Успеть до свадьбы

Страница: 2 из 7

Не хочу рассказывать.

— А зовут тебя как? — ухмыльнулся Макс. — Гера — это...

— В мужчине должна быть загадка, — сообщил Гера, лениво прикуривая.

— В мужчине должно быть девяносто кило весу и поменьше дерьма, — пояснил Макс. — А загадок мужчине не положено. Так что это? Георгий?

— Нет.

— Григорий?

— Нет.

— Герасим?

Гера подавился дымом.

— В каком веке я, по-твоему, родился? В восемнадцатом?

—... Геннадий?

— В нем даже нет буквы «р», — Гера закатил глаза, лениво затягиваясь. — Лучше расскажи, какого хуя.

Макс взглянул на него с недоумением.

— Случайный секс со случайным знакомым, — пояснил Гера. — Всегда есть причина. Похороны любимой бабушки, разбитое сердце, увольнение...

— Свадьба.

— У кого-то — свадьба, — согласился Гера.

— У меня, — поправил его Макс. — У меня через месяц свадьба.

Гера всхлипнул, втягивая щеки и сминая губами сигаретный фильтр, а потом расхохотался.

— Решил догулять недогулянное?

Макс прикрыл глаза. Профиль у него был чеканный — как с римской монеты.

— Не твое дело.

Гера затушил сигарету о металлическую пепельницу в форме рыбки, и сбросил ноги с кровати.

— Расскажи.

— С чего бы?

— Люблю чужие истории, — пожал плечами Гера. — А я тебе отсосу.

Макс перестал вытирать длинные пряди на макушке, заинтригованно отложив полотенце.

— Такой альфа-ебарь — и не побрезгует взять в рот чужой хуй?

— Люблю разнообразие, — сказал Гера, прикусив его под подбородком и раздвигая чужие колени. Не теряя времени, опустился на пол между бедер Макса и запустил ладонь в его трусы.

— Походу, я зря одевался, — резюмировал Макс. Гера хмыкнул, обхватывая его теплыми шершавыми пальцами, и освободил из-под резинки полувставший член, позволяя распрямиться упругой налившейся плоти. Согнулся, устраиваясь между раздвинутых ног, и медленно обвел головку кончиком языка.

Макс сдавленно ахнул, запуская пальцы в чужие волосы и с силой натягивая белесые пряди. Помедлив, Гера подался вперед и взял в рот — словно сопротивляясь, плотно сжимая губами и языком. А затем обмяк, насаживаясь теплой, бархатной на ощупь глоткой, играючи принимая в себя на полную длину, и тут же задвигался, стискивая ладонями чужие колени.

— Я составил список, — сказал Макс, запрокинув голову и пытаясь не смотреть вниз, на размеренно двигающуюся макушку. — Вещи, которые я хочу успеть сделать до свадьбы. Ну, знаешь...

Он простонал, комкая в пальцах короткие пряди и слабо подрагивая — больше от возбуждения, чем удовольствия, но разве в предвкушении не заключается большая его часть?

Гера усмехнулся и привстал, полностью выпуская чужой член изо рта. Толкнул Макса в грудь, роняя его спиной на кровать, и снова наклонился, обхватив губами налитую головку, посасывая её, как пресловутый чупа-чупс.

— Ну?

Макс стиснул губы и задышал через нос, бесстыже раздвигая ноги и подрагивая ресницами.

— Знаешь, всякие штуки...

Гера с интересом промычал.

— Научить ребенка ругаться матом. Выпить ящик пива за один присест. Научиться зажигать спички одной рукой.

Гера засмеялся, но тут же замолк, втягивая щеки, словно пытаясь и вправду высосать Максу мозги через член. Затем прикрыл глаза и опустил голову, скользя по нёбу горячей, полностью обнажившейся из-под крайней плоти головкой, обкатывая ее во рту, лаская языком и втягивая за щеку, но явно не торопясь делать глубокий минет.

— А я умею.

— Что?

— Спички одной рукой.

— Я то... — Макс застонал, вскидывая бедра и пытаясь засадить ему поглубже, почти до боли сжимая чужие волосы в кулаке. — Я тоже.

— Видимо, «Переспать с незнакомцем» было в списке, — Гера усмехнулся и взглянул снизу вверх — из-под упавшей на лицо челки и с членом во рту, пошло оттягивающим щеку. Помедлил, опустил ресницы и заглотил как надо, влажно и почти бесшумно заскользил губами по стволу, изредка сглатывая, давясь слюной и стискивая сокращающимся горлом.

Макс хрипло дышал, постанывая и свободной рукой вцепившись в простыню, нетерпеливо толкаясь в изумительный рот.

— Порнушная ты гадина.

Гера согласно кивнул, не отрываясь от дела — в конце концов, поболтать можно и после. Насадился глубоко — так глубоко, что рот заполнился слюной, — уткнувшись лицом в темную с проседью поросль в паху и сжимая губами у основания. Двинулся снова — с влажным причмокиванием, выпуская член изо рта и обхватывая его снова, горячий и гладкий, такой здоровый, что проще принять его разработанной задницей, чем ртом. Макс почти вскрикнул, напряженно укусил себя за губу, ощущая, как мучительно и сладко ноет низ живота, как вздрагивает твердый, возбужденный до крайности член.

Он надавил на светлую макушку, пытаясь задавать темп и опуская мутные от возбуждения глаза. Гера откликнулся — убрал руки с чужих бедер и медленно отвел челку с лица, заправляя её за уши. Посмотрел снизу вверх — не просто мазнул взглядом по лицу любовника, а уставился глаза в глаза. Двинулся снова; и снова, и еще раз, почти полностью снявшись с члена и открывая рот, демонстрируя теплую, текущую смазкой головку у себя на языке. Медленно облизал ее — и снова обхватил губами, насаживаясь и двигаясь уже без остановки, жадный, горячий, толкающийся на чужой член так сильно, что волосы снова упали на лицо. Макс замер, глядя на него и забывая моргать, вздрагивая уже почти конвульсивно, и всхлипнул, не выдержав, кончая в горячий невозможный рот и болезненно скривив губы.

Гера стиснул его губами у основания, чувствуя, как подрагивает член, заполняя его глотку горячим и вязким. Помедлил и наконец-то подался назад, выпуская изо рта обмякшую плоть. Облизнул раскрасневшиеся от трения губы — алый росчерк на светлом, лишенном оттенков лице; даже глаза у Геры были голубые, прозрачные до невозможности. Макс откинулся спиной на постель, быстро дыша и пытаясь сдуть с лица волосы, липнущие к мокрому от пота лбу.

—... и как у тебя, такого охуенного, полгода секса-то не было?

Гера засмеялся и рухнул на постель, бросив ладонь поверх чужого живота, трогая смуглую кожу с дорожкой темных волос.

— Работа. Я дышать не успевал, не то что трахаться.

— Ты просто должен был им отсосать.

— Кому?

— Начальству.

— Ну и долбоеб же ты, — беззлобно сказал Гера, стиснув пальцами чужое бедро, и потянулся губами к губам. — Не уезжай.

— Хм?

— Останься на ночь.

Макс зарылся пальцами в чужие волосы и медленно его поцеловал. Гера пах терпко, горько и вкусно — дымом, полынью и аскорбинкой.

— Останусь.

Дома его ждала невеста.

Надя, Надюшка, его белокурое солнышко.

— Моя будущая супруга на тебя похожа, — внезапно сказал Макс.

Гера заржал как конь.
— Размером члена?
— Сальностями в постели и прической.

— Тогда у тебя охуенная невеста, — кивнул Гера, лапая его за задницу. — Что там еще у тебя в списке?

— Ну, заняться сексом с незнакомцем, потрахаться в публичном месте, сняться в любительском порно...

— Ты это сам придумал?

— Нашел список в журнале.

— Ты что читаешь вообще? — изумился Гера. — «Космополитен»?
— «Максим».

— Чува-ак!

— Я взрослый, почти женатый человек! — оскорбился Макс. — Хочу — читаю, хочу — как подставку под пиво использую!

— Все эти списки — бабская херня. — сказал Гера, запуская ладонь ему между ног. — Лучше давай потрахаемся.

— Дебил.

— Придурок.

— М-м-м-м... М! Идиот. Что ты дела... а-а-а... а-ах. Продолжай.

* * *

Макс проснулся в половине десятого. Гера лежал рядом с ним на боку и изучал список, распечатанный на листе формата А4 и врученный ему вчера вечером. Заметив, что Макс открыл глаза, он почесал одной щиколоткой другую и предложил:

— Пойдем в душ?

Макс лениво отпихнул его в лицо ладонью.

— Я не собираюсь принимать душ с мужиком....  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх