Успеть до свадьбы

Страница: 3 из 7

— Еловая пена для ванной и никаких обнимашек.

— Ты просто не хочешь, чтобы я снова час плескался в душе и наматывал тебе счетчик.

— И это тоже, — не стал отрицать Гера.

— Все равно нет.

— Я встану коленями на дно ванной и дам отодрать себя раком.

— А другая пена у тебя есть? — уточнил Макс. — Терпеть не могу хвою.

* * *

Секс с Герой был охуенным. В любой позе. В любом месте. Макс был знаком с ним меньше суток, а уже мог поставить на это кусочек печени и одну почку.

— Бо-о-о-оже, да! Да, еще!

Гера цеплялся пальцами за бортик ванной и стонал, наклонив голову и едва не ударяясь лбом о кафель. Белые патлы упали ему на лицо. Макс «забыл» взять в ванную презерватив, а Гера с неожиданной доверчивостью этого «не заметил», и теперь его насаживали на тяжелый, гладкий, идеальный член охуитительной длины, поддерживая под живот и с влажным шлепком ударяясь бедрами о ягодицы.

— Да, еще, — Гера заскользил рукой по бортику, но тут же вцепился в него крепче, вскрикивая и задыхаясь. — Еще, еще, да, боже, еще, еще!

Один тот факт, что у него полгода не было секса, говорил о том, что его соседям везло целых шесть месяцев. Гера был громким, чутким и совершенно без комплексов.

А еще у него была великолепная задница.

... спустя десять минут Макс восседал в своем конце ванной, забросив длинную тощую ногу на плечо Геры, и задумчиво шевелил пальцами.
— Сто двенадцать гостей. Три зала. Восемь музыкантов. Шесть видов закусок...
Гера деликатно кашлянул.
— Не в моих правилах перебивать, когда кто-то говорит о закусках, но... когда ты планируешь успеть все остальные штуки из списка?

Макс помолчал, нагребая на себя больше пены.

— Знаешь, почему я смог с тобой переспать? — спросил Гера. Макс вопросительно приподнял бровь.

— Потому что у меня отпуск.

— И что?

— Пункт номер пять — «Отключить телефон на неделю».

— И что?

— Выполни его, — предложил Гера.

— И что? — уже осторожнее протянул Макс.

— И оставайся у меня. Помогу тебе со списком.

Макс помолчал.

Он молчал долго — так долго, что шапка пены начала опадать, а Гера спихнул с плеча его ногу.

— Чем это ты поможешь? — с сомнением уточнил Макс.

— Я знаю, как за один вечер выполнить пункты номер шесть, двадцать четыре, двадцать шесть и, кажется, сорок три, — усмехнулся Гера. — Но тебе это не понравится.

— Погоди, пункт двадцать шесть — это «Приобрести в секс-шопе развратную игрушку и опробовать ее на себе»?

Гера встал из воды, отжав ладонью волосы, и потянулся за полотенцем.

— Я же сказал — тебе это не понравится. Но будет весело.

* * *

Туалет клуба был пуст, и Макс ввалился в него с душераздирающим грохотом.

— Мне кажется, я оглох, — проорал он. — А еще я бухой. А еще эта херня у меня в заднице...

Гера заботливо придержал его, впихивая в туалетную кабинку. Макс был не настолько пьян, как утверждал, но колени его и правда не держали. Тому была причина.

Гладкая, силиконовая, обильно смазанная лубрикантом причина, скрытая под его штанами.

— Вытащи это, — прохрипел Макс, хватая себя между ног. Член у него стоял, как каменный.

— «Всем шампанского за мой счет, я женюсь!» — это был сильно, — одобрил Гера, закрывая дверь кабинки и вытаскивая из кармана сложенный вчетверо листок.

— Я выглядел как придурок.

— Ты выглядел, как мужик на мальчишнике. — Гера вычеркнул из списка пункт номер шесть («Купить выпивку всем посетителям бара») и зашуршал бумажкой, складывая её и убирая в карман брюк.

— Вытащи это, — взмолился Макс.

— Ого, — Гера вскинул брови, ещё не тронутые сединой. — Совсем невтерпеж?

— Я с этой хуйней в заднице думать ни о чем не могу, — признался Макс. Первый раз он спустил себе в штаны, когда выбирался из такси возле бара, невнятно простонав и повиснув у Геры на плече. Не выдержав, прихватил зубами мочку его уха и возмущенно-восторженно промычал — выбранная в секс-шопе пробка («Пункт номер двадцать шесть — вычеркнуто! «) распирала его изнутри, так мучительно и сладко надавливая, что Максу хотелось скулить.

— Вы че, эти самые? — напрягся водила такси.

Макс был выше его на голову, Гера — на полголовы, и только поэтому он не рискнул быковать; если «эти самые» могут сломать тебе половину костей без использования монтировки, лучше с ними не связываться.

В туалет клуба кто-то ввалился, увлеченно обсуждая «Ту телку, вот такенные сисечки, точно тебе говорю, она на меня запала». Гера проигнорировал парней, звякающих ремнями у писсуаров, расстегнул чужие штаны и запустил руки под ткань. Макс стиснул зубы, чуть не теряя сознание от напряжения — он старался не застонать и не кончить в один и тот же момент. Пьяное обсуждение у писсуаров плавно перетекло в сферу футбола, а Гера тронул основание силиконовой пробки, плотно засевшей между чужих ягодиц. Макс дернулся, но его уверенно развернули носом в стенку, приспустив штаны. Гера взялся пальцами за основание пробки — и потянул на себя, медленно извлекая ее из растянутой задницы.

Макс застонал, позабыв, где он и с кем он, удостоился нелесного комментария со стороны писсуаров, выматерился и обмяк, как дохлая бабочка, из которой извлекли шпильку.

— Стоя-я-ять, — Гера обхватил его под живот, стискивая пробку в измазанной лубрикантом ладони, а второй рукой расстегивая собственные джинсы. — Пункт номер двадцать четыре — заняться любовью в общественном месте.

Макс пихнул его локтем и застонал — его растянутая задница требовала отдыха, а не здоровой елды; за то время, что пробка была в нем, он успел кончить уже трижды, и это было кошмарное, ни с чем не сравнимое, но все-таки мучительное удовольствие.

— Гера, давай в другой раз, я больше не мо... о-о-о-о...

— Давай, раздвинь колени.

Макс застонал и без единого слова ухватился за перегородку между кабинками. Гера устроился сзади и надавил, разом вгоняясь на половину длины, и даже после пробки он все равно был большим, слишком большим, раздирающим. Свободной ладонью он зажал Максу рот и задвигался, расшатывая чертову перегородку. Стояло у него каменно — на Макса, на его тощие крепкие ноги, открытые упавшими штанами, на дебильную игрушку, извлеченную из его задницы, на весь этот ёбнутый день с беготней по секс-шопам. Макс забился у него в руках, закатывая глаза и так тесно сжимая в себе, что это было почти больно, и Гера в ответ зарычал, резко двинувшись. Он ничего не делал спустя рукава; он взнуздал Макса так, что тот взвыл, с силой насаживаясь на его член и наконец-то кончая, бурно выплескиваясь себе на живот и на стенку кабинки.

Несколько секунд они провели в ватной посткоитальной тишине, хрипло дыша и хватаясь друг за друга. Потом Гера завозился, наспех вытираясь туалетной бумагой, и с внезапной силой надавил Максу на загривок.

— Какого хуя? — Макс дернулся, но его толкнули лицом на стенку кабинки, вынуждая наклониться и отклячить задницу.

— Пункт номер сорок три, — объявил Гера голосом человека, защитившего диссертацию. — Поучаствовать в бдсм-вечеринке.

— Что-то не вижу бдсм-вечеринки, — прохрипел Макс. И дернулся, ощутив между ягодиц скользкий наконечник пробки.

Гера прижался губами к его уху, влажно и горячо лизнул в шею.

— Не бойся, это еще круче.

— Что ты делаешь? — Макс дернулся, но хватка у Геры была железной. Чертову пробку снова вгоняли внутрь, преодолевая сопротивление мышц, и вместе с простатой у Макса заныли, кажется, даже зубы. — Не надо! Вытащи! Выта...

Он беззвучно всхлипнул и задышал быстрее. Гера обхватил его руками, оттирая с живота подтеки спермы и быстро натягивая на него штаны. Макс застонал, крупно вздрагивая, когда чужие ладони заправляли его член под ткань, и заерзал, пытаясь прижаться задницей к чужому телу.

— Походи с этим еще немножко, — пробормотал Гера, жарко и неровно дыша ему на ухо. — Пусть моя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх