковатые бедра. Она не была совсем худой, но при этом казалась вполне стройной. Ярко-розовые нежные соски напряглись от холода и страха. Между ее ног виднелось много волос.

Людмила Михайловна подошла к ней, погладила ее по щеке и взяла в руки груди. Груди была удивительно упругие и одновременно нежные, у самой Людмилы Михайловны они давно уже не были такими. Она нежно погладила Катины соски, и волнительное возбуждение захлестнуло ее.

— У тебя были мужчины?

— Я... нет... — пробормотала девушка.

Людмила Михайловна взяла с доски указку.

— Задницей двинь сюда, подними ноги.

Катя сдвинулась вперед и подняла ноги на стул. Катино лоно раскрылось. Ее вульва была нежно-розовой и совсем нетронутой. Людмила Михайловна погладила ее ладонью. Она достала из своей сумочки смазку, с помощью которой она иногда мастурбировала, оставаясь в своем кабинете одна. Она выдавила немного смазки на толстый конец указки.

Катя была вся бледная и дрожала. Людмила Михайловна поставила свой стул напротив Кати и ввела в нее указку, разорвав плеву. Катя тихо вскрикнула от боли, но ноги не свела. Декан подвигала немного в ней указкой и вынула ее. Указка была в крови. Людмила Михайловна дрожала от возбуждения, Катю почти трясло. Спустя пару минут декан сказала:

— Сходи, подмойся и это помой.

Катя взяла из ее рук указку и босиком пошла в подсобку, где был умывальник, тихо шлепая босыми ступнями по холодному кафельному полу. Она подмылась с мылом и сполоснула указку.

— Больно? — спросила Людмила Михайловна, когда девушка вернулась.

— Сейчас... нет... — промямлила Катя.

— Вот и умница, у тебя все легко произошло.

Кровь по-прежнему слегка сочилась из Кати.

Катя сидела на своем стуле, когда Людмила Михайловна сама стала раздеваться. Катя отрешенно смотрела мимо нее. Людмила Михайловна сняла брюки и кофту, потом лифчик и трусы, оставшись в одних туфлях, чтобы ноги не мерзли.

— Подойди — велела она Кате. — Вот тут, ртом...

Катя наклонилась над Людмилой Михайловной и сосала ее левую грудь.

— Сильнее... — пробормотала женщина. — Теперь здесь...

Катя перешла к правой груди.

— Теперь тут — Людмила Михайловна указала себе между ног.

— Не надо... — пробормотала Катя. — Пожалуйста...

— Что? Ты что-то сказала?

Катя опустилась перед женщиной на корточки.

— Встань на колени — сказала Людмила Михайловна.

Катя подсунула под себя ноги и села на них.

Пол был холодный. Эта женщина творила с ней страшные вещи. Кате было плохо, как никогда в жизни. Никто ее так не унижал. Но она не хотела вернуться в свою деревню, она боялась своего вечно пьяного брата и боялась, что ей придется стать проституткой как ее старшая сестра.

Катя положила руки на край стула и прильнула ртом к Людмиле Михайловне. Женщина не брилась, ее вульва была вялой и сильно пахла. Катя подавила рвотный рефлекс и лизала вульву декана сверху вниз, потом женщина указала ей сконцентрироваться на клиторе. Клитор был большим и сильно выступал. Катя впервые видела гениталии другого человека, и она не просто видела их, а лизала, погрузив в них половину лица.

Катя лизала очень долго. Ее рот и язык затекли, а ноги, на которых она сидела немного занемели. Минут через пять она почти перестала чувствовать неприятный запах. Людмила Михайловна возвышалась над ней, она постанывала и мяла пальцами свои соски.

— Подожди... — вдруг сказала она. — Теперь здесь... сними...

Людмила Михайловна ткнула Катю в бок туфлей левой ноги.

Катя сначала не поверила, что именно это имеет ввиду декан. Она сняла с женщины одну туфлю и носок. Она держала в руках сухую жилистую ступню женщины прямо перед своим лицом. От ступни шел острый отвратительный запах прелых ног, обычный запах, так пахнут ноги у всех, и у самой Кати тоже.

Катя почти готова была уйти из института, но только почти. Придерживая ногу декана, она облизала ступню, принялась сосать ей пальцы и между пальцами, где было немногого влажно от пота, потом опять ступню и пятку. Катя невольно сглатывала. Ей было ужасно противно, и она думала сейчас, что когда все это закончится, ей нужно будет вырвать.

Потом то же она проделала со второй ступней Людмилы Михайловны.

Женщина бешено мастурбировала клитор. Когда Катя лизала пальцы на ее правой ноге, она не выдержала и с негромким вскриком кончила. Из нее вырвался целый фонтанчик, обрызгавший лицо, волосы и груди девушки.

— Все, хватит — сказала она. — Обуй меня...

Катя надела декану носки, потом туфли.

Людмила Михайловна встала и оделась. Голая Катя продолжала сидеть на полу. Людмила Михайловна собрала вещи, открыла дверь аудитории и положила ключ на свой стол.

— Закрой за собой. Вернешь завтра — сказала она и ушла.

Катя все еще сидела в той же позе, она не могла заставить себя пошевелиться. Может быть, в городе это нормально. Она слышала много всякой дряни про город. Может, такое часто бывает, и тогда она ничего страшного не сделала.

Катя поднялась и деревянными движениями оделась, потом, шатаясь, подошла к умывальнику, умыла лицо и прополоскала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх