Людмила Михайловна и ее Катя

Страница: 2 из 3

рот. Она попробовала вырвать, но не смогла.

Дома она сразу легла спать, и, уже засыпая, она вспомнила, что в жидкости Людмилы Михайловны испачканы ее волосы, а теперь этим была перепачкана вся подушка.

— — —

Людмила Михайловна жила одна. Придя домой, она опустилась на пол и снова принялась мастурбировать немытой рукой. Это был ее первый контакт с девушкой. Потным и жадным мужчинам было далеко до того, что она испытала. Катя свела женщину с ума.

С этого дня Людмила Михайловна почти ежедневно оставляла Катю после занятий. Катя раздевалась и лизала ее груди, иногда ноги и каждый раз — вульву, доводя женщину до оргазма. После этого, умыв лицо и подмывшись, они занимались предметом. Людмила Михайловна стала для девушки своего рода бесплатным репетитором, и скоро Катя начала учиться лучше. Людмила Михайловна видела отвращение и униженность Кати, когда они занимались сексом, и ее это возбуждало. Катя вначале всегда была бледной и испуганной, но постепенно она, кажется, начала привыкать.

Людмила Михайловна сделала правильный выбор. Катя была слишком тихая, ее оказалось легко запугать, и она не стала никому жаловаться, в том числе, наверное, и из-за унижения.

Семестр подходил к концу, Катя успешно сдала экзамены и зачеты.

Когда начались каникулы, у Людмилы Михайловны был отпуск. В последний день сессии, когда почти все уже разошлись, Людмила Михайловна позвала Катю в свой кабинет. sexytales.org Декан закрыла дверь, села в кресло, сняла брюки и трусы. Девушка залезла под стол и, не раздеваясь, быстро удовлетворила ее языком. Когда Людмила Михайловна кончила, она сказала:

— Послезавтра поедешь со мной на дачу. Встретимся на вокзале у перехода в пять вечера. Смотри не опаздывай.

Девушка ничего не сказала. Ее согласия не требовалось. Она вылезла из-под стола, попрощалась с деканом и пошла в женский туалет умыть лицо и прополоскать рот.

Когда Людмила Михайловна пришла на вокзал, Катя уже была тут. Она была в маечке, джинсах и кроссовках. За спиной у нее висел небольшой рюкзак.

— Что ты сказала тете?

— Ничего — ответила Катя. — Ее не интересует, где я.

Сельская станция была безлюдной. Когда они сошли с поезда, Людмила Михайловна передала Кати все свои вещи — довольно увесистый чемодан и небольшой пакет.

Стоял солнечный майский день.

— Разуйся — вдруг сказала Людмила Михайловна.

— Я...

— Что ты?

Катя поставила сумки на землю, сняла кроссовки и носки и засунула их в свой рюкзак. У нее были тонкие нежные ступни. Людмила Михайловна наблюдала за ней. Девушка довольно спокойно шла по асфальту, но потом, на остром железнодорожном щебне, она едва двигалась, прихрамывала на обе ноги. Они прошли вдоль станции, перешли пути и пошли с другой стороны от путей. Когда грунтовая тропинка кончилась, Катя, чтобы избежать щебня, стала прыгать по шпалам.

Они свернули, прошли через посадки и углубились в поле. Катя прихрамывала, натыкаясь на кочки или острые стебли трав. Дойдя до улицы, они пошли по асфальту.

Дом находился в глубине разросшегося сада. Рядом с домом, тоже посреди кустов и деревьев, находился большой сарай.

Людмила Михайловна велела Кате помыть ноги в колоде с водой, а сама вошла в дом. Катя поставила сумки и принялась отмывать мазут со своих ступней в грязной дождевой воде. Потом она, не обуваясь, занесла вещи в дом.

Дом был совсем небольшим — два помещения, кухня и спальня. На кухне был стол, холодильник и электрическая печь, в спальне — кровать, диван, телевизор, шкаф и письменный стол. Людмила Михайловна легла в спальне отдохнуть. По ее указанию из привезенных ими продуктов Катя пожарила яичницу и сделала бутерброды. Потом девушка накрыла на стол.

Катя положила яичницу Людмиле Михайловне и себе. Подойдя к столу, Людмила Михайловна сказала:

— Поставь это на пол.

Катя поставила на пол свою тарелку. Людмила Михайловна сняла носки, в которых ходила в доме, и встала одной ступней в тарелку. Потом они ели. Катя отчетливо чувствовала в своей яичнице знакомый привкус ног Людмилы Михайловны, взопревших с дороги. Она ощущала отвращение, но не очень остро.

Когда они поели, Катя сделала чай. Потом Людмила Михайловна схватила девушку под руку и повела в спальню. Катя разделась и удовлетворила женщину. Когда Людмила Михайловна кончила, Катя по ее указанию принесла влажное полотенце и протерла ей между ног. Людмиле Михайловне было лень вставать. Она включила телевизор с помощью пульта, велела Кате лечь на пол и положила ей на грудь и на живот свои уставшие ноги.

Сегодня Людмила Михайловна впервые ночевала вместе с Катей. Вечером она велела Кате подмести и помыть полы. Людмила Михайловна не стала мыться. Она расстелила кровать и легла вместе с Катей.

Катя очень устала. Людмила Михайловна лежала рядом с ней и уже спала. Катя полежала немного, глядя в темноту, потом заплакала от унижения, но скоро тоже заснула.

Утром Людмила Михайловна разбудила ее. Она залезла девушке руками под майку и мяла соски.

После завтрака Людмила Михайловна сходила к гаражу и подогнала к дому свою старую альмеру. Дорожка сильно заросла мелким кустарником, и женщина ехала осторожно. Катя стояла в дверях.

— Иди сюда.

Катя, следуя инструкциям Людмилы Михайловны, открыла капот и вывинтила бочок стеклоомывателя. — Нравится запах? — девочка помотала головой. — Отпей. — Катя сделала глоток, держа бочок обеими руками, закашлялась и покраснела. — Еще... еще. — Катя была вся красная. — Ставь назад. — Вот здесь закрути. — Людмила Михайловна захлопнула капот.

Она учила Катю водить машину в поле, на пустынной грунтовой дороге. Катя сидела за рулем в джинсах и майке, без лифчика и босиком, нажимая голыми ступнями на педали.

После полудня они вернулись домой. Девочка натаскала воды и пожарила картошку. После того, как они поели, Людмила Михайловна сняла с табуретки остывающую электроплитку и поставила ее на пол перед девочкой.

— Прикоснись. Ногой — Катя опустила кончики двух пальцев и, вскрикнув, отдернула ногу. — Еще — Катя снова опустила ногу и снова вскрикнула. — Другую ногу — Так продолжалось довольно долго, пока плитка почти не остыла. Катя вся вспотела и прослезилась от боли. — Сядь на нее. Нет, голой задницей.

Катя сняла джинсы и трусы и села на плитку. Плитка была еще горячей, и девушка заскулила от боли. Людмила Михайловна хорошо рассчитала, у Кати не осталось ожогов, только краснота на ступнях и попе. Какое-то время ей будет больно ходить и сидеть.

Вечером они взяли из сарая велосипеды и поехали на дальнее озеро. Это было в паре километров. Здесь начинался лес, росший в большом овраге. Вокруг не было никого.

Они разделись и залезли в воду. Людмила Михайловна активно плескалась, а Катя почти не двигалась. Женщина подплыла к ней и поцеловала в губы. Потом они лежали на траве, и Катя долго удовлетворяла женщину руками и языком. Они пробыли здесь до темноты. На обратном пути Людмила Михайловна не разрешила Кате обуться, и девушка крутила педали велосипеда босиком.

Дома Катя снова разделась и ласкала Людмилу Михайловну.

Потом девушка надела трусы и майку, и они, лежа на диване, довольно долго занимались предметом.

Стемнело и пошел дождь. Людмила Михайловна отложила учебники и тетрадь и легла на бок, погладила попу ученицы через трусы и возбудилась.

— Сходи к чану, принеси воды, она сейчас вкусная.

— Людмила Михайловна, там же дождь... — пробормотала Катя.

Женщина достала из стола зажимы для бумаги.

— Открой рот, покажи язык.

Катя выставила язык. Людмила Михайловна прижала его зажимом — буквально на секунду. Катя резко выдохнула и согнулась, прикрыв зажим рукой.

— Куда ты дергаешься?! Дай, сниму. Вот так.

Катя тяжело дышала.

— Больше не перечь мне. Разденься и иди.

Катя сняла с себя одежду и вышла под дождь....  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх