Успеть до свадьбы

Страница: 4 из 7

сперма останется в тебе. Я так хочу.

— Ты совсем сдурел, Герыч, — жалобно проскулил Макс. Ноги его не держали, хотелось забиться под душ и дрочить до бесконечности, но рядом не было ни душа, ни комфортных условий для дрочки.

— Не называй меня так, — отрезал Гера. — Вряд ли мои родители планировали, что я буду звучать как наркота.

Пробка давила так сильно, что у Макса по загривку побежали мурашки. Он попытался выпрямиться и повис у Геры на плече. Ему было хорошо. Ужасно, пронзительно, больно, но и хорошо до обморока.

— Моя персональная а-а-а-а-ахуенная наркота, — с придыханием сообщил он, открывая глаза.

—... и так меня тоже не называй.

— Но...

— Никогда.

* * *

Если бы Макса спросили, как он пережил ту ночь, он бы не смог ответить. У него был такой стояк, что яйца звенели, а в голове было звонко и пьяно, и он помнил только то, как пил, как целовался с Герой на заднем сидении такси, как пытался подрочить себе прямо в подъезде, а потом отмокал в душе, пока Гера отмывал с его бедер засохшую сперму и смазку.

Ничего более стыдного с ним еще не делали.

Никогда в жизни.

Тем не менее, в душе Макс не только не начал трезветь — напротив, мозг его оргазмировал идеями.

— Я должен проколоть себе ухо! Сегодня же! Пункт номер шестн... восемн...

— Почти угадал, — похвалил Гера, обтирая его пушистым розовым полотенцем. — Сорок пять.

— А еще лучше, — пьяно и жизнерадостно продолжил Макс. — Давай сделаем мне татуху!

— Обязательно. Не падай на меня!

— Нет, лучше сделаем татуху тебе, — решил Макс, споткнувшись о собственную ногу. — Тебе пойдут полоски, тигриные такие, знаешь, полоски, вот ту-ут, тут и... и на заднице еще.

— Лучше давай вместо этого уложим тебя спать.

— Тигриные полоски. Гениально! Точно тебе говорю, из тебя вышел бы отличный тигр.

— Подними ногу, мне неудобно надевать на тебя...

— Просто представь! Эти мя-я-ягкие мохнатые ушки...

—... трусы. А, ну и ладно. И так не замерзнешь.

—... и полосатый хвост. Я бы с тобой обязательно потрахался.

— Ты и так со мной трахаешься.

— Э-э-это не то, — протянул Макс, падая в кровать. — Секс с тигром, понимаешь? Это почти как секс с собакой, только... о-о-о-о, а спорим, я смогу сделать это с Бисквитом?

Гера закрыл лицо ладонью.

— Боже, я надеюсь, что нет.

— Я вписываю еще один пункт! — объявил Макс. — Я хочу, чтобы твой пес мне вставил.

— У тебя больше шансов со Скарлетт Йоханссон, чем с ним. Ты бухой в хламиномонаду, ложись спать.

— Секс с собакой, Гера, у меня должен быть секс с вот такенным кобелем.

— Ты ебнутый на всю голову.

— С-спасибо.

— Это не комплимент. Но вообще знаешь, я читал в одном порноблоге...

Макс захрапел, перекрывая звук от телевизора. Гера укрыл его клетчатым пледом и посмотрел на пса.

— Чувак, — сказал Гера. Бисквит поставил уши треугольником и заинтересованно наклонил голову. — Если что, ты имеешь право отказаться.

* * *

Утро в квартире Геры было очень тихим.

Макс обнял вернувшегося с прогулки Бисквита, попросил водички и не трогать его до апреля.

После полудня последняя просьба была упразднена, а Бисквита любовно потрепали за ухо, потребовав у Геры «тот порноблог». Как оказалось, «пьяный Макс» отнюдь не значило «Макс, который ничего не вспомнит». О нет. Макс помнил всё.

— Ты будешь гореть в отдельном аду для извращенцев, — сообщил Гера, открывая разом дюжину ссылок. Зоофилия оказалась не таким уж запретным искусством, как считали многие.

После обеда они с Максом дочитали трактат о приучении кобелей к межвидовой любви, сожрали гавайскую пиццу и занялись сексом на глазах у Бисквита. Пёс заскучал еще во время прелюдии, длившейся пятьдесят пять секунд, и ушел на кухню — слушать бормотание холодильника пополам с воплями из соседней комнаты.

* * *

Макс лежал на кровати, раскидав руки и ноги по сбитым простыням. Гера, который две минуты назад стонал и насаживался на его член с остервенением шлюхи, теперь изображал полицию нравов и пытался убрать чужую ногу со «своего» края постели.

— Твоя невеста не подумает, что ты сбежал?

— Я ей позвонил, сказал, что люблю её до охуения, но хочу такой мальчишник, чтобы гудела земля.

—... это когда ты заперся от меня в ванной с мобильником и орал «Я только на минуточку, а потом опять выключу»?

Макс с достоинством кивнул.

— Все, чтобы любимая не волновалась, — поддакнул Гера, почесав ногтями светлую щетину. — Теперь она подумает, что ты уехал на неделю, чтобы перетрахать всех шлюх Таиланда. Но это же мелочи!

— Не подумает, — сказал Макс, неловко отводя взгляд.

Ему не было стыдно.

Ему должно было быть, но почему-то не было. Он чуть не оборвал перегородку между кабинками клуба, он кончал себе в штаны из-за анальной пробки, запиханной в задницу, он трахался во всех позах с чуваком, которого знал всего двое суток, а его первый подкат к Бисквиту не увенчался успехом, но Максу на все это было плевать.

Он смотрел, как Гера смеется, лапал его за колени и тянул к себе, опрокидывая на кровать и кусая его горчащие от сигарет губы.

Максу было охуенно.

Лучше, чем когда-либо могло быть.

— Поехали в Финляндию? — спросил он, стискивая в ладонях крепкую чужую задницу.

— В Финляндию?

— Там разрешены однополые браки.

— Ты делаешь мне предложение? — удивился Гера.

— Нет, я уже сделал предложение, и мне ответили «да», — с достоинством пояснил Макс. — А тебя я зову на свидание.

— В Финляндию.

— Да. Ты любишь зимнюю рыбалку?

— Сейчас весна.

— У скандинавов зимняя рыбалка — совсем не то, чем кажется.

— Не рыбалка? — Гера засмеялся, падая на спину и обхватывая чужое тело коленями.

— Не зимняя, — сообщил Макс, целуя его жадными истрескавшимися губами. — Что там у нас по графику?

* * *

Лифт не работал, и Макс тащился по лестнице, задевая стены пакетами. Пакеты отзывались предупреждающим звоном бутылок и хрустом упаковок с чипсами. Гера шел следом и через каждый десять метров приклеивал на стену листок с объявлением: «Сбежал питон! Нашедшим просьба: не топтать ногами, а поймать и принести в квартиру №72 за солидное вознаграждение. Спасибо!»

Когда объявления кончились, Гера убрал скотч в карман куртки, достал оттуда листок и вычеркнул пункт номер тридцать один.

— Расклеить по всему подъезду идиотские объявления...

— Сделано, — откликнулся Макс, не приложивший к объявлениям ни минуты своего труда.

— Отдать бездомному свой завтрак...

— Сделано!

— Проколоть ухо...

— Сделано! — Макс поморщился. — И оно, между прочим, до сих пор болит.

— Не ной, — хмыкнул Гера, складывая листок и убирая его обратно в карман. — Тыжмужик. Тыжмужикам ныть не положено.

На лестничной площадке их поджидала фриковатая красотка с голубой помадой, красно-зелеными волосами и фотоаппаратом в огромном чехле. Девушка восседала на перилах и качала ногой. Когда Гера поднялся по лестнице, она лопнула пузырь из жвачки и повисла у него на шее.

— Братан, сто лет мне не звонил.

— Времени не было, — покаялся Гера, пытаясь отыскать в карманах ключи. К его груди прижимался отвлекающий фактор в виде идеально симметричных буферов. Макс из-за его спины восхищенно присвистнул.

— Маша, это Макс, — сообщил Гера, выскользнув из чужих объятий и принявшись открывать дверь. — Макс, это Маша, наша приглашенная звезда на сегодняшний вечер.

— Ты мне льстишь, — Маша расхохоталась, и даже смех у нее был сексуальный, хрипловато-прокуренный. Если бы не голубая помада, которая делала её чем-то средним между инопланетянкой и утопленницей, Макс мог бы поклясться, что в жизни не видел девахи красивей.

— На повестке дня пункт номер пятнадцать — групповуха, — объявил Гера, бросая куртку в кресло и отпихивая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх